АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Валерий Фролов: Неяк будзе 14

Все проходит. Навсегда остается только Беларусь.

На днях заглянул ко мне мой добрый товарищ. Гораздо моложе меня, рабочий-строитель, с высшим образованием, в прошлом – офицер, на три четверти русский. И как ни странно, нисколько не удивил меня своим суперпробелорусским настроением; и не только своим, но и своих друзей, на которых он, как я знаю, имеет влияние и пользуется авторитетом в их среде.
 
Очень много ждали он и его друзья от последнего приезда Владимира Путина в Беларусь.
 
Особой любви они к А.Лукашенко не испытывают. У них теплилась надежда, что после приезда Владимира Путина в качестве нового старого президента России у Лукашенко в личном плане появятся проблемы, уж больно непредсказуемый и хитромудрый союзник у России! Но встреча лидеров двух стран стала толчком к серьезному развороту в сторону белорускости и готовности дружить с кем угодно, но не с Россией, которая является гарантом сохранения власти Лукашенко, правление которого в течение 18 лет не привело к благоденствию белорусов. Чарка, шкварка, иномарка плюс суповой набор, социальное молоко – вот ориентир современного белоруса.
 
Из 34 лет службы отслужившего порядка 24-х в России (Амурская область, Приморский край, Москва, Российские войска в Литве), числящийся «пророссийским» в нашей оппозиционной среде, среди дипломатов и политологов Запада и США, меня это нисколько не удивило. И в качестве депутата Палаты представителей, и позже, в качестве оппозиционера, я пытался довести до российских политиков, может, несколько наивно, но по-военному, что поддержка и ставка на А.Лукашенко, в основе политики которого – исключительно сохранение личной власти искренним взаимовыгодным отношениям наших стран, народов в перспективе ничего хорошего не принесет. Списание долгов, субсидирование белорусской экономики за счет цен на энергоносители, всякие кредиты, - и все без меры, приведет к тому, что Беларусь как государство станет нежизнеспособным. Вождь наклонен и взят за ту часть тела, которой, по его выражению, нет у западных политиков. Мы никто и звать нас никак.
 
Бывает, мужики выпьют и даже самый никчемный из них пристает к своим собутыльникам с вопросом: «Ты меня уважаешь?!» Отвечают таким по-разному, чтобы не обидеть: «Уважаю, Вася» - чтобы отцепился. Так и мы сейчас под дурманящим воздействием халявы в виде многомиллиардных прямых и косвенных кредитов оказались в роли халявщика, добивающегося хотя словесного признания, уважения. Но призрак (раньше говорили – коммунизма, а теперь - беспомощности) бродит по умам белорусов. Предприятия продаются, орды китайцев намерены заполонить Беларусь, израильтяне, бахрейнцы и прочие «друзья» строят гостиницы и другие объекты в стране. Значительная часть белорусов подалась в Россию, другие страны, чтобы заработать на пропитание.
 
Пропитание очень важно для человека, его семьи. Но важно для человека, особенно для человека православно-христианской цивилизации, к который мы принадлежим (определение не мое, а Хайтингона, специалиста по цивилизациям) ощущать себя Божьим созданием, для которого присуцще уважение к себе, совестливость, определенный уровень нравственности. Искореняются в нашей среде эти понятия. Ладно, Западом правит золотой телец, люди гребут под себя, доллар стал мерилом всего, но у нас-то с долларами не густо. У нас искореняются с помощью страха, боязни потерять хоть какую работу, потерять то, что удалось нахапать…
 
И эта боязнь проявляется на всех уровнях, начиная с Александра Рыгоравича. Печальная судьба Мубарака, Каддафи, еще раньше –Чаушеску и других вождей на фоне других стран Ближнего Востока и Африки приведшие свои страны к достаточно высокому уровню жизни, уверен, его очень настораживает и нервирует. Есть, правда, опыт Мао и Ким Ир Сена. Но законы истории неумолимы, быдлом можно быть определенный срок, но даже рабы под предводительством Спартака восстали.
 
Белорус терпелив, памярковен, но были и Костюшко, и Калиновский, и Слуцкий Збройный Чин. Но, к сожалению, точка невозврата для А.Лукашенко, наверное, пройдена. Искренне жаль. Жаль и его и его близких. С некоторыми встречался. Производили впечатление вполне вменяемых людей.  Воистину, благими намерениями вымощена дорога в ад.
 
Проявляется этот страх и среди других категорий, тех, кто выполнял доведенные показатели, а не выполнив – дорисовывал; среди тех, кто не бедствует, но добился успеха своим горбом и мозгами, а нынче холуйствует на высоком уровне; среди чиновников, при попытке разговора с которыми по-человечески они указывают пальцем куда-то вверх; среди служителей Фемиды, которые судят за «нецензурную лаянку» в общественных местах, и свидетелей на этих судах; бравых силовиков.
 
К сожалению, страх присутствует и большей части населения страны. Разумный уровень страха, наверное, нужен, но парализующий, приводящий к забвению, что ты, человек, и есть основа функционирования нашего государства. Счастливы у нас, наверно, только алкаши и забулдоны, которых все больше и больше. А по норме потребления алкоголя на душу населения мы с настойчивостью, достойной куда лучшего применения, выбивается в мировые передовики. К сожалению, много среди нас и «абыякавых». Моя бабушка, у которой я вырос, часто в трудных ситуациях говорила: «Неяк будзе». Но она пережила и революцию, и коллективизацию, индустриализацию, войну… Не хочу судить, но худо-бедно к концу 90-ых годов усилиями граждан СССР, в том числе и белорусов, были созданы неплохие условия для дальнейшего развития. Но мы ими не воспользовались, и оказались ни в социализме, ни в капитализме, а в непонятном идиотизме. Мы не белые, мы не красные, не, слава Богу, голубые. Вроде как зеленые в годы Гражданской войны, махновцы  (был такой народный вождь – батька Махно). Зеленые ховались в плавнях, лесах – как мы сегодня «хаваемся ў бульбу».
 
