Андрей Суздальцев: "Со Свислочи выдачи нет…" 10

Белорусские посольства начинают закидывать камнями.

Инцидент, произошедший 28 августа 2012 г. в Бишкеке, где в дипломатическом представительстве РБ разбили окна, можно считать знаковым. Возможно, что конфликт двух небольших стран, находящихся в глубине континента и на расстоянии более 3 тыс. километров друга от друга, выглядит несколько экзотично, но, если вспомнить о только что состоявшемся разрыве дипломатических отношений между Арменией и Венгрией, то аналогии напрашиваются самые удивительные…

Дело, конечно, в элементарной справедливости. В одном случае отправили на родину убийцу, где его встретили, как национального героя, чем крайне обидели земляков жертв садиста. В другом случае не отдали в руки правосудия бывших министров, замешанных в десятках убийств и организации масштабного наркотрафика. Естественно, зло, сколько бы оно не пряталось по разного рода укромным уголкам, рассчитывая, что Родина не найдет, должно быть наказано.

Родина все равно всегда найдет

В основании дипломатического кризиса между Минском и Бишкеком мы можем наблюдать тот же феномен, который отчетливо проявился после прихода к власти в СССР Н. Хрущева. Никита Сергеевич демонстративно, хотя и во многом декларативно, отвергал прежнюю сталинскую администрацию и сталинские методы управления страной, что должно было укрепить его легитимность и настроить население, рассчитывающее на улучшение жизни, в его пользу. Стоит напомнить, что важнейшим мероприятием Н. Хрущева, который, как истинный коммунист, конечно и подумать не мог о реальной либерализации режима, было освобождение сотен тысяч репрессированных и практически полное истребление кадров сталинского НКВД – МГБ. За сотрудниками бериевской охранки несколько лет шла настоящая охота.

Не стоит питать особых иллюзий в отношении демократичности современных киргизских властей, хотя, безусловно, современная Киргизия является одним из самых демократических стран не только Центральной Азии, где она является бесспорным лидером, но и на постсоветском пространстве. Нынешний президент республики Алмазбек Атамбаев пришел к власти в результате непростых, но все-таки выборов, где ему противостояли реальные противники. Однако в повседневной политической жизни республики еще не изжито наследство двух жестоких авторитарных режимов Акаева и Бакиева. В любом случае, суд над приспешниками свергнутого в апреле 2010 года режима Курманбека Бакиева, как впрочем, и над ним самим, является важнейшей и неотъемлемой частью процесса легитимизации конституционных и политических изменений в республики, произошедшие за последние два года.

Стоит отметить, что и в случае смены режима власти в Республике Беларусь было бы наивно ожидать расцвета демократии. Новый режим будет тоже авторитарный, хотя, безусловно, слабее и менее жизнеспособный, чем нынешний. Для своей легитимизации новая белорусская администрация «отроет» представителей режима А. Лукашенко даже в Антарктиде. У новых властей просто не будет выбора, иначе население увяжет новый режим с грехами старого. Руководству страны придется отмежевываться, демонстрируя неотвратимость наказания и организуя судебные процессы… Для авторитаризма, данная особенность является объективной закономерностью.

Так что киргизские власти не успокоятся, пока не приволокут в Бишкек не только самого Курманбека Бакиева, но и весь его клан и клиентелу. Живыми или мертвыми. По этой причине дипломатический конфликт между Минском и Бишкеком обречен на постоянство и периодически будет входить в стадию тяжелого кризиса, который, естественно, будет сказываться на ситуации в ОДКБ и, как следствие, на российско-белорусских отношениях. Улаживать конфликт все равно придется Москве, что ей, безусловно, совершенно ни к чему. Стоит напомнить, что свержение К. Бакиева в апреле 2010 г. не обошлось без российского влияния…

Основная проблема в том, что у белорусско-киргизского кризиса нет решения, устраивающего обе стороны. Как уже отмечалось выше, официальный Бишкек, чтобы не давать бесценные аргументы собственной весьма влиятельной политической оппозиции, не может отказаться от задачи привлечь представителей прежней администрации к суду. Кто бы не стоял у власти в этой горной республике, одним из приоритетов для него всегда будут поиски и наказание государственных преступников. Стоит напомнить, что клану Бакиева, помимо «крышевания» наркотрафика, инкриминируют политические убийства и уличные расстрелы.

