АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Константин Скуратович: Праздник – ложь 3

Официальное открытие Мемориального комплекса Курган Славы состоялось в субботу 5 июля 1969 года. Почему не 3, почему не в четверг?

Многие, особенно молодые люди, задумываясь над реалиями современной жизни, недоумевают, как можно было утвердить Днем государственной независимости Республики Беларусь 3 июля, который никакими особо важными для государственного строительства в Беларуси событиями не отмечен.

Попробуем внести некоторую ясность в эту историю. Откуда есть пошла земля белорусская? До 1997 года в статистических ежегодниках государство Республика Беларусь представляли следующим образом: дата образования – 1 января 1919 года, дата принятия декларации о государственном суверенитете – 27 июля 1990 года. Обратим внимание, некто (должно быть на государственном уровне) принял декларацию о государственном суверенитете через 71 год после образования государства. Это, так сказать, линия, внутри которого сценарий создания новейшего белорусского государства приобретает совершенно абсурдистские уточнения. При непредвзятом рассмотрении оказывается, что само провозглашение 1 января 1919 ССРБ. было дозволено большевиками ради нейтрализации морально-психологичесого воздействия на народ факта провозглашения 25 марта 1918 БНР. Эта республика была буржуазно-демократической, что обрекло ее на гибель, поскольку ленинцы приветствовали только диктатуру пролетариата.

Поэтому и белорусам дали возможность «объявить» собственное государство, но с пролетарской диктатурой, чека и ревкомами. В понимании всех этих деятелей, у пролетариев не бывает отечества, поэтому сам факт образования ССРБ их ни к чему не обязывал. Государственную независимость ССРБ они всерьез не рассматривали, и уже через два месяца (27.02.19), в соответствии с лозунгом «пролетарии всех стран, объединяйтесь!) соединили в одно государство Литву и Беларусь, Образовали так называемую, ССЛитБел, возможно спекулируя на идее ВКЛ, возродить которое в то время намеревался руководитель Польского государства Пилсудский.

Войдя в состав ЛитБел, Беларусь фактически получала выход к морю в точке, равноудаленной от Лиепаи и Клайпеды, но теряла при этом всю Восточную Беларусь. Почувствовать себя морской державой помешали поляки, которые не пустили «Красную армию РСФСР» в Европу, это раз, Красной Армии безусловное поражение, это два, и вопрос о ЛитБеле отпал сам по себе. ССРБ осталась не только без выхода к морю, но потеряла западные области, не приобретя восточных. Об этом договорились Польша, отказавшаяся признать Беларусь до проведения плебисцита на освобожденных от иностранных войск ее территориях, и РСФСР, которая требовала независимости для Беларуси, приняв от нее право представлять ее интересы на переговорах. Не подумайте ничего плохого – Ленин оставался и на практике борцом за мир без аннексий и контрибуций. Какие аннексии, если ІІІ съезд КПБ в совей резолюции заявил, что Беларусь, которая является Социалистической Советской Республикой, одновременно является и частью РСФСР, а Временный Революционный Комитет ССРБ (из тех органов власти, что свое верховенство упрочают казнями массовыми и индивидуальными), наделил РСФСР самыми широкими полномочиями в ведении переговоров, преимущественно, в определении границ с Польшей. После этого поляки, которые получили меньше, чем хотели, но больше, чем рассчитывали, признали суверенит ССРБ. В границе нескольких уездов Минской губернии.

Интересно, что обеспокоенная проблемой быстрейшего разгрома Врангеля Москва устами главы совей делегации Адольфа Иоффе, предложила полякам закрыть «белорусский вопрос», навсегда разделив территорию проживания «тутэйшых» между собой. Но Польша воздержалась от соблазна, приняв под свое попечительство территории, населенные преимущественно католиками. По этой причине РСФСР не удалось совершить с ССРБ то, что совершили с РБ московские эмиссары в 1996 году, сделавшие все зависящее для восстановления пророссийской диктатуры в Минске.

«Остатки» государственных полномочий государственное (сплошь партийное, следовательно «главному» ЦК подчиненное) руководство безропотно передало Кремлю 30 декабря 1922 года, подписав договор об образовании СССР. Оставались кое-какие формальные обстоятельства, но на них не стоит обращать внимания.

Таким образом, следует отметить, что белорусы не преуспели в создании собственной государственности после крушения европейских империй в ходе Первой мировой войны. Ее территорию и население поделили между собой Польша и РСФСР. Первая ничего не хотела слышать об установлении белорусской государственности на управляемой территории, позволяла пользоваться буржуазно-демократическими правами, вторая формально признала равным себе государством, но изъяла государственные полномочия и ликвидировала все свободы и права.

