Лариса Насанович: Тюремщики или заложники? 28

Обвинение очень значительной части состава комиссий в краже нашей свободы беспочвенно.

Недавно политик и координатор движения «Говори правду» Александр Федута сделал сенсационное сообщение - публикация на сайте "Белорусский партизан" от 14. 08. 2012 г. «Федута: Армия генерала Ермошиной крадет нашу свободу». Напомню смысловой контекст этого сообщения.

В стране измена! Президент в неволе, а вместе с ним и весь народ. Роль тюремщиков выполняют 122 тысячи солдат армии генералов Ермошиной и Лозовика. Тюремщики - преимущественно женщины самых мирных профессий – учителя, профсоюзные работники. Но какие коварные и подлые оказались! Мало того, что это окаянное воинство лишило свободы волевого гаранта конституции и все 10-миллионное население, включая армию, милицию, КГБ, так еще «привели своей деятельностью к тому, что наша власть в глазах мирового сообщества воспринимается де-факто, а не де-юре».

В связи со всеми этими тягостными обстоятельствами движение  «Говори правду» собирается добиваться примерного наказания для, по его мнению, натворивших бед солдат Ермошиной. И намерено, как явствует из выступления А. Федуты, содействовать внесению этих людей в списки невъездных на демократические просторы Европы. 

Казалось бы, нужно поддержать эту позицию «Говори правду»? А вот мне лично не хочется ее поддерживать. Против я, хотя сама во время различных избирательных кампаний неоднократно писала жалобы в надзорные инстанции и на председателей участковых комиссий, и на окружные комиссии. Но я - против. Объясню почему.

1. Глава нашего государства  не то, что не свободен, как утверждает известный политик, а свободен и волен практически абсолютно, к тому же обладает огромными полномочиями. Он может назначить и снять председателя ЦК – в данном случае    Ермошину, крадущую, как считает А, Федута, вместе с подконтрольной ей армией нашу свободу. Во  власти Президента полностью заменить состав Центральной комиссии по выборам. Обладает Президент и правом законодательной инициативы, которым пользуется куда активнее, чем депутаты Палаты представителей. Та же Ермошина со всей своей армией уж никак не могут  помешать ему инициировать внесение поправок в Избирательный Кодекс, добиться этого внесения, с тем, чтобы сделать, к примеру, процедуру подсчета голосов абсолютно прозрачной. Одного этого изменения, скорее всего, хватило бы, чтобы официальные результаты выборов и наша власть в глазах мирового сообщества воспринимались не только де-факто, но и де-юре.

2. Именно действующий в Беларуси Президент через прямые и четкие сигналы вертикали и самой Ермошиной дает установку на то, как должна проходить избирательная кампания, по каким критериям отбираться и члены избирательных комиссий различных уровней, и депутаты. Чтобы не занимать много места приведу только один пример. 18 июня гарант конституции заявил по поводу включения в состав комиссий представителей демократии: «Те же, кто раньше способствовал дезорганизации выборов, не должны получить второго такого шанса». И не сомневайтесь, те из малочисленных представителей оппозиции в комиссиях,  кто опротестовывал на прошлых выборах нарушения ИК в действиях комиссий, пытался добиться большей гласности и прозрачности в процедуре подсчета –второго такого шанса на нынешних выборах уже не получил. 

Так кто же реально инициирует и создает условия, чтобы нашу свободу крали?

Перейдем теперь непосредственно к «пятой колонне» Ермошиной.

Во-первых, о реальных, а не официальных итогах подсчета голосов на участках осведомлены только председатели комиссий, иногда и секретари. Рядовые члены этих комиссий – приблизительно 70  процентов солдат армии Ермошиной участвуют в процедуре подсчета так: стоят вокруг стола, на который высыпаны бюллетени из урны, и раскладывают, не считая бюллетени по стопкам. В одну стопку бюллетени избирателей, проголосовавших за Петрова, в другую за Сидорова, в третью – проголосовавших против всех. Потом эти все кучки относятся на самый дальний стол, где уже восседает председатель комиссии, и уж он там «священнодействует», чаще в гордом одиночестве, иногда только с секретарем. В результате появляются официальные итоги «подсчета», составляется протокол. Исходя  из данных в этих протоколах определяются потом результаты голосования по округам, городам и так далее. 

Во-вторых, те же рядовые члены окружных, территориальных, областных комиссий о реальном результате подсчета голосов на вверенной комиссии территории вероятнее всего тоже не знают. Итоги реального подсчета знают, конечно, те, кому надо, сообщают на самый верх, но это весьма узкий круг. Некоторые считают, что и сама Ермошина может не ведать об истинной картине результатов голосования по стране, так как при подведении итогов голосования  руководствуется теми же протоколами территориальных единиц. Но в этом случае, может, оно так, а может, не так – слишком близко от верховной власти.

 Тем не менее, получается, что обвинять очень значительную часть состава комиссий в краже нашей  свободы  чрезмерно и беспочвенно. 

Можно, конечно, винить рядовых членов участковых комиссий в том, что не добиваются реального участия в подсчете голосов из рассортированных ими стопок, ну а председателей комиссий и в проступках более тяжких. Но какой в реальности выбор у всех этих людей есть? Пойти против силы власти, нарушить введенные ею правила игры ? В лучшем случае это обернется для них потерей работы и на достаточно длительное время. Наша власть не милует отступников. В принципе на поведение председателей и членов участковых  комиссий могла бы повлиять  оппозиция. Но это  только в том случае, когда оппозиция  представляла бы собой ощутимо действенную силу, имела большой моральный авторитет. И если бы у нее был выработан и активно запущен механизм взаимопомощи, что уже притягивает людей, механизм ощутимой поддержки тех,  кто,  противодействуя в интересах социума беззаконию, играм власти, попал из-за этого в трудную жизненную ситуацию. А пока этого нет, наверное, нет  и права вешать ярлык тюремщиков на 122 тысячи в подавляющем большинстве самых обычных граждан. Заложников они больше напоминают, как и многие другие социальные группы. 

В 70-х годах 20-го века известный американский социальный психолог Стэнли Милграм провел экспериментальные исследования, результаты которых и выводы на основе которых были признаны частью социального интеллектуального наследия человечества. Цель этих экспериментов – выявить, что произойдет, если авторитетное приказание, указание, просьба будут расходиться с призывами совести  тех, к кому они обращены. В экспериментах участвовали граждане США – в культурных традициях этой страны поощрение индивидуализма, веры в себя, умения защищать свои права, умения отстаивать свою точку зрения. Результаты экспериментов шокировали и Милграма, и общественность  как США, так и других стран. Оказалось, что 65 процентов людей подчиняются приказам и просьбам авторитетов, даже когда внутренне не согласны с этим и даже, когда их действия, вызванные этими приказами и просьбами, приносят боль и страдания другим людям. Еще один вывод; установки  не могут определять поведение, когда внешнее воздействие сильнее внутренней убежденности. Также решающими факторами этого подчинения оказались эмоциональное удаление от жертвы, близость и легитимность авторитета.

Выводы, как переломить ситуацию в Беларуси на поверхности.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».