АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Лариса Насанович: Что показали выборы в Солигорске 5

Молчание - глас народа. Кто еще будет говорить, что электорат не созрел?

Даже официальные данные голосования свидетельствуют: в столице шахтеров практически каждый второй избиратель не связывает никаких надежд с белорусским парламентом и не имеет доверия к двум выдвигавшимся кандидатам. Один из которых – Евгений Оболенский – признан выигравшим выборы и будет коротать время в стенах Палаты представителей уже второй срок.

Солигорский райисполком совместно с окружной комиссией отрапортовали: явка на избирательные участки для голосования Солигорского городского избирательного округа № 68 составила в среднем 62,84 процента. У наблюдателей кампании «За справедливые выборы», которые осуществляли наблюдение более чем на половине участков округа эта цифра вызывает, мягко говоря, сомнение. По  их данным выборы на некоторых участках вообще не состоялись. А жители города в частных разговорах до сих пор вспоминают, как им не хотелось, но пришлось идти голосовать. 

Куда исчезли полторы тысячи  избирателей?

В отрезок времени с 19 часов 22 сентября до 7 утра 23 сентября в Солигорске, вероятно, произошла какая-то небывалая трагедия, связанная с исчезновением многих сотен взрослых людей. Для подавляющего большинства жителей эта беда осталась скрытой, но председателям участковых комиссий о пропаже людей, очевидно, успели сообщить, и они добросовестно вычеркнули их из списка избирателей. В сумме число избирателей в общих списках на участках с независимыми наблюдателями округа№68 уменьшилось на 1186 человек. А, к примеру, на участке № 77, на котором голосовали тоже городские жители, хотя сам участок  входил  уже в Солигорский сельский избирательный округ, наблюдатель Владимир Шило зафиксировал уменьшение общего списка избирателей на целых 400 человек. Местная власть, однако, по поводу пропавшей неизвестно куда уймы народа, тревоги так и не выказала.

Число проголосовавших по данным наблюдателей было куда скромнее официального

В дни досрочного голосования данные наблюдателей и участковых комиссий по количеству проголосовавших либо совпадали, либо отличались незначительно. Но разница между количеством проголосовавших, согласно итоговому протоколу в  основной день голосования,  и количеством, проголосовавших в этот день по подсчету наблюдателей   впечатляет. Наблюдатель на участке голосования №15 Виктор Молочко сообщил, что возмущенный этим расхождением в цифрах, подал жалобы в окружную комиссию и местную прокуратуру. Ведь согласно данным наблюдения,  избирателей на участок пришло меньше 50 процентов, выборы не состоялись, меж тем как у комиссии  в этом плане все в ажуре. Виктор говорит,  что участок без наблюдения ни минуты не оставался, скрупулезно отмечали каждого избирателя, опустившего бюллетень в урну, а в итоге вышло, что по данным комиссии проголосовало в воскресенье почти на четыре сотни человек больше, чем сосчитали наблюдатели.  Окружная комиссия Молочко прислала ответ оперативно. Из него явствует, что именно комиссия считала точно. Кто бы сомневался, что аналогичный ответ пришлет и прокуратура. Число проголосовавших в воскресенье по подсчетам наблюдателей  и число, опустивших бюллетени в урну в этот день, зафиксированное в итоговом протоколе,   отличаются друг от друга на разных участках в большей или меньшей степени. В лучшем случае получилось, что по данным наблюдателей  проголосовало на сотню человек меньше, чем по данным протокола – участок №23, в худшем -  разница почти в 900 человек – участок №16.

«Я против всех»

На участках, охваченных независимым наблюдением, количество проголосовавших «против всех»,как правило, превышало две сотни человек.. На одном из участков более 300 человек проголосовало «против всех» Еще на одном – № 18 – более 500 человек выразило таким образом недоверие кандидатам. Фактически, на всех участках  число солигорчан, отвергших обоих претендентов на депутатский мандат, либо превышало 10 процентов от общего количества избирателей участка , либо близко подходило к 10 процентам. Отнимем эти 10 процентов от заявленных окружной комиссией как принявших участие в голосовании, и получится, что при всем старании власти, исходя даже из  официальных данных,  только чуть больше половины солигорчан доверяет хоть в какой-то степени  как белорусскому парламенту так  и означенным соискателям  депутатских привилегий. Кстати, оба кандидата были провластные. Но официальные цифры, судя по всему, приукрашены. В реале люди доверяют еще меньше. 

