Андрей Суздальцев: Не поможет… 32

Предыдущая неделя в Беларуси началась и закончилась на внешнеполитической ноте.

В понедельник сменился министр иностранных дел, а заодно осталась без своего главы Администрация президента РБ. В пятницу на волне скандала, связанного с идентификацией на улицах белорусской столицы находящихся в международном розыске ближайших родственников и соратников экс-президента Киргизии К. Бакиева, Минск должен покинуть посол этой горной центральноазиатской республики.

Любопытно то, что и первый и второй факт вызвал у пресс-службы белорусского МИДа по меньшей мере недоумение. Обратило на себя внимание и то, что белорусские дипломаты, судя по всему, не были готовы к замене своего руководителя. Во всяком случае, внятного комментария МИД РБ не представил.

Тем не менее, в среде экспертов, занимающихся белорусской проблематикой, отставка министра С. Мартынова не стала сенсацией. Она был ожидаема, так как вписывалась в объективные процессы постепенного, но неуклонного ухода белорусской внешней политики из публичной сферы в политическое закулисье, не оставляющей каких-либо перспектив дипломатам старой школы.

Отзыв из Минска посла Киргизии – страны, которая наряду с Беларусью является членов ОДКБ, т.е. пусть и формально, но считается союзником РБ, можно считать очередным проявлением крайне нежелательной, но одновременно практически традиционной для официального Минска тенденции - международной глобальной изоляции. Напомним, что всего пару недель назад закрылось белорусское посольство в Стокгольме и шведское диппредставительство в белорусской столице. Беларусь неуклонно изолируется во всем векторам, что является интересным итогом неоднократно декларируемой за последние два десятилетия многовекторной внешней политики.

Очевидно, что Беларусь за последние годы потеряла целые направления и сферы деятельности на международной арене, где республика сейчас в лучшем случае только обозначает свое присутствие редкими дипломатическими представительствами, а в худшем ищет, кому передать полномочия. Деградация коснулась, прежде всего, контактов со странами Евросоюза, США, Канадой. Одновременно, осложнились отношения и со странами СНГ. В частности, не назовешь идеальными контакты Минска с Ташкентом, не говоря уже о Бишкеке. «Зависли» отношения с Дели, Карачи и даже с Тегераном.

Оказалось, что эти, ранее широко разрекламированные и поддержанные личными визитами президента А. Лукашенко внешнеполитические векторы наполнить нечем, кроме заявлений о дружбе и «стратегическом партнерстве». Между прочим, Минск очень вольно использует данный статус (стратегическое партнерство), награждая им буквально любого главу государства, чей самолет по тем или иным причинам окажется на взлетной дорожке минского аэропорта.

Набор внешнеполитической риторики в диапазоне от Эквадора до Вьетнама у официального Минска остается неизменен: «Беларусь - Ваш плацдарм (база, союзник и т.д.) в Европе», «именно Беларусь в свое время составляла технологическую основу СССР», «прилетели по поручению Кремля (им, понятно, не очень комфортно самим, заняты, в России огромные проблемы и т.д.), передаем привет от Путина/Медведева, может помочь в установлении контактов, предлагайте нам, мы передадим дальше», «купите лучшие на планете трактора/МАЗы, творог и сметану», «можем Вам построить агрогородки и фермы, трубопроводы и нефтепромыслы, карьеры и заводы, многоразовые космические корабли и спутники, а также космодромы, АЭС любой мощности и вообще все, что угодно, только дайте денег вперед». Объем внешнеполитических амбиции Беларуси не соответствует экономическому потенциалу республики и её авторитету на международной арене, где он скорее негативный, чем позитивный. В этих условиях приходится «брать в аренду» внешнеполитический потенциал России, как союзника по интеграционным группировкам по принципу: «Мы с Россией…», что, однако, не мешает, когда это выгодно, уже в рамках закулисной дипломатии активно пропагандировать тезис о том, что западное политическое давление на А. Лукашенко путем санкций может привести к поглощению белорусского государства Россией. В принципе, на тот же тезис в Европе отстаивает и часть белорусской оппозиции…

В итоге белорусская внешняя политика напоминает слоеный пирог. Внешний слой (публичная открытая дипломатия) представляет из себя любопытный симбиоз союзнической пророссийской и, одновременно, крайне конфликтной антизападной риторикой, что зачастую провоцирует Запад в отношении России. Фактически, такого рода внешняя политика Минска способствует расколу на европейском континенте, росту недоверия между Западом и Востоком, что, однако, вполне вписывается в лимитрофный статус современной Беларуси.

Внутренний слой белорусской внешней политики носит характер бесконечных закулисных и противоречивых по содержанию консультаций и уговоров, угроз, начиная от «необратимого» размещения в РБ российского ядерного оружия и тех же комплексов «Искандер», а также страстных просьб спасти Беларусь от «русского медведя». Приход на президентский пост в 2012 году Владимира Путина позволил белорусской стороне активно использовать неприятие Путина в европейских и североамериканских политических кругах для установления более глубоких коммуникаций с Евросоюзом. Республику стали представлять в роли жертвы российского империализма, заложницу Кремля и т.д.