Если бы провести социологический опрос, то, возможно, большинство его участников, признали, что в Польше было лучше. Однако мы никого опрашивать не станем, поскольку такие опросы в современной Беларуси наказываются. Помягче, чем в СССР, но свержестко по сравнению с Польшей, где они вообще не наказываются..

Можно понять, почему принимавший Декларацию о государственном суверенитете (на территории БССР будут иметь приоритет законы БССР), коммунистический в большинстве по составу Верховный Совет не мог согласиться с тем, что история новейшего государственного строительства Беларуси начинается мартом 1918-го, а не январем 1919-го. Это означало бы признание полного исторического отсутствия (положительного присутствия) коммунистов в истории своего народа. Однако независимо от политических симпатий и насущных интересов ситуация трактуется однозначно. Ни БНР, ни ССРБ (хотя провозглашение их и политическое бытие следует оценивать положительно), не смогли воплотить идею в полнокровную реальность. Поэтому настоящим Днем независимости следует считать 27 июля 1990 года, когда Верховным Советом БССР была принята принята Декларация о государственном суверенитете, подчеркнем, БССР. Формальным Днем Независимости, поскольку декларации принимались и в других союзных республиках и должны были послужить началом заключения нового союзного договора, в котором республики хотели взять столько суверенитета, сколько можно унести.

Переговорный процесс шел тяжело. Республики хотели больше полномочий, центр опасался потерять рычаги воздействия, но все, вроде бы, старались сохранить целое. Сейчас представляется, что возможности для компромиссов были исчерпаны, но провалившийся августовский путч расставил все точки над «і». Центробежные тенденции усилились, а у центра не оказалось ресурсов, чтобы этому воспрепятствовать. В итоге, как и все другие, Верховный Совет БССР придал Декларации о независимости статус Констиуционного закона (временной конституции) Позже ситуация потребовала уточнений, и оно было сделано 8 декабря 1991 года в Вискулях законными руководителями трех республик-основательниц СССР, которые подписали договор о создании СНГ, что фактически означало денонсацию союзного договора от 30 декабря 1922 года.

К слову, проект нового союза, который назывался ССГ (Союз Суверенных Государств) по своей структуре практически ничем не отличался от «вискулевской грамоты». Но руководителям суверенных Беларуси, России и Украины, которых подстегивали нужды конкретной политики фактически взяли весь груз исторической ответственности на себя. Больше героев не нашлось.

Но в итоге ведь что оказалось? И Ельцин (которому до конца не простили утрату былого величия), и «сознательный» Кравчук, и «свядомы» Шушкевич -- именно они оказались отцами государственности своих стран.

Документы подписывали (для большей надежности) и премьер-министры. Не зря, поскольку Вячеслав Кебич утверждал, что на него порчу наслали, иначе бы не подписал. Но так или иначе, все «вискулевцы», включая Вячеслава Францевича, являются «отцами» своих наций .

Их ведь не выбирают…

Обратим внимание, что никакого участия в этих поистине судьбоносных для страны и исключительных для мировой истории событий Лукашенко не принимал. И перед ним возник неизбежный вопрос: «Что делать?» На который амбициозные политики так: «Мы пойдем своим путем!». Лукашенко твердит это с первого дня своей президентской карьеры. И по сей день. Второго июля он заявил, что Беларусь свой исторический выбор сделала «в пользу независимости нового типа, стремящейся не к изоляции, а к интеграции, к открытости». По его мнению, изоляция – это тупик, интеграция прогресс. И потому можно сказать, что Бог вразумил белорусов, которые начали независимое государство и одновременно восстанавливать порушенные связи с Россией и другими «советскими республиками». И, де мол, многие до сих полагают, что «эти направления нашей политики взаимоисключают друг друга.

Диалектик, однако! Как нас учили в школе, расцвет наций последует через их сближение, а сближение повлечет расцвет. Инь и Ян ленинской национальной политики. Это когда в Белполк призывают узбеков, а в ВВ Узбекистана белорусов. Не бывает «груши на все времена», не бывает интеграции вообще. Некогда интеграция самых разнообразных в религиозном, культурном, этнографическом, экономическом, военном отношении народов в составе самой большой страны мира, обладающей всеми видами природных ресурсов, привело их не к процветанию, но к упадку. А сама страна потеряла навыки кормить самое себя.

