АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Владимир Мацкевич: Двое на одного, или один в поле воин? 67

Пока каждый из нас будет делать то, что умеет, по одному, режим и будет иметь каждого из нас по одному.

Была такая старая байка, авторство которой приписывают Наполеону, водившему войска в египетские владения Оттоманской империи.

Один янычар обычно побеждает одного французского солдата.
Два француза уже равны по силе двум янычарам.
Десять французов всегда побьют десять янычар.

Силы индивидов не суммируются в силу коллектива. Или, говоря системным языком – целое больше суммы составляющих его частей.

Но почему сила десятка французов больше суммы сил десяти французов, а вот сумма сил десяти янычар совсем наоборот?

Этот же феномен известен из устраиваемых иногда матчей сборной звезд с какой-нибудь клубной командой. Звезды футбола или хоккея, собранные вместе, редко демонстрируют такую же силу и искусство игры, как играя в своих клубных командах или в национальных сборных.

Итак, неадитивность системы (эмерджентность — появление у системы свойств, не присущих элементам системы; принципиальная несводимость свойства системы к сумме свойств составляющих её компонентов) проявляется у французов, если верить Наполеону, и не проявляется у турецких янычар. А у беларусов?

Вот интересно, десяток беларусов становится сильнее, чем сумма сил десяти отдельных беларусов?

Один Брейвик сильнее семи сотен норвежских обывателей. Конечно, у него же в руках многозарядная винтовка!

Но, двое парней должны справиться с одним Брейвиком с винтовкой. Ладно, пусть не двое, а трое. Все-таки винтовка это серьезный аргумент. Но без винтовки двое против одного должны выигрывать. Должны были бы, но не всегда выигрывают.

Вот Джеки Чан, например, в кино справляется не только с двумя, с десятью, с сотней противников. Ха, это ведь в кино! Но и в кино это выглядит натурально только тогда, когда он дерется с десятками противников по одному. Т.е. все остальные отдыхают, пока героический герой бьет каждого по отдельности. Когда режиссер считает, что зритель уже достаточно позабавлен, он организует сцену, где двое, или трое-четверо, крутят героя.

Да, так вернемся к беларусам. Становятся ли беларусы сильнее, когда собираются вместе, как наполеоновские французы, или слабее, как янычары?

Вот только не спешите с ответами! Я знаю, что многие беларусы знают «правильный» ответ. Вот и придержите пока свой «правильный» ответ! Он точно неуместен.

Сегодня судили Юлю Дарашевич и Ирину Козлик. Их схватили вдвоем. А ведь у той же Юли есть другой опыт, когда журналисты, собравшись вместе смогли защитить своего коллегу от ареста, и менты не решились с ними вступать в борьбу. Правда, потом его все равно арестовали, когда он был один. По одному журналисты слабы, а вместе уже сильнее. Но ненадолго. Пока все журналисты по одному. Их арестовывают и судят по одиночке, Почобута, например. Раньше убивали: Завадского, Черкасову!

Газеты тоже закрывают по одной, а не все сразу. Является ли «четвертая власть» в Беларуси сильной? Сильно ли журналистское сообщество?

А другие сообщества?

Когда на площади собирается огромная толпа, милиция и ОМОН стоят в сторонке. Изредка они вклиниваются в толпу, теснят ее и рассекают. Толпы они бояться. А арестовывают потом, по одному.

Вообще в Беларуси все разворачивается как в фильмах про Джеки Чана. Только в роли Джеки Чана режим Лукашенко, а в ролях тех, кого молотят – мы все. Все стоят, хлопают глазами и ушами, пока власти расправляются со всеми по одиночке. Последовательно убивали Гончара с Красовским и Захаренко. Изгоняли из страны Быкова и Некляева. Шельмовали Козулина и Милинкевича. По одному расправились со всеми последними кандидатами в президенты, кого в тюрьму, кого на испуг взяли, кого родственниками шантажировали. По одному увольняют неугодных профессоров из университетов. Мы все одиноки.



Даже если мы по 10, мы все равно одиночки. Султан мог воспитать тысячи янычар преданных лично султану. Мог собрать из них маленькие отряды и большую армию, но они все равно оставались янычарами. Янычары могут держать в повиновении тысячи и миллионы одиночек, но не способны противостоять французской армии.