По причине двойственности , а скорее лимитрофности белорусской внешней политики, так и не сложилась единая внешняя политика в рамках Союзного государства. Уже ставший хрестоматийным пример с позицией Беларуси по отношению к новым закавказским государствам – одна часть Союзного государства признает суверенитет и независимость Абхазии и Южной Осетии, а другая активно развивает отношения с Грузией, включая контакты между силовыми ведомствами и спецслужбами (!), обеспечивает гражданам Грузии безвизовый доступ на российскую территорию – демонстрирует то, что Минск в принципе не может выдерживать союзные и союзнические отношения.

Причина двойственности белорусской внешней политики заключается не только в лимитрофности белорусского государства, но и заложена в политической природе правящего в республике авторитарного режима. В условиях полной монополии на власть одного человека, реальным творцом внешней политики республики является ее президент. В данном случае – А. Лукашенко. Именно он формирует основные внешнеполитические цели и задачи, пытается выделить необходимые ресурсы для их выполнения, формирует внешнеполитическую идеологию белорусского государства в соответствии со своими весьма своеобразными и иногда примитивными взглядами и фобиями.

Понятно, что этих условиях международная наука в республике, впрочем, как и политология, носят сервильный характер. Лимитрофной и отражающей личностные взгляды А. Лукашенко внешней политике пытаются придать наукообразный характер. В частности, доказывают, что авторитарный режим в РБ является вершиной демократии и вполне может быть применим в России, утверждают, что внешняя политики Беларуси исключительно успешна, заверяют, что внешнеполитические зигзаги А. Лукашенко на мировой арене вписываются в российскую внешнюю политику и даже востребованы Москвой и т.д. В целом,

Итак, реальным министром иностранных дел Республики Беларусь является А. Лукашенко. В этих условиях официальный пост министра иностранных дел на самом деле носить секретарский характер. Как уже отмечалось выше, в условиях внешнеполитической изоляции на первый план выходит закулисная дипломатия, призванная решать возникающие перед республикой на международной арене проблемы нетрадиционными методами – угрозами, уговорами, шантажом, подкупом. В качестве примера стоит напомнить, сколь существенную помощь РБ в Евросоюзе в начале текущего года оказала Словения, чей бизнес был буквально приманен особыми условиями в Республике Беларусь.

Совместный бизнес, причем не всегда легальный (растворители и разбавители и т.д.), ограничивает свободу маневра в отношении Минска со стороны Литвы и Латвии. Примеры можно продолжить…

Но помимо примеров, невозможно скрыть то, что постепенно Европу окутала сеть коррупционных связей и контактов, щедро оплаченных нефтедолларами из сверхприбылей возрожденного белорусского оффшора. Эти деньги обеспечивают определенную сдержанность к Минску со стороны некоторых депутатов ПАСЕ и Европарламента, на эти деньги функционируют псевдооппозиционные сетевые структуры, всеми силами проталкивающие идеи диалога между ЕС и официальным Минском. Именно в этих финансовых джунглях угнездились некоторые западные фонды, которые в трогательном содружестве с руководством АП РБ создавали легитимность выборов президента РБ в 2010 г., а сейчас обеспечивают участие псевдооппозиции в парламентских выборах 2012 г.

Понятно, что всю эту сложная и во многом противоречивая постоянно меняющаяся система закулисной внешней политики, в которой задействованы политические и общественные деятели, активисты, фонды, НГО и бизнес-структуры в рамках МИДа регулироваться не может в принципе. Не стоит забывать, что зачастую акторы данной сети находятся в жестком противостоянии друг с другом. Их необходимо «разводить». «Разводилами» как раз и были Глава АП РБ В. Макей в компании с рядом высших чиновников и главных редакторов ведущих белорусских СМИ.

Однако, нельзя сказать, что публичная и закулисная дипломатия удовлетворяли А. Лукашенко в полном объеме. На обоих направлениях непрерывно происходили сбои и провалы. В частности, уже сейчас ясно, что В. Макею не простили отсутствие А. Лукашенко на Олимпиаде в Лондоне. По ряду причин Глава АП РБ не выполнил поручение по обеспечению легитимного участия белорусского президента в официальных церемониях в столице Британии. И не только это… Есть серьезные претензии и к С. Мартынову. Но все это не темы для разборок, так как в реальности внешнеполитические задачи и ресурсы на их выполнение ставит и выделяет белорусский президент. Ему и отвечать, правда, исключительно перед самим собой, а не перед белорусским народом.

В условиях авторитаризма белорусский народ тщательно огражден от правдивой информации о современном международном статусе его государства. Его кормят пропагандистскими мифами, в рамках которых Республика Беларусь предстает в формате важнейшего европейского политического центра, а Лукашенко выступает в роли опытнейшего и крайне востребованного на международной арене политического лидера, с авторитетом которого не может сравниться авторитет ни одного из президентов стран постсоветского пространства. Однако при этом ковровые дорожки, которые раскатывают для встречи почетных гостей, нещадно ест моль, а почетный караул бессмысленно топчет плац – никто не едет с визитом в Минск, нет ни рабочих, ни тем более государственных визитов… Пустыня.

