Светлана Калинкина: Несознанка 54

На повестку дня выходит новый вопрос: если Лукашенко все эти годы утверждал, что лично он управляет страной, то кто теперь управляет Лукашенко?


В истории с освобождением Андрея Санникова есть момент, который требует отдельного знака вопроса. Если Санников не врет (а в данном случае во вранье для него нет никакого смысла), то мы имеем подтверждение тому, что Александр Лукашенко не вполне контролирует ситуацию. Вернее так: он знает только то, что ему докладывают. А докладывают ему, вероятнее всего, не все.

Санников настаивает, что он написал прошение о помиловании почти за месяц до декабрьской пресс-конференции Лукашенко, где несколько раз было заявлено: кто напишет -- того выпущу.

«После 20 ноября я послал писем тридцать жене, маме и адвокату, и в каждом говорил: я написал прошение, я сделал это осознанно… Письма не доходили. Родные сходили с ума, я сходил с ума. Смотрю газеты -- ни слова о прошении… Адвоката не пускают, я пишу десятки заявлений начальнику колонии, где требую сообщить моим родным этот важный факт, дать мне позвонить им, потому что мне положен звонок… Никакого ответа. Несколько месяцев я был в полной изоляции, нарушались все мои права. Я даже пытался сообщить о прошении через зэков, но тоже не удалось.

В декабре в «Витьбе» меня подняли из одиночки в карантин, потом в зону и вдруг возвращают обратно в одиночку, без всякого моего заявления, просто по беспределу. 23 декабря по радио я слышу пресс-конференцию, где Лукашенко говорит, что заключенные должны написать прошение о помиловании, иначе будут сидеть. И понимаю, что мое прошение решили замолчать, цель -- не выбить из меня прошение, а просто уничтожить. Тогда я пишу повторное и кричу о нем у каждого столба -- и охранникам, и заключенным. И тут, видно, администрация зоны побоялась, что кто-то заложит».

Вспомним ту знаменитую пресс-конференцию, поведение Лукашенко, его реакцию на вопросы о политзаключенных. У меня все-таки остается ощущение, что о существовании прошения Санникова во время ее проведения Лукашенко вообще ничего не знал. Можно, конечно, допустить, что он гениальный актер. Хотя раньше за ним такие таланты замечены не были, поскольку очень часто переигрывал. Однако в этот раз, отвечая на вопросы о политзаключенных, злясь на эти вопросы, он казался абсолютно естественным.

Да и промолчать в ситуации, когда на столе лежит бумага, написанная рукой главного оппонента -- «Прошу проявить гуманность и помиловать меня. В содеянном раскаиваюсь», -- это и не в характере Лукашенко, и не в его интересах.

Во-первых, если бы он знал о прошении, то в его стиле было бы отыграть ситуацию по полной, обязательно объявил бы на большую аудиторию что-то типа: «Вот один уже просится, молится, кланяется… Мы теперь подумаем, так ли искренне он раскаялся…»

Лукашенко -- тот, которого мы все видели последние 17 лет, -- красок, характеристик, оценок для Санникова в этой ситуации, думается, не пожалел бы. Но в этот раз смолчал как порядочный человек.

Во-вторых, если учитывать общий политический контекст, то Лукашенко просто должен был объявить, что Санников прошение уже написал. Поскольку тогда шла активная «разъяснительная работа» с другими политзаключенными на тот счет, что писать ходатайство на имя президента все равно придется. Что другого выхода нет, что больше никого не выпустят без челобитной Александру Григорьевичу. Понятно, что пример Санникова в той ситуации был более чем уместен в качестве показательного. Но почему-то его не использовали.

Наконец, в-третьих, если в ноябре-декабре Лукашенко знал, но не говорил о том, что прошение Санникова у него есть, то кого так стараются убедить МВД и пропагандисты, что в ноябре прошения не было? Если они работают для нас с вами, то, наоборот, теперь было бы их время злорадствовать: пока одно прошение оформлялось-проверялось-пересылалось, герой Санников уже другое спешил писать… Но они с какого-то перепугу ушли в несознанку: ничего не знаем, ничего не видели, Санников ничего не писал…

Конечно, нельзя исключить, что вся система во главе с Лукашенко действовала и действует вопреки всякой логике. Но все-таки напрашивается и другое объяснение. Если Лукашенко не обманывает, если он действительно не знал про ноябрьское прошение Санникова, то получается, что им умело манипулируют силовики и те, кто их непосредственно курирует, решая, что доложить президенту, когда доложить, как доложить, а что ему знать не нужно.

Получается, что они сознательно затягивали и обостряли конфликт с Европой из-за политзаключенных и конкретно из-за Андрея Санникова как наиболее известного на Западе узника белорусского режима. И в результате довели ситуацию до точки кипения - до отъезда европейских послов, до санкций против нескольких бизнесменов, главный бизнес которых -торговля нефтепродуктами.

Зачем они это делали? Возможно, просто потому, что считают политическую конфронтацию наиболее благоприятной средой для получения званий, премий, возможности засветиться. Возможно, из каких-то личных соображений мстили Санникову. А может, по чьему-то заказу просто устраняли конкурентов в борьбе за контракты по поставке нефтепродуктов на западный рынок… Ведь свято место пусто не бывает, и на место фирм Юрия Чижа, которые из-за санкций теперь в Европе работать не могут, обязательно должен прийти кто-то другой.

О мотивах можно только гадать.

Вот только у Санникова нет мотива врать и оговаривать себя, признавая, что пришлось дважды наступить себе на горло, дважды унизиться, дважды писать прошение. А значит, на повестку дня выходит новый вопрос: если Лукашенко все эти годы утверждал, что лично он управляет страной, то кто теперь управляет Лукашенко?..



«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».