Находясь на разломе славянско-православной и западной цивилизаций, превратится в восточно-европейскую Швейцарию, думаю, нам не удастся. Надо к кому-то прислоняться, приближаться к некоему центру силы. Но в этом случае прислоняющийся должен определиться – кто он такой, что из себя представляет, нужно быть не халявщиком, а достойным партнером. Пока мы не определимся, пока нас за уши будут тянуть в темное «светлое будущее», как раньше в коммунизм, уважения к белорусам, к нашей стране не будет.
 
Это ощущают белорусы, подавшиеся в Россию. Кидают их, обращаются как с «лицами кавказской и азиатской  национальности», хорошо хоть – морды славянские. И обижаются на россиян. А чего обижаться? За счет низких цен на газ, нефть получили от России, по разным оценкам, от 60 до 90 миллиардов халявных долларов. Но так и не создали путной экономики, конкурентоспособных предприятий, вменяемого гражданского общества.
 
Вот и разбегаемся туда, где можно подзаработать. Как дети, которым все обещают и вешают лапшу на уши. Дождались – теперь и к нам едут китайцы, официально – тысяч 600, а реально – черт их разберет. А мы все: абы тихо, абы не было войны, «неяк будзе», словом.
 
Конечно, от братьев россиян (а мы такие же, но только со знаком качества) обидно ощущать неуважение. Но, как говорит один парень на телевидении, «как есть, так  есть». Давайте и дальше с трибун в прессе слушать, какое «светлое будущее» нам уготовил заботливый Батька. Оно не за горами. Главное – тихо ждать. Да и заграница нам поможет.
 
Россияне, китайцы, кувейтцы и прочие «друзья» приобретают, строят. Есть у нас шанс в собственной стране быть у них прислугой, может, удастся пристроиться.
 
Существуют ли люди у нас, понимающие это? Есть, и много. Разные аналитики, активисты партий, движений, просто здравомыслящие люди. Которые столько же, сколько Лукашенко у власти, ведут борьбу. Наибольшую опасность для режима представляли Захаренко, Карпенко, Гончар – они просто исчезли. Остались их соратники, единомышленники, объединенные в партии, движения, вожди которых борьбу превратили в средство существования под жестким контролем и прессингом власти, обладающей гораздо    большими финансовыми и административными ресурсами.
 
И эта ограниченность ресурсов вынуждает оппозиционные группировки серьезно конкурировать между собой просто за выживание. Здесь не до серьезной работы с населением. Съездил за границу, пламенно выступил – значит, борец. Сколько бы ни падал рейтинг Лукашенко, а популярность оппозиции не растет.
 
Может, по этой причине в последнее время группа единомышленников, в первую очередь представителей спецслужб во главе с Владимиром Бородачем и Ануфрием Романовичем созджает «Совет национального возрождения», обнародовала свой меморандум, осуществляет определенные организационные мероприятия. Необычность состава совета вызвало у штатной оппозиции, аналитиков довольно нервную реакцию типа «военная хунта за границей» и так далее. Предполагается, что военные изначально могут ходить только строем, выполнять приказы, и у них только одна извилина, да и та – от фуражки.
 
Думаю, это несколько упрошенное представление о людях в погонах. Наверно, уместно привести пример весьма известного политика из числа военных, генерала де Голля, который до прихода к власти практически все время находился за пределами Франции. Говоря об отдельных политиках, претендующих на власть во Франции, он писал: «Они же отдаваясь во власть своим обычным мечтаниям, полагали, что наша деятельность должна быть не чем иным, как кордебалетом партийных мнений и комбинаций, которые разыгрывают профессиональные актеры, и что все дело сводится лишь к статьям, речам, выступлениям ораторов и распределению мест» (трехтомное собрание сочинений, том 1, страница 265).
 
Лукашенко пришел к власти, не опираясь на какую-либо партию. Теперь Лукашенко опирается  в своей власти на силовиков, поэтому именно силовики, знающие методы работы, имея среди них знакомых, сослуживцев, бывших друзей имеют больше шансов, чем политики. Наверно, они меньше настораживают действующих силовиков, не имеющих в своем активе этой безудержной жажды люстрации, как у гражданских борцов.
 
Уверен, насмотревшись по жизни на кровь, смерти, именно силовики выступают против силовых и революционных деяний. Да и жажды власти у них куда меньше – накомандовались уже. И те гражданские партийцы, которые наладят с ними взаимодействие, имеют больше шансов на успех, как и в случае прихода А.Лукашенко к власти, убежден, у Бородача сейчас сложный период. И кто ему поможет на данном этапе, опираясь на свои связи, контакты, у того более благоприятные перспективы.
 
Володе, Ануфрию – удачи! Партийцы и общественники, думайте! Хотелось бы, чтобы и Александр Григорьевич думал, и его соратники…  Все проходит. Навсегда остается только Беларусь, память ее граждан, желательно, чтобы на могилы не плевали, а приносили цветы, как на могилу Петра Машерова.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».