Разве ж кому непонятно, что интеграция является безоговорочным благом для страны с конкурентоспособной экономикой. В этом случае не будет недостатка в самых разных партнерах. А интеграция с Россией и прочими «технологическими гигантами» не законсервирует даже, а усугубит нашу технологическую отсталость от других стран до такой степени, что самостоятельно с колен подняться мы не сможем никогда.

Тоже мне, диалектик Лукашенко!

Текущее состояние дел в Беларуси нужно бы оценивать не по динамике, предлагаемой Белстатом, а на основе сравнений с положением дел в соседних странах, в той же Литве, некогда подругой-соперницей БССР во Всесоюзном социалистическом соревновании. Результаты, включая благосостояние населения оказывались сопоставимыми, но в Литве чуть лучшими, что учитывая ее специфическое отношение к союзной интеграции ни у кого не вызывало сомнений.

Сейчас различие в показателях приобрело качественный уровень. Представляется во многом потому, что Литва избрала для себя путь европейского развития. Если взять только его социально-экономический аспект, то это будет свободное перемещение капиталов, товаров, рабочей силы. То есть зарубежный капитал имеет все возможности приходит в Литву и совершать тут какие угодно законные сделки, не опасаясь вмешательства президента, правительства или других структур. А Лукашенко и контролирует и на публику играет. Рассчитывает на самых простодушных. Например, большинство белорусских предприятий полностью зависят от российских рынков поставки сырья и рынков сбыта. Используя свое монопольное положения Россия устаналивает выгодные для себя цены продаж и покупок. То есть фактически (а не формально) является собственником белорусских фабрик и заводов. Так зачем же ломать голову, покупая их в собственность. Пусть сами белорусы занимаются их «модернизацией».

Это стиль такой, манера такая, а главное преследуемая цель. Обращение Лукашенко к публике должно выглядеть правдоподобным, создавать чувство доверительности, обеспокоенности, готовности к сотрудничеству в поисках решений. Это можно назвать и демагогией, и манипулированием. Нет явной лжи, но нет и места для правды. По крайней мере, никогда не говорится о необходимости, даже неизбежности сложных решений. Например, Лукашенко, который поднялся на высшую ступень политической иерахии благодаря восстановлению демократической процедуры и распаду СССР (без чего не могло возникнуть независимое белорусское государство), тут же с помощью некорректного референдума перенес День независимости на 3 июля, который прежде праздновался как день освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков. Подчеркнем, не БССР даже, а только Минска. Если бы БССР, то это был бы государственный праздник. А какой же государственный праздник может быть у территориального образования, которое не имеет права самостоятельно проводить ни внутренней, ни внешней политики. Такой факт, официальное открытие Кургана Славы состоялось в субботу (!) пятого (!) июля 1965 года. Почему ж не 3-го? А потому, что ни одна партийно-государственная структура БССР не могла принять решение об установлении государственного праздника или даже переноса выходного с субботы на четверг. В этом смысле у Лукашенко куда больше возможностей, чем некогда у Машерова.

Одно дело первый секретарь ЦК союзной республики, свосем другое – президент. Его б энергию да в мирных целях.

Только не надо посыпать голову пеплом – ни одна из советских республик не праздновала государственный праздник -- День независимости, поскольку по существу не была государством. То чем она была, исчерпывающе определялось термином – советская республика.

Лукашенко, который в свое время изучал историю в провинциальном вузе, а после учился и на экономиста, не был исключением в тесных рядах, как сказал бы Солженицын, образованцев, мы же назовем их советскими гуманитариями. То есть, он мог считать БССР государством только в той степени, в которой она связана с Москвой. И для него никакой особой государственности не могло быть ни в Киеве, ни в Тбилиси, ни в Риге. И даже в Варшаве ее не должно было быть – мы их освобождали, а они…

Так мог мыслить студент Лукашенко, так должен был мыслить его преподаватель истории, этому лектор общества «Знания» учил своих слушателей… Но многие студенты учатся по принципу, лишь бы экзамен спихнуть. Не претендуя на дерзость суждений, такие всегда остаются себе на уме. Над идеалистами смеются, прагматиков оценивают на предмет полезности, развивают наибольшую активность в пространстве минимальной личной ответственности. Со стороны кто-нибудь, наблюдая, усмехается – совок ты совок, а на самом деле он такой же только себе на уме. В 1996 году на митингах перенос Дня Независимости сравнивали с переносом дня рождения, и тоже удивлялись – зачем? А затем, что пока оппозиция и прочий люд только приступали к инвентаризации наследия ВКЛ, достаточно неуверенно чувствуя себя в роли наследников, Лукашенко дерзко покорял пространство и время. Создал себе государства из тихо канувшей советской республики. Буквально вдохнул жизнь в политические мощи, которые пообещал защищать до последней капли. И представьте себе, воплощенный призрак зажил сам по себе, и выступил лучшим агитатором легионеров в когорты Лукашенко.

