Андрей Суздальцев: Новый виток со старыми проблемами 263

Сегодня состоится инаугурация четвертого президента России (он же и второй) Владимира Путина.

После смерти Б. Ельцина в России осталось два экс-президента – Д. Медведев, а также первый и последний президент СССР М. Горбачев. Оба на свободе… Между прочим, наличие экс-президентов в политическом бомонде современной России является индикатором определенного уровня развития демократии. Как, впрочем, и отношение к оппозиции, митингующей на Болотной площади…

Вопрос о демократичности российского политического уклада имеет непосредственное влияние на выработку стратегии борьбы за свержение режима А. Лукашенко. Но, думается, будь Россия самой демократичной страной на планете, а место премьер-министра достанься М. Прохорову или Б. Немцову, и это бы не остановило представителей белорусской оппозиции от попыток поставить знак равенства между российским и белорусским политическим режимами. Понятно, что такая позиция необходима для обоснования прозападной геополитической ориентации.

Белорусская оппозиция, предъявляя России обширный список претензий, затрагивающий разнообразные жизненные аспекты, начиная от упреков исторических и заканчивая современными, все-таки в первую очередь выделяет тезис о том, что именно Москва «содержит» режим А. Лукашенко, обеспечивает его экономически и продлевает его существование, тем самым, по ее мнению, ставит под угрозу суверенитет белорусского государства. Естественно, в новом президентстве В. Путина ждут точно такие же обвинения со стороны оппонентов режима А, Лукашенко.

Но пришлось бы сегодня вообще рассуждать на тему белорусского суверенитета, если бы Россия последние двадцать лет не предоставляла республике финансово-ресурсную и рыночную поддержку? В свое время о российской экономической помощи хлопотали и С. Шушкевич и В. Кебич.

К сожалению, большая часть белорусского политического класса до сих пор не совсем адекватно оценивает реальный экономический статус своего государства, воспринимая традиционную поддержку со стороны России, как естественный и объективный ресурс Беларуси, который ей принадлежит по праву. Мотивация России, оказывающей эту поддержку, является темой непрерывной полемики. Наиболее распространенное мнение основывается на убежденности в близкой перспективе «скупки» «фамильного серебра» и последующим включением Республики Беларусь в состав Российской Федерации. Определённые усилия в укоренении данных мнений предпринимал и предпринимает А. Лукашенко.

В преддверии нового президентства В. Путина вышеназванные вопросы широко обсуждаются в белорусском обществе, как и еще ряд принципиальных вопросов, связанных с перспективой, как российско-белорусских отношений, так и выживаемости правящего в республике режима.

Итак, все-таки принципиально важно понять: поддерживает ли сейчас Москва режим А. Лукашенко или воспринимает его как политическую реальность, с которой необходимо мириться? Раскрытие этой темы логично приводит к вопросу: с вхождением Беларуси в Единое экономическое пространства восстановил ли А. Лукашенко свой статус стратегического союзника России или же он остается в ранге временного попутчика? С учетом специфического положения Беларуси на мировой и региональной арене трудно будет обойти лимитрофную политику официального Минска и ее соответствие контексту создания Евразийского союза?

Ответы на данные вопросы и определят политику администрации В. Путина в отношении Минска в условиях формирования Единого экономического пространства и его будущего политического образования – Евразийского союза. Этот момент очень важен, так как он задает определенный формат : Беларусь для России интересна только в статусе субъекта интеграции .

Вне интеграционного проекта Беларусь для российского истеблишмента не существует, оставаясь очередной Молдавией с раздачей румынских/польских паспортов/карточек и вполне вероятной неформальной инкорпорацией в состав Румынии/Речи Посполитой в качестве колонии.

Вне крупного интеграционного проекта республика бесперспективна для крупных инвестиций, ее транзитный статус с вводом в строй Nord Stream и БТС-2 значительно девальвирован, военно-стратегическое значение сомнительно из-за крайне нестабильной политики А. Лукашенко, постоянно стремящегося к политическим маневрам между Брюсселем и Москвой.

Новое российское правительство, которое, и это уже без сомнений, будет возглавляться Д. Медведевым, в отношениях с Беларусью будет опираться на солидный пакет соглашений, обеспечивающих вхождение республики в Единое экономическое пространство. Это не обещает Минску легкой жизни. К тому же и президент В. Путин, и премьер-министр Д. Медведев имеют собственный опыт совместной работы с А. Лукашенко. Российское руководство прекрасно осознает уровень договороспособности белорусского президента, его склонность вместо выполнения подписанных соглашений искать обходные пути, включая политические кампании с использованием США, как в 2006 -2007 годах или Евросоюза, как в 2011 – 2012 гг.