Со своей стороны Минск также завяз в данной истории, причем исключительно по собственному желанию. Слишком много было сказано о традиционном белорусском гостеприимстве, мужской дружбе и поддержке, чтобы потом взять эти слова обратно. Кроме того, белорусские независимые СМИ утверждают, что Курманбек Бакиев получил белорусское гражданство.

«Малина»

Судя по всему, у отдельной категории иностранцев вообще нет проблем с белорусскими паспортами. Арест в Казахстане экс-директора Госматрезерва Киргизии Пайзулабека Рахманова, у которого оказался белорусский паспорт на другую фамилию, продемонстрировал, что белорусские власти превратили республику в какую-то криминальную «малину» - место, где преступники «отлеживаются» (покупают недвижимость за миллионы долларов), «отъедаются» (заводят бизнес) и даже меняют имена и фамилии (получают новые белорусские документы). Само собой, что деньги, ввезенные в страну, «отстирываются». Автор этих строк не удивится, если часть клана Бакиева в результате пластических операций превратится в типичных славян.

Инцидент с белорусским паспортом П. Рахманова актуализирует слухи о периодическом появлении в странах Евросоюза лиц из списка невъездных в ЕС. В личном формате утверждается, что люди, хорошо знающие эти персоны по Минску, периодически сталкиваются с «отверженными» то у стоек регистрации аэропортов, то в крупных торговых центрах в столицах западноевропейских государств, то на европейских курортах. Естественно, никто у данных персон паспорт не требует и полицию не зовет. А стоило бы…

Стоит напомнить и беспрепятственные появления до определенного времени (2010 г.) в Минске российского олигарха Б. Березовского. Несмотря на союзные соглашения и более чем теплые отношения между белорусскими и российскими спецслужбами, ничего не мешало Борису Абрамовичу чувствовать себя в белорусской столице, как дома и использовать Минск в качестве «полевой ставки на Восточном фронте».

Минск фигурировал в качестве транзитного пункта для выезда за рубеж некоторых авторитетных российских бизнесменов, обвиненных в РФ в коррупционных сделках и для которых российские границы были закрыты. Интересно, что при этом и сам белорусский президент и белорусские СМИ любят порассуждать о российской коррупции…

Список подобного рода «темных историй» можно продолжить, но суть проблемы в том, что постепенно за годы президентства А. Лукашенко около России сформировалась настоящая криминальная «черная зона» или, как в голливудских триллерах, собственная «Мексика», куда, в случае необходимости можно быстро перекочевать едва ли не всем кланом, заодно поменяв имена и паспорта. Были бы деньги…

В этом плане совершенный белорусскими правоохранительными органами на прошлой неделе налет на одно из старейших в Минске казино(а всего в белорусской столице их более двух десятков, «постсоветский Лас-Вегас»), и инкриминирование его руководству организацию проституции выглядит, по меньшей мере, лицемерно. Ни для кого не является секретом, что игорный бизнес и проституция в Беларуси являются одной из сфер деятельности «семьи».

Так что клан Бакиева должен чувствовать себя в Минске как дома. Но помимо денег, есть и политические причины сохранения экс-президента Бакиева в белорусской столице.

Политика

Предоставление в Беларуси убежища свергнутому киргизскому диктатору имеет для А. Лукашенко принципиальное значение. Прежде всего, нахождение в Минске К. Бакиева и его свиты обеспечивает Лукашенко определенные гарантии в случае политического форс-мажора в самой Беларуси. Демонстрируя некую солидарность со свергнутыми диктаторами, А. Лукашенко делается «своим» в их тесном кругу и может рассчитывать на то, что если ему когда-то вдруг придется спешно грузиться в один из своих «Боингов», пилоты будут заранее знать аэропорт, где их борт примут.

Стоит напомнить, что К. Бакиев появился в республике не сразу. Он отправился в путешествие на берега Свислочи из Казахстана, чье руководство, тесно политически и экономически связанное с Киргизией, посчитало за лучшее избавиться от столь одиозной личности.