С внешнеполитической пустыней и население и политический класс Беларуси уже свыклись. Зато появление А. Лукашенко в каком-нибудь Эквадоре вызывает у белорусов искренний интерес к внешней политике своего руководителя в формате «Клуба кинопутешествий».

Беда в том, что население свыклось и с крайне негативным образом, который сложился вокруг А. Лукашенко, а следом и вокруг РБ на международной арене. Белорусского президента считают крайне недоговороспособным, склочным, нетерпеливым, несдержанным и склонного к обману партнеров. Печально то, что в среде белорусского политического класса та же склонность белорусского руководства к обману часто подается в разряде его достоинств: «Что бы не говорили, а молодец, Александр Григорьевич, обвел Москву вокруг пальца…». Так восхищаются жуликом, обворовавшим соседа, не замечая, что собственные карманы уже давно пусты…

Итак, современная белорусская внешняя политика деградировала: нет значимых внешнеполитических инициатив, нет внешнеполитического «голоса», нет мобилизующей внешнеполитической цели. Есть только одна задача – на внешней арене во что бы то ни стало создать благоприятные условия для выживание режима. Любыми средствами, включая скандалы и кризисы…

Постепенное переформатирование официальной публичной дипломатии в конспирологические схемы является признаком одной из последних стадий разложения авторитарного или тоталитарного режима. Автору этих строк в свое время пришлось столкнуться с небольшой частью документов ушедшего в историю Политбюро ЦК КПСС, читать воспоминания его членов. Естественно, меня интересовали внешнеполитические аспекты деятельности этого в свое время высшего органа партии и страны. Поразило то, что А. А. Громыко в середине 80-х годов, выступая на заседании Политбюро, говорил примерно в том же русле, как сейчас говорят о внешнеполитических проблемах Беларуси в АП РБ и иных высших органах республики: «у нас есть контакты с такими-то американскими сенаторами, надо их использовать в нашу пользу», «надо попытаться придать визиту Эдварда Кеннеди (1986 г.) необходимый для нас акцент», «необходимо использовать все внешнеполитические связи и контакты…». К тому моменту СССР уже проиграл «холодную войну», советский тоталитаризм распадался на глазах и внешняя политика Советского Союза, теряя свои позиции на мировой арене, была вынуждена уходить в закулисье, прятаться за связи, личные контакты и деньги, тайно передаваемые из рук в руки… Не помогло.

Не поможет и сейчас. Появление в МИДе В. Макея свидетельствует как о существовании нескольких важных и объективных факторах в жизни страны и высшего руководства республики, так и является индикатором определенных негативных процессов:

- внешняя политика Беларуси находится в тяжелом и безысходном кризисе, который может быть ликвидирован только в результате глубоких институциональных трансформаций;

- Поле белорусской публичной дипломатии съежилось как шагреневая кожа. Но, тем не менее, у МИДа и закулисной дипломатии различные сферы деятельности. Совместить их невозможно. С тем же успехом на командование ВВС можно назначить адмирала-подводника. Перевод на должность министра иностранных дел специалиста по закулисным схемам не имеет смысла. Проще тогда закрыть МИД – двери и окна досками забить, а дипломатов превратить в генералов Вольфов. Правда, это Рейх не спасло… Да и вряд ли В. Макей найдет своего Аллена Даллеса…

- В. Макей не сможет вдохнуть жизнь в белорусскую внешнюю политику не только потому, что у него есть свои объективные ограничения его возможностей, но и потому, что нельзя путать причину со следствием, болезнь с диагнозом. Здоровое и динамично развивающееся государство с молодым и одновременно компетентным руководством подразумевает здоровую и продуманную внешнюю политику, рост международного авторитета, новые возможности для внешнеэкономической деятельности. Больное государство с некомпетентным и склонным к эмоциональным и «простым» решениям руководством никогда не будет иметь активную и адекватную международным реалиям внешнюю политику.

- Снятие В. Макея с поста Главы АП РБ (а это именно «снятие», так как пост министра иностранных дел является, бесспорно, для В. Макея понижением) в разгар парламентских выборов, которые естественно, курировала АП РБ, ввело соглашательскую часть белорусской оппозиции, уже вошедшей в выборы, в почти паническое состояние и объективно поставило под угрозу всю предвыборную схему белорусских властей.

- Появление В. Макея, человека скрытного, склонного к закрытым коммуникациям и закулисным договоренностям, на столь публичном открытом всем геополитическим ветрам посту, косвенно свидетельствует о том, что не все благополучно в «Датском королевстве». В результате сложной и многоходовой интриги чья –то властная рука взяла Владимира Владимировича Макея «за ушко», да и вытянула его на «красно солнышко». Не позавидуешь…

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».