Весь комплекс российских финансово-ресурсных дотаций и преференций в пользу Беларуси имеет смысл только при включении республики в неумолимое интеграционное расписание, которое, надо признать, оказалось весьма напряженным. Скорость преобразования каждого нового этапа интеграционного проекта ТС – ЕЭП несет несомненную угрозу выживаемости режима А. Лукашенко. Это учитывается, и политическая судьба А. Лукашенко вызывает определенное беспокойство у российского истеблишмента.

При формировании ТС-ЕЭП фактор авторитаризма воспринимался в тактическом плане. Считалось, что режим личной власти позволяет принимать решения в формате личных договоренностей, что создало иллюзию оперативного формирования ТС-ЕЭП. Однако, при этом Москва столкнулось с жестким шантажом со стороны официального Минска: только 6 июля 2010 г. Беларусь реально присоединилась к Таможенному союзу, ТС начал работу с изъятиями, большинство вопросов в Комиссии ТС решались в формате консенсуса и т.д. Уже с 2010 г. республика получала 6,2 млн. тонн нефти для «собственных нужд» в качестве аванса для будущего вступления в ТС-ЕЭП. В 2011 год РБ вошла с российскими дотациями и преференциями объемом более чем в 8 млрд. долларов. Москва, как указывал автор этих строк вы декабре 2011 года, создала столь масштабный уровень поддержки экономики республики, что просить дополнительных бонусов стало просто невозможно, как, впрочем, и откладывать реформирование белорусской экономики под предлогом отсутствия ресурсов. Ресурсов было предоставлено выше головы…

Но, как оказалось, все мало… Буквально на глазах республика в очередной раз превращается в таможенную «черную дыру». И вопрос уже не об экспорте нефтепродуктов (возрожден пресловутый белорусский нефтяной офшор, в котором белорусская сторона демонстративно обворовывает российский бюджет миллионами тонн «разбавителей» и «растворителей»). Есть вопросы и к товарному экспорту с белорусской маркировкой. Неожиданно в республике развернулась настоящая скатерть-самобранка невероятных объемов – вывозят день и ночь фурами и вагонами. Еще немного статистики, и продуктивность белорусского сельского хозяйства перепрыгнет датское и голландское в несколько раз (!).

Впрочем, частное мнение автора данного материала, выстроенное на личном опыте многолетнего проживания в республике состоит в том, что современная Беларусь с ее экономическим укладом (и российскому руководству это давно надо было бы уяснить) это прежде всего контрабанда. Причем контрабанда в государственном масштабе. Более того, контрабанда лежит в основе экономического выживания республики. Такова уж специфика хозяйствования А. Лукашенко и его правительства - могут жить только за счет соседей.

Контрабанда – естественный, привычный и традиционный промысел белорусского населения и белорусского руководства.

Вводя Республику Беларусь в новый интеграционный проект, данную специфическую особенность ее экономического уклада необходимо было учитывать. Тем более, что у РФ имеется опыт совместной работы с белорусской стороной в российско-белорусской таможенной зоне с 1995 г.

Вопрос о новом расцвете белорусской контрабанды, безусловно, станет одним из самых «горячих» в «белорусской повестке дня» четвертого президента России. Как, впрочем, и невозможность реформировать ее экономику в формате Единого экономического пространства.

Задержка с третьим траншем кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс не является случайной. Документация, которую предоставила белорусская сторона в качестве обоснования для выделения 440 млн. долларов не имеет никакого отношения к реальному состоянию дел в белорусской экономике. Условия предоставления кредита АФ ЕврАзЭс белорусской стороной не выполняются и не будут выполняться. По-видимому, В. Путину придется решать данную проблему в политическом формате.

Стоит напомнить, что никуда не уйти от еще одного итога экономической политики А. Лукашенко - в 2012 году Беларусь объективно впадает в долговой кризис, и без внешней поддержки она из него не выйдет. Россия не может взять на себя столь огромные (18 млрд. долларов) долги соседнего, пусть и союзного государства. Кроме того, нет иллюзий в том, что «союзник» стоит на грани нового диалога с Брюсселем, т.е. А. Лукашенко будет вновь пытаться выбить из России финансовую поддержку, угрожая «уйти на Запад». Москва ожидает и готова к очередному белорусскому внешнеполитическому сальто-мортале. Учитывается, что предпринимаемые официальным Минском попытки диалога с Западом носят манипулятивный характер. При всем желании Евросоюз не в силах заменить российский рынок и российские энергоносители. Брюссель не планирует даже в долгосрочной перспективе принять республику в состав Евросоюза. Поэтому все попытки давить на Москву бурной имитацией диалога с Западом бессмысленны и несут серьезные имиджевые потери, как для Лукашенко, так и для Запада.