Появлению экс-президента в Минске предшествовал микро-кризис в отношениях между российским и белорусским руководством. Дело в том, что в основе существования белорусского авторитарного режима лежит уверенность его лидера в том, что Москва при любых обстоятельствах обязана поддержать А. Лукашенко. Тоже относится и к иным авторитарным режимам на постсоветском пространстве, за исключением тех, кто пользуется расположением и поддержкой со стороны Запада. Причем, тот же А. Лукашенко до сих пор твердо верит, что степень поддержки со стороны Москвы не зависит ни от объема его невыполненных обязательств, ни от попыток натравить на Москву Запад, выставляя себя при случае в качестве в жертвы российского империализма и т.д.

Однако в 2010 г. Москва от поддержки одно из авторитарных лидеров постсоветского пространства демонстративно отказалась. К. Бакиев не получил из России какой-либо помощи в период политического кризиса в Бишкеке, что глубоко встревожила А. Лукашенко. Весь год председательства Беларуси в ОДКБ (2011) Минск потратил на «исправление» данной организации, которая из «пограничника», по мнению официального Минска, должна превратиться в «жандарма».

Сейчас, по прошествии более двух лет, можно считать, что нахождение в Беларуси К. Бакиева и его приближенных является одним из индикаторов стабильности и дееспособности режима А. Лукашенко, включая его способность игнорировать мнение Москвы, для которой, как уже отмечалось выше, белорусско-киргизский кризис является негативным фактором, осложняющим отношения между Москвой и Бишкеком на фоне проамериканского дрейфа Ташкента (в 2012 году Узбекистан приостановил свое членство в ОДКБ). В глазах киргизского руководства Москва оказывается бессильной навести порядок на своем собственном «заднем дворе», что для центральноазиатских элит выглядит по меньшей мере странно. Вопрос об экстрадиции клана Бакиева объективно будет дрейфовать в русло уже российско-киргизских отношений. 20 сентября Бишкек должен посетить В. Путин и в повестке переговоров с руководством республики тема белорусско-киргизского кризиса, по идее, должна оказаться одной из первых.

В свою очередь, белорусское руководство не только прекрасно видит тенденцию выхода кризиса за рамки отношений Минска и Бишкека, но и явно подталкивает ее, пытаясь, по древней народной белорусской традиции «перевести стрелки» на Москву. В частности, 1 сентября А. Лукашенко вдруг выступил в гамлетовском формате от лица всего Таможенного союза – Единого экономического пространства, фактически увязав поведение официального Бишкека с перспективами присоединения Киргизии к ТС-ЕЭП: «Но будешь ты (Киргизия) членом этого будущего Евразийского экономического союза или нет — это большой вопрос» (http://naviny.by/rubrics/politic/2012/09/05/ic_news_112_400880/). Стоит отметить, что А. Лукашенко никогда не страдал излишней скромностью и, дай ему волю, он может выступать от лица не только России, а в данном случае и Казахстана, но и всего мира. Но любопытно то, что сам Минск, гордо вступая от лица всего интеграционного объединения, пока ничего в интеграционный «колхоз» не принес, кроме подписанного и ратифицированного «заявления», но уже прославился активной перекачкой с «колхозной» фермы углеводородного «молочка».

От Бишкека в вопросе о судьбе клане К. Бакиева требуется, по мнению Минска, одно – «заткнуться». Чтобы киргизам было уже все совершенно ясно, белорусские власти использовали ими же не раз раскритикованный прием – интервью анонимных источников. 5 сентября данный «аноним» объявил, что «Чем меньше здравого смысла будет проявлять киргизская сторона в этой ситуации, тем сложнее ей будет доказать, что она сможет быть конструктивным партнером в качестве полноправного члена Таможенного союза. Киргизская сторона имеет ясные представления о позиции по вопросу Бакиевых» (www.regnum.ru/news/polit/1568185.html). Как говорится, спасибо, что Минск еще не решил за спиной Москвы судьбу российских военных баз в Киргизии, включая авиабазу в Канте.

Тенденция, в любом случае, является настораживающей, но вполне вписывающейся в попытки белорусской стороны не только использовать членство республики в проекте ТС-ЕЭП в исключительно одностороннем формате, но и, не особо считаясь с мнением и интересами партнеров, попытаться поставить данное интеграционное объединение на службу далеко идущим планам белорусского руководства.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».