Так что же это за эмерджентные качества, которые проявляются в «мы», если их не было у каждого отдельного «я»? Все даже знают, как называются эти эмерджентные качества: солидарность, кооперативность, субсидиарность, альтруизм и эмпатия.

И ничего нет таинственного в этой эмерджентности!

Просто янычары каждый сам за себя и за султана. А французы (не все и не любые французы, а те, что из притчи, приведенной в начале) совсем наоборот: Один за всех и все за одного!

В Перестройку и в период агитации за переход к рынку была распространена версия о том, что советские люди заражены коллективизмом, а вот в Европе и Америке все индивидуалисты. Эта версия была уместна в том исторический период, но потом выяснилось, что все не так просто. Оказывается, что в Европе люди способны к кооперации, куда больше чем советские люди в своих колхозах. Что именно советские люди индивидуалисты и эгоисты. Просто агитаторы перепутали коллективизм с конформизмом. А индивидуализм с самодостаточностью и независимостью.

От того героического времени (Перестройка, падение Берлинской стены и развал СССР) нам досталось множество мифов и предрассудков. Каждый из этих предрассудков представляет собой полуправду, или даже четверть правды.

Так все усвоили предрассудок: «Каждый вправе иметь свое мнение!» Конечно, конечно! Я не собираюсь это оспаривать! Но это только четверть правды. Чтобы это стало правдой, нужно дополнить: Да, каждый может иметь свое мнение, но только потому, что каждый имеет право на ошибку. Да, каждый может иметь свое мнение, но не любое мнение имеет право на существование. Большинство мнений ошибочны, представляют собой заблуждения, которые нужно критиковать, и от которых нужно отказываться. Вот теперь все становится на свои места!

Мне часто в споре приходится сталкиваться с таким предрассудком: «Останемся каждый при своем мнении!» Что это значит? Это значит, что собеседник и оппонент ценит свое мнение значительно выше истины. Остаться при своем мнении, не зная, истинно ли оно, или ложно? Зачем? Это тезис означает только отказ от установления истины.

Бывает и хуже! Это когда люди признают чужое мнение истинным или хотя бы правильным, но предпочитают действовать по-своему, т.е. ошибочно. Вот последний пример: «Всё правильно. Молодец. Будем каждый делать то, что умеем». Это как результат спора. Мне пришлось отреагировать: «Вот-вот. Каждый только то, что умеет, а не то, что НУЖНО. Как тот пьяный, который ищет там, где светло, а не там, где потерял». И пока каждый из нас будет делать то, что умеет по одному, режим и будет иметь каждого из нас по одному.

И «каждый остается при своем мнении», и «каждый делает на своем месте то, что умеет» – это разновидности установки «каждый сам за себя». Установки лузеров, установки жертв. Установки тех статистов из фильмов Джеки Чана, которые безропотно ждут своей очереди быть побитыми Джеки Чаном.

Правда, это не только виктимная установка жертв и лузеров, это еще и выгодная властям установка, которую они усиленно внедряют в среду оппозиции и гражданского общества. Я не знаю из каких соображений Олег Гулак, как и многие другие, придерживается этой установки и распространяет ее, да мне и не интересно. Мне важно другое! Как преодолеть эту виктимизацию и перейти к установке победителей:

Один за всех, и все за одного!

Один за всех, это не трудно. Это даже вполне вписывается в установку жертв и лузеров. Один Козулин сидел за всех. Один Статкевич сидит за всех. Один Северинец. Один Беляцкий. Один … 

Сколько их томится в тюрьмах по одному? Каждый сам за себя, и каждый по одному за всех. За всех, ведь и у Козулина была партия! И у Северинца есть партия! Да и оппозиция многочисленна, если верить пропагандистам оппозиции, и гражданское общество многочисленно – тысячи организаций, десятки тысяч членов.

Они, по одному, за всех!

А мы? А мы все можем за одного?

Да как же мы можем, если Северинца никто не знает! А Козулин москалям продался! А Статкевич сам нарвался! А Почобут вообще поляк! А Дорошкевич сама знала, на что шла! Нет, они сами за себя, а мы каждый сам за себя!