Нормальный по нынешним временам политический бизнес. Де мол, не до всяких там моральных мерихлюндий – власть на кону. Такой психополитической обработке были подвергнуты беларусская мова и культура вообще. Правда, тут подтасовки более очевидны, а отдельные «шедевры», связанные с именами Сапеги, Скорины и Быкова, обречены стать метками, по которым безусловная принадлежность национальных деятелей к белорусской элите будет определяться еще много лет.

В общем, получив в распоряжение несколько государств, с которыми мог делать все, что хотел, Лукашенко порезвился (к ужасу культурной публики) как мог, и как хотел. Один из праздников (еще на Октябрьской площади), открывался гимном Москвы в исполнении Газманова. А на трибуне сидел «человек в кепке». Потом Лукашенко начал активно причислять Беларусь (страну, которой в то время не было), к числу стран-победительниц во Второй мировой войне.

В общем, при отсутствии продукта качественного, пользуются суррогатом и давно вошли во вкус. И сам Лукашенко оказался всего хитрецом, который взял нечто из прошлого и сумел его применить к современности. Взять хотя бы празднование Дня Победы в советские времена. Праздник 9 мая был провозглашен всенародным праздником и выходным днем Указом Президиума ВС СССР от 8 мая 1945 года день. Но по Указу Президиума ВС в 1947 году выходной день был отменен, и к середине 1960-х гг. официальных громких мероприятий в этот день не проводилось. И только к 20-летию Победы, 26 апреля 1965 вышел Указ Президиума объявлении 9 мая нерабочим днем. Песня про «праздник, со слезами на глазах», появилась еще позже. Кажется совпала с присвоением Брежневу Ордена Победы и звания Маршала СССР. Из прочитанных объяснений таких метаморфоз – празднование Победы сразу после войны вызывало у народа множество ассоциаций и сравнений, а потому было нежелательным. У всех полководцев, которые должны были в этот день стоять на трибунах, мягко говоря, не ладились дела в первые месяцы войны. А многие из них так и не научились воевать за всю войну. Народ говорил – у них руки в крови.

А еще праздновать «мешали» инвалиды. Их было множество, и каждый выглядел немым упреком. Какие праздники, пока не вывезли в специально оборудованные поселения.

А вот позже к власти пришли полковники и генералы не из «первой тысячи», политработники. Они в большинстве прошли всю войну в чинах, не настолько больших, чтобы принимать на себя чересчур большую ответственность, но гарантирующих наличие некоего общепризнанного права на минимальный комфорт и удобства. Существует поговорка, кому война, а кому мать родна. Ее вторая часть имеет самое непосредственное отношение к ним.

Трудно по этой причине затруднится с мотивацией того, что последовало в 1965 году и позже. Провели серию мероприятий во всех республиках и городах, учредили юбилейную медаль, утвердили положение о почетном звании «Город-герой», в Москве открыли Центральный музей Вооруженных сил, повсюду ставили памятники и снимали фильмы.

Даже 8 марта было объявлено нерабочим днем в знак признания вклада советских женщин в дело победы над фашизмом и восстановления народного хозяйства.

К началу 80-х, когда высшее руководство страны изрядно одряхлело, а количество «городов-героев» утроилось по сравнению с первоначальным, народу разъяснили, что он прожил два десятилетия застоя, высший смысл которого выразил призыв – живи сам и дай жить другому. Советский гуманизм достиг исторического предела. Больного стали лечить, и залечили до смерти. В бывших советских республиках к власти пришли люди не воевавшие, или даже не заставшие войну в детстве, или даже рожденные в период революции, но не социальной, а сексуальной -- во второй половине 50-х – начале 60-х гг. Главные свои победы большинство одержало в военно-патриотической игре Зарница, регулярно отличаясь в пленении пионервожатых. Подобно деятелям застоя, они тоже не могут забыть свое детство и до сих пор ладят такие игрушки в войнушки.

Одновременно вроде бы и в шутку, но в то же время и всерьез.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».