Николай Халезин: Маленькие трагедии большого спорта 15

Сегодня белорусские спортсмены смирились с «коротким поводком», на котором их держит власть.


Дарья Домрачева - чемпионка мира, трехкратный серебряный призер чемпионатов мира, бронзовый призер Олимпиады - запросто обходится с кирпичами на одной из строек народного хозяйства Беларуси. Причем, пришла она на эту стройку совершенно добровольно, без какого-либо принуждения. Просто посмотрела в календарь, увидела, что приближается день рождения Владимира Ильича Ленина, пошла в магазин и купила спецодежду для субботника. И правильно - не в биатлонном же комбинезоне кирпичи класть. А параллельно теми же мыслями озаботился Александр Григорьевич Лукашенко - почетный диктатор Европы. И оказались они рядышком на стройке, празднуя «на марше» 142-летнюю годовщину вождя Мировой революции.

К сожалению, белорусские спортсмены сегодня - это слой общества, который находится у нынешней белорусской власти «в плену». И «плен» это не что иное, как финансовая зависимость от государства, и, как следствие, в нашей реальности - от одного единственного человека.

На заре лукашенковской эпохи спортсмены, как и многие деятели искусства, надеялись, что в той или иной мере вернется Советский Союз, с его системой распределения, стипендиями, госзаказом, чинами и званиями. Лукашенко мечтал о том же, отказываясь принимать структурные изменения в обществе, не понимая, что рынок - это не «ранний Ленин», а «поздний Карл Маркс». Со временем все спортивные функционеры, понимающие суть изменения общества, были удалены от спорта, а их место заняли провинциальные «парторги» и «комсорги», не имеющие никакого представления о сути подготовки спортсменов, зато прекрасно знающие, в какой кабинет нужно зайти, чтобы продвинуть очередную утопическую затею, и получить под это финансирование.

Однажды, в далеком 1998 году, мы сидели с шестикратным чемпионом мира по конькобежному спорту Игорем Железовским, и говорили о том, что происходит со спортом в Беларуси. Игорь рассказал о своей концепции развития большого спорта в нашей стране. Он предлагал сократить количество приоритетных для государства видов спорта до 10-15, в которых у белорусов есть перспективы, и на которые выделять серьезное финансирование, а деньги от масштабных расходов на «бесперспективные» виды отправлять на нужды детского и юношеского спорта. При таком подходе увеличивать объемы финансирования не было необходимости, но появлялся смысл функционирования белорусской спортивной системы: приоритетные виды спорта оставались в мировой элите; уделялось внимание развитию молодежи; у государства появлялась мобильность -- появление талантливых молодых людей позволяло вносить новые виды спорта в список приоритетных.

Стоит ли говорить, что идеи Железовского, которых у него было много, реализованы не были. Даже экономически обоснованная идея создания катка для занятий конькобежным спортом и шорт-треком, в котором нуждаются представители всех стран, окружающих Беларусь, и который готовы были на льготных условиях строить голландские строители, не была реализована. Какого количества средств не лишилась бы страна, создай в середине 90-х годов конькобежный центр, в котором могли бы тренироваться сборные большинства европейских стран? Это вопрос риторический, поскольку в каждой сфере белорусской действительности есть "упущенные возможности". Но здесь разговор особый -- самоокупаемое предприятие в сфере спорта, которое могло бы вывести и национальный конькобежный спорт на новый уровень.

К слову, спортивная карьера Игоря Железовского в Беларуси завершилась. Он вынужден был покинуть Беларусь, оставив посты президента Федерации конькобежного спорта, шорт-трека и фигурного катания, члена Национального Олимпийского комитета и президента Паралимпийского комитета. Белорусская карьера Игоря завершилась в 2005 году после того, как власти поняли - он говорит то, что думает. Разбираясь в тонкостях мирового спорта, когда остальные члены НОК молча кивали головами, Игорь задавал неудобные вопросы и выдвигал иннициативы, на которые имел право лишь один человек -- президент Национального Олимпийского комитета Лукашенко.

Подобным образом завершилась не только спортивная карьера Железовского. Международного гроссмейстера Виктора Купрейчика «отодвинули» со всех постов после того, как он в 1997 году дал интервью газете «Имя», где подверг жесткой критике не только пороки спортивной системы Беларуси, но и систему, которую строил Александр Лукашенко.

Сегодня белорусские спортсмены смирились с «коротким поводком», на котором их держит власть. Может сохранять принципиальную позицию член сборной Беларуси, когда в любой момент может вылететь из нее по прихоти не только главы государства, но и любого крупного спортивного чиновника? Может Виктория Азаренко отказаться играть с Александром Лукашенко в теннис, если долгое время ее затраты покрывал лукашенковский «кошелек» Владимир Пефтиев? Могут белорусские фристайлисты высказать свое особое мнение по любой общественно значимой теме, если государство оплачивает их сборы в Канаде или Германии? Это тоже риторические вопросы, поскольку невозможно вспомнить ни одного случая критического высказывания белорусских спортсменов.

При этом, можно легко обнаружить острые высказывания спортсменов демократических стран по самым разным поводам - от критики деятельности собственных спортивных федераций, до высказываний о деятельности правительств или глав государств. Почему? Да потому что основным критерием при формировании сборной являются спортивные показатели спортсменов, а не их лояльность властям.

Два чернокожих американских атлета Томми Смит и Джон Карлос, выигравшие золото и бронзу в забеге на 200 м, на церемонии олимпийского награждения демонстративно опустили головы и подняли вверх сжатые кулаки в черных перчатках. А белокожий австралиец Питер Норман на том же пьедестале стоял с эмблемой OPHR (Олимпийский проект за права человека). Их ждали суровые санкции –- американцы были исключены из своей сборной и отправились домой.. Пожалуй, это была последняя репрессия, направленная против свободного высказывания спортсменов. Но произошло это 44 года назад -- в далеком 1968 году. Сегодня, отчисли НОК кого-то из сборной за подобные действия, и не повезло бы не спортсмену, а Национальному Олимпийскому комитету, поскольку любой «наезд» на свободу слова сегодня в цивилизованном обществе недопустим. Сегодня Томми Смит и Джон Карлос - национальные герои Америки, решившиеся на беспрецедентный по тем временам поступок. Если вернуться к нашей реальности, то можно легко предположить, что произошло бы с карьерой белорусского спортсмена, победившего на Олимпийских играх, и решившего поднять над головой исторический бело-красно-белый флаг.

После того, как Диего Марадона в полуфинале чемпионата мира забил мяч в ворота соперников рукой, журналисты попросили легендарного Пеле прокомментировать этот факт. Он сказал всего одну фразу: «Марадона -- потрясающий футболист, но если бы он признался судье в случившемся, он стал бы великим футболистом». Наверное, просто сегодня в Беларуси не время великих спортсменов.



«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».