Один за всех – это мы можем, потому что, как правило, нас не спрашивают, когда хватают первого попавшегося на митинге!

Мы не можем все за одного.

Хотя я буду не совсем корректен, если не упомяну исключений, подтверждающих это правило.

1. Когда я голодал вместе с десятками людей в харизматической церкви «Новая жизнь», меня часто спрашивали, почему я с ними, ведь я кальвинист, а не харизмат? Я рассказывал про Мартина Нимёллера. Рассказывал про то, что это наше общее дело. Я там был. Мы пришли вдвоем с моим другом Денисом Гилем в чужую церковь. Что мы вдвоем могли? Ничего мы вдвоем не могли. Мы были вдвоем за всех! И, это было почти чудом – все были за нас. Десятки церквей, сотни людей, присоединившихся к голодовке, десятки и сотни тысяч солидарных с нами христиан по всему миру. С выказыванием поддержки и солидарности приходили католики, православные, иудеи. Все за одного. И НГО! Впервые НГО и гражданское общество проявили такую солидарность с христианами. И со мной. Это было именно так: Один за всех и все за одного! И мы победили.

Но как это недолго продолжалось! Те события закончились, и все опять вернулось в обычное состояние – каждый сам за себя!

2. Когда наша делегация собиралась на первый форум гражданского общества Восточного партнерства, большая часть делегации руководствовалась принципом «каждый сам за себя». Ехали, чтобы «найти новых партнеров», собирались «действовать по нормам, принятым в Евросоюзе». Но несколько человек повели себя иначе, они поехали не сами по себе, а «за всё беларусское гражданское общество». Они отстаивали не свои интересы, но и не подчинялись нормам профанации, которыми руководсвовались некоторые из организаторов. Они ехали «одни за всех»! И победили. Вся делегация «встала за них».

Но уже ко второму форуму все вернулось к исходному состоянию. Пришлось все начинать сначала.

3. Видя успехи в консолидации гражданского общества администрация президента решила перехватить инициативу и подмять гражданское общество под себя, чтобы торговаться с Европой. Общественному консультационному совету при администрации президента и нескольким его активистам было поручено создать альтернативную нашей Национальной платформе свою национальную платформу. Первая реакция наших НГОшников была обычной – пусть создают, ведь каждый имеет право …, у них свое мнение, у нас свое …, каждый сам за себя, кому-то лучше будет в той платформе, кому-то в этой …! Я, по началу, был в одиночестве со своим желанием объявить войну ОКС и сорвать их планы. Но надо отдать должное нашим НГОшникам, уже почувствовавшим вкус побед, уже знающим, что такое солидарность, уже способным к кооперативным действиям. Когда я ввязался в драку, один за всех, все встали за меня. И мы победили. Победили не ОКС, а Макея с Мартыновым. Сорвали планы президентской администрации.

Правда, потом все снова пошло как всегда.

Можем же, если захотим!

И ведь хотим!

Тогда почему не всегда можем?

Да потому, что нельзя принимать за чистую монету дурацкие нормы и правила, усвоенные некритично, без понимания того, где эти нормы и правила справедливы, а где нет. Где они уместны, а где вредны.

Вот только несколько примеров.

- Да, все имеют право на собственное мнение и на его высказывание! Но большая часть мнений ошибочны, а некоторые просто глупы. Иногда не абсолютно глупы, а неуместны в определенных ситуациях. И это нужно понимать, а не носится с «собственным» мнением. Мнения высказываются не просто ради того, чтобы быть высказанными, а чтобы получить обратную связь и критику. Оставлять нужно только те мнения, которые выдерживают критику.

- Не то мнение истинно, которое разделяется большинством, а то, которое истинно. Большинством часто разделяются ошибочные мнения. Большинство просто-таки заражено ошибочными мнениями. Истина же, как правило, отстаивается меньшинствами. Иногда одиночками. Просвещенческая норма о праве каждого иметь свое мнение и его высказывать направлена именно на то, чтобы найти в обществе такие меньшинства и таких одиночек, мнения которых истинны, или правильны и полезны самому обществу, чем мнения большинства. В защите нуждается мнение одиночек, а не мнение большинства. Правда, большинство мнений одиночек так же ошибочны, как и мнение большинства, поэтому велика роль критики. Вне критики, и без критики право каждого высказывать свое мнение просто недействительно и глупо.

