Павел Шеремет: Экспортеры революции 103

Белорусы вдали от родины чувствуют себя спокойнее и свободнее, но это не повод учить жизни тех, кто остался дома.

Я уехал из Беларуси 14 лет назад. Даже не верится. Ужасно быстро летит время. Я стараюсь не оглядываться назад, хотя есть, что вспомнить и чем гордиться. 

Я редко вспоминаю программу "Проспект", которую мы начали делать летом 1994-го и закрыли весной 1995-го. Наверное, мы делали хорошую программу, если люди помнят ее до сих пор. Потом были "Белорусская деловая газета" и корпункт ОРТ - все это периодически всплывает перед глазами так, словно происходило только  вчера.

Да и "Белорусский партизан", который мы создали 6 лет назад и сделали одним из самых популярных ресурсов страны исключительно на голом  энтузиазме, это серьезный повод для гордости.  Мне есть что предъявить и прошлым поколениям оппозиционеров и будущим.  

Однако в последнее время я редко пишу комментарии о ситуации в Беларуси.  Я давно перестал давать советы тем, кто живет под ежедневным, ежеминутным прессингом режима. Легко быть стратегом, наблюдая бой со стороны. 

И таких стратегов с каждым годом становится все больше. Когда я уезжал в 1999 году, многие  друзья-товарищи убеждали меня, что я совершал ошибку, кто-то даже насмехался и называл предателем. Теперь многие из сомневающихся живут по соседству. 

Самые активные белорусы покидают страну и становятся радикальнее своих соотечественников, оставшихся дома. Пишут обличительные статьи, ищут агентов КГБ среди оппозиционеров, обвиняют соотечественников в том, что те плохо борются с диктатурой и неэффективно тратят западную помощь. 

Молчавший 12 лет психиатр Дмитрий Щигельский сейчас словно сорвался с цепи и заполняет собой все виртуальное пространство борьбы за свободу.  Бежавший в Америку следователь прокуратуры Дмитрий Петрушкевич призывает провести ревизию финансовой помощиоппозиции. Это нормально, люди высказываются о наболевшем, но забывают о белорусской реальности. 

Варшава претендует на то, чтобы стать второй белорусской столицей. Там уже - несколько правительств в изгнании и почти половина всех оппозиционных журналистов. Я помню, как на записи программы на телеканале Белсат двое молодых ведущих набросились на меня с упреками за то, что я назвал Александра Лукашенко "белорусским президентом". Они требовали называть его исключительно диктатором.     

Эти настроения понятны. Желание изменить ситуацию на родине как можно скорее  и как можно радикальнее тоже объяснимо. Политическую активность белорусов зарубежья можно только приветствовать и всячески поддерживать, потому что подавляющее большинство наших эмигрантов, наоборот, старается побыстрее ассимилироваться, получить новый паспорт и забыть Беларусь как страшный сон. 

Белорусы массово покидают родные дома. Бегут из страны самые активные и амбициозные. Так бывает во всякой эмиграции. Вдали от родины белорусы  чувствуют себя спокойнее и свободнее, но это не повод учить жизни тех, кто остался дома. 

Массовая политическая эмиграция после президентских выборов 2010 года привела к тому, что в Европе появилось несколько центров сопротивления. Именно давление на европейское общественное мнение и европейских политиков позволило создать атмосферу тотального неприятия режима Лукашенко. 

Однако в этой благородной борьбе не следует терять голову, не стоит обижать подозрением и обвинениями тех, кто остался в Беларуси. Им во сто крат тяжелее, чем нам. 

Я живу не в Лондоне и не в Варшаве. Я переехал в Москву,  и проблема безопасности и защиты от белорусских спецслужб остается довольно актуальной.  Можно вспомнить, как год назад все (!) белорусские газеты дважды публиковали статьи, призывающие белорусов найти меня в Москве и отомстить за статьи. Но при этом я помню, что моим товарищам в Минске все равно многократно сложнее, и они живут в атмосфере тотального подавления. 

Много раз я давал себе обещание не возвращаться к белорусской ситуации, забыть, отрезать, сконцентрироваться на своей нынешней жизни. Но родина легко не отпускает.  

Мы продолжаем борьбу с режимом, делаем все, что в наших силах, хотя могли бы жить спокойно. Но все равно мы уехали. Были для этого веские основания или только некие опасения, угрожала нам смертельная опасность или  нам так казалось, не важно - мы уехали, мы отступили под натиском диктатуры. Я три раза был арестован в Беларуси, но это не дает мне повод высокомерно говорить о тех, кто выходит на акции протеста в Минске. 

Мы не имеем права строго судить тех, кто остался и продолжает хоть что-то делать в невыносимых условиях лукашизма. Прежде чем разбираться с остатками белорусской оппозиции, следует внимательно посмотреть на качество белорусской эмиграции. Сколько там искренних борцов за свободу, а сколько  - лишь функционеров, также успешно осваивающих помощь, как они делали это и в Беларуси?  

Сейчас не время делить оппозиционеров на правильных и дутых. Тем более делать это из-за бугра. Белорусы зарубежья должны помочь тем, кто остался. 

Конечно, среди оставшихся оппозиционеров и лидеров сопротивления хватает, к сожалению, идиотов, амбициозных негодяев, нечистых на руку людей и очень много агентов КГБ. Это понятно, но подавляющее большинство - это смелые, честные и бескорыстные люди, которые пытаются отвоевать там плацдарм для революции, удерживают крошечные островки свободы.  И наша задача - всеми силами им помогать, а не пинать их и не пенять им за ту революцию, которую мы в свое время сделать не смогли.  



«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».