Как шли, не желая

 Немало избирателей пришло на участки для голосования по одной простой причине – так приказало начальство на работе. И хотя официально люди на этот счет никуда не жаловались, но в частных разговорах прорывалось. Да и во время голосования подобное обстоятельство порой обращало на себя внимание.

Наблюдатель Владимир Шило рассказывает:
- Пришла голосовать женщина, паспорта у нее нет, сдала на обмен. Члены комиссии, покосившись на меня, бюллетеня ей не выдали. Она в слезы: начальник сказал, что уволит с работы, если не проголосует.
Шило предложил ей помочь, если скажет, где работает. Та на мгновение задумалась, а потом: нет, мол, еще хуже будет, если пожалуется.

Еще на одном участке - № 24 словоохотливая избирательница в присутствии наблюдателя выпалила:
- Прибежала голосовать, потому что, начальник сказал, что, если не проголосую, накажет.

Сама я утром 23 сентября на участке № 19 стала свидетельницей того, как избиратель попытался вынести бюллетень. Его, конечно, остановили, и он, в конце концов, проголосовал. Я догнала его на выходе из школы, где располагался участок. Мужчина успел сказать, что крайне не хотел идти голосовать потому, что не верит ни «палатке», ни выдвинутым кандидатам. Но на работе так прижали, что не смог противиться. Где работает, сказать не успел, со словами: « нельзя опрашивать»,- на нас налетел председатель комиссии. Мужчина повернулся и ушел, но взгляд, который он перед уходом бросил на председателя комиссии, был полон ненависти.

На следующее утро после выборов позвонила знакомая, рассказала, что ее сестру 23 сентября заставили даже больную с температурой под 40 градусов подняться с постели и пойти на участок. Сестра знакомой всю жизнь проработала на трикотажной фабрике, живет в малосемейке, где и детей вырастила. Государственной квартиры  так и не дождалась, построить собственное жилье денег не хватило.

- Я ее так ругала, что пошла больная голосовать, но она привыкла подчиняться, - только и вздохнула моя знакомая.

Как не шли

Женщина предпенсионного возраста  рассказывает, что впервые в жизни не пошла голосовать. Глаза у нее при этом светятся. Для нее это поступок, хотя давно не питает иллюзий насчет нынешней власти.
- Ты знаешь, а на душе- то легче стало, - замечает она.

Сосед по дому:
- Ко мне начальник и в среду, и в четверг приставал, чтобы я проголосовал, я ни в какую. Он говорит: бери тогда отгул на пятницу и съезжай из города до понедельника. Я и уехал к родителям в соседнюю область.
Индивидуальная предпринимательница рассказывает про своего сына,  работника «Беларуськалия»:

- Так ведь и не пошел голосовать. Говорила ему, что нарвешься на неприятности на работе, все таки там зарплата неплохая. А он мне: «Мама, мама, не хочу я быдлом быть.  Если что, в Питер сразу уеду».-  Все в Питер рвется, там у него одноклассник неплохо устроился. А в Беларуси мой сын не хочет оставаться.

Молодая работница « Беларуськалия» сама попросилась в наблюдение. Голосовать не пошла. У нее маленький ребенок и отсутствие мужа. Но на жизнь смотрит смело. Говорит, что тупая покорность ( подразумевает под этим и голосование по разнарядке начальства) это удел слабых и трусливых, а такой быть не желает. Впрочем, и она тоже хочет уехать из Беларуси. Тоже в Россию, к родственникам.  Если  в нашей стране, как добавляет, с мертвой точки в ближайшее время ничего не сдвинется.

Вечером 23 сентября после того как все связанное с выборами было уже для нас завершено, я с двумя наблюдательницами вышла из здания школы, где проходило голосование. Буквально через несколько шагов, поравнявшись с компанией молодежи, стоявшей у бордюрчика, мы услышали насмешливый девичий голос:

- Эй, члены комиссии, выборы состоялись?

Узнав, что мы независимые наблюдатели, компания явно подобрела. Три парня и две девочки, уже совершеннолетние, голосовать, конечно, не ходили. И по их словам, уговаривали родителей этого не делать. Но только мама и папа некоего Артурчика оказались в этом плане на высоте. А их родители все чего-то боятся.  Правда, как выразилась потом белокурая тоненькая девочка, ее мама и папа, может, уже и не слишком боятся, но они ждут, что люди начнут объединяться.

Потом наши юные собеседники  заявили, что не хотят жить в такой стране, неужели нельзя  что-то изменить?  И что они готовы во всем помогать.

Молчание - глас народа. Кто еще будет говорить, что электорат не созрел?  

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».