- Критика - это не несогласие, это не отказ от обсуждении какого-то мнения, пусть даже самого глупого. Критика - это поиск истины! Каждое мнение должно быть подвергнуто критике. Каждое – значит и самое глупое, и то, которое долгое время считается истинным. И то, которое высказывается одиночкой, и то, которого придерживается абсолютное большинство.

- Истина дороже и ценнее любого мнения как такового, даже моего собственного. Заинтересованность в истине состоит в готовности отказываться от своего собственного мнения под напором аргументов. Аргументов, а не людей. Доказательств и опровержений, а не начальства или большинства.

- Иногда истину приходится отстаивать одному против всех. Одному против всех стоять за истину. А раз за истину, то значит за всех. Одному за всех!

- И это стояние одному против всех, или одному за всех ничего не стоит, если истина не побеждает, и не переходит в состояние «все за одного»! Если истина существует, и есть кому ее отстаивать, это и есть основание для того, чтобы все были за одного, и за одно.

- Если истины нет, то и отстаивать нечего. Ни одно мнение, если нет уверенности в его истинности, не стоит того, чтобы его отстаивать.

- Отстаивать истину приходится сначала один на один. Когда удается убедить другого, то у истины появляется уже два сторонника. Двое знающих истину должны быть сильнее любых двух других, которые «имеют мнения», но не знают истины. Если они слабее, то никакая это не истина! Но двое, даже знающих истину, не могут быть сильнее сотни заблуждающихся. Не надо двоим ввязываться в драку с сотней. Нудно собирать десятки. Не нужно бояться численного превосходства заблуждающихся, побеждают не числом, а умением.

- Нужно хотеть побеждать, чтобы быть сильнее большинства. Хотеть побеждать, ценить победу больше, чем «собственное мнение».

Итак, вернемся к исходному вопросу: Приобретают ли беларусы силу, когда собираются вместе или становятся слабее?

Такое бывает, собираются и ссорятся между собой, вместо того, чтобы бороться с врагами, с глупостью, со злом. Ссорятся «из любви к искусству (т.е. к самому процессу ссоры и спора)», а не из стремления к установлению истины.

Беларусы такие же, как все люди. Если они собираются во имя истины, добра и справедливости, во имя любви и во имя Его, они становятся сильнее. И сила их, как и у всех и во все времена в том, что ОДИН ЗА ВСЕХ И ВСЕ ЗА ОДНОГО!

И они слабы, и становятся еще слабее собравшись в кучу, если каждый со своим мнением сам по себе, и сам за себя.

Все – это сколько?

Пока нас всех мало. Мало тех, кто рожден выигрывать!

Кто не ценит свое мнение только потому, что оно свое, но ценит истинное, даже если это говорит кто-то другой.

Кто не сам за себя и сам по себе, но готов быть за всех, и готов принять усилия всех за себя!
Мало, но мы есть. И мы побеждаем. Побеждаем в поединках. Побеждаем не уничтожая, а привлекая на свою сторону, на сторону истины. Наша победа в поединке состоит в том, что вступая в поединок по одному, мы выходим из него вдвоем. Вдвоем мы побеждаем уже превосходящие силы, и выходим вчетвером, и даже десятками. Когда мы сможем выходить сотнями, мало кто сможет устоять. А когда нас будет десятки тысяч – мы изменим страну.

Речь не о митингах, РЧСС и тд. Хотя и это тоже нужно. Речь вообще не о толпах, собираемых в любом количестве. А о сообществах людей, готовых действовать по принципу: Один за всех и все за одного! А для этого должны быть ВСЕ, сколько бы их ни было, и должен быть ОДИН!

Да, должен быть один. Один на острие атаки. Один в нужном месте и в нужное время. Один, который сделает то, что нужно для всех, и все сдалают все возможное для одного, чтобы он мог сделать … ну и т.д.

И что мы имеем? У нас мало всех, и нет одного.

У нас много кого по одному.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».