Во внешнеполитическом плане режим А. Лукашенко представляет из себя типичный продукт противоречий между Россией и Евросоюзом/НАТО, что, однако, только в строго определенной степени обеспечивает его выживаемость. Однако времена «холодной войны» ушли, и сейчас мы можем говорить о геополитических противоречиях или столкновении «вечных интересов» Востока и Запада, которыми страны, подобные Беларуси, пытаются как-то воспользоваться. Более того, эти противоречия, нося иногда весьма ожесточенный характер (развертывание европейского ПРО), по региональной тематике зачастую преобразовываются в совместные усилия, предпринимаемые в отношении глобальных проблем (афганской, допустим). В качестве примера можно привести размещение транзитной базы НАТО под Ульяновском – весьма показательный ответ белорусскому политическому классу, причем как его проправительственной, так и оппозиционной частям, активно эксплуатирующим идею о появлении НАТО у Смоленска, если Москва не пойдет навстречу требованиям Минска в части финансово-ресурсных дотаций и преференций.

Впрочем, такой же демонстрационно-декоративный характер носят и периодически повторяемые попытки Минска развернуть полномасштабное сотрудничество с Китаем, Венесуэлой, Ираном и т.д. Учитывая, что ни одна из широкоразрекламированных программ развития отношений РБ с третьими странами не увенчалась успехом, есть все основания утверждать - отношения с Россией для Беларуси безальтернативны.

Несмотря на то, что определенная часть оппонентов белорусского президента желает видеть проблему сохранения режима А. Лукашенко в качестве первоосновы для противоречий между Москвой и Брюсселем, с полным основанием можно утверждать, что ситуация как раз обратная. Белорусская проблема остается вторичной, хотя и используется в качестве инструмента геополитического давления, но с каждым годом все реже и реже. Слишком «скользким» и неприятным оказывается данный «инструмент». Брезгуют…

Действительно, как доказать Западу, что союз с Беларусью укрепляет Россию и содействует росту ее влияния на мировой арене, если Москве едва ли не ежемесячно приходится вступаться за развязавшего очередную международную склоку «союзника»? Причем, и это отмечают в России, Минск, сделав очередную попытку стравить Запад и Восток по белорусской проблеме, буквально кидается в ноги Москвы с воплем о необходимой ему поддержке. Проблем с Европой и США у России прогнозируется в достаточном количестве и без театральных представлений А. Лукашенко . Так что при подобной тактике Минск вряд ли дождется оваций со стороны Москвы .

Белорусскому президенту действительно сейчас некуда деваться от России, но и самой России он нужен только в статусе участника интеграции. Возникает парадокс: по объему взаимных обязательств А. Лукашенко объективно является стратегическим союзником России со всеми вытекающими для него привилегиями и открывающимися возможностями. А с другой стороны, белорусский президент является персоной, доверие к которой не питает даже последний кремлевский клерк. Но Лукашенко нет замены. Пока нет…

После 2011 года позиции А. Лукашенко в белорусском обществе существенно подорвались, но, вместе с тем, белорусский политический класс в своей основе не готов отказаться от иждивенческой схемы существования своего национального государства, олицетворением которой и является А. Лукашенко. В этом и заключается главная причина отсутствия альтернативной А. Лукашенко фигуры на белорусском политическом поле, а не в том, что белорусский президент зверским образом производит «зачистку» от вероятных конкурентов. Нет идей и программ, позволяющих вырвать республику из положения дотационной периферии и нет людей, способных эти идеи и программы сформулировать. Поэтому никаких реальных конкурентов А. Лукашенко после 2000 г. не «зачистил». Их просто не было… Карпенко и Гончар были последними…

А. Лукашенко представляет для Москвы проблему еще и в том, что белорусский президент не имеет политических перспектив в рамках все того же российского интеграционного проекта. Стоит напомнить, что в ноябре 2011 года в Кремле при участии А. Лукашенко и Н. Назарбаева был провозглашен курс на создание Евразийского союза – политической структуры, венчающей интеграционный проект ТС-ЕЭП (в перспективе и валютный союз). Судьба Н. Назарбаева с каждым месяцем становится все более предсказуемой, но трудно себе представить наличие в Евразийском союзе президента государства-партнера, переизбирающегося уже на пятый президентский срок (!). Между прочим, до этой славной даты в истории Беларуси осталось совсем немного - 1323 дня. Кто будет всерьез воспринимать такой Союз в современном мире? Понятно, что данная проблема, от которой никуда не деться, с каждым новым витком интеграции будет восприниматься все острее, пока не станет самой сложной в российско-белорусских отношениях. И это не тот случай, когда говорят, что «если предвидел, то уже наполовину решил». В данном случае наполовину не получится…

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».