Светлана Калинкина: Гвоздь в диване 6

Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали. Не я придумала. Народный афоризм.

Но есть такое ощущение, что Путин смог объяснить Лукашенко главное правило: в народной мудрости обязательно имеет место художественное преувеличение.

В четверг Владимир Владимирович звонил в Минск дважды. И Александр Григорьевич стал деликатным-деликатным. Спокойным, тихим, ненавязчивым. Руками не махал, тон поубавил, сцепил пальцы в замок и подбирал слова.

«Не хотелось бы, чтобы мы перегружали Россию своими проблемами». «У России сегодня своих проблем предостаточно». «Не надо перегружать наших близких партнеров своими проблемами в отношениях с Западной Европой…»

Александр Григорьевич не хочет кого-то перегружать своими проблемами?! Вы такое за 17 лет слышали?

«Ястребиных замашек с нашей стороны быть не должно. Наша реакция должна быть адекватной, она не должна быть чрезмерной».

Вы можете поверить, что наша птица добровольно сложила крылья?..

И все-таки иногда в событиях есть логика, а иногда – клиника. Появилась, наконец, логика. И, насколько мне видится, она такова.

Лукашенко рассчитывал на конфликте с Западом сорвать с России дивиденды. «Вы братья или не братья? Нас душат беспрецедентно, спасайте скорей!»

А в ответ – тишина.

Более того, Владимир Путин мимоходом обмолвился, что «конфликт Минска и Брюсселя это внутренние дела, нас не касается».

Мы еще по инерции пыжились, обостряли, надеялись на то, что коль Россия нас с нашими чудачествами не послала вовремя, то и будет в ответе. Но уже и сил нет пыжиться. А сочувствия – ноль.

Мы думали сыграть на том, что теперь Россия будет платить за то, что Беларусь надежно закрыла дверь между ЕЭП и злобным Западом. Но умные люди только посмеялись: «Ошибочка вышла, не стоило Зюгановых-Прохановых в советники брать, коль их и Путин не берет. В долгосрочной перспективе вы нужны не как запертая дверь, а как передняя комната».

Не ту ставку сделали, прокол вышел.

Конечно, мы мостов на Запад не сжигали. Все это время с Европой шли переговоры об освобождении политзаключенных, потому что они и есть главный камень преткновения. И когда стало понятно, что их все равно придется освобождать, то Лукашенко попытался и на этом выгоду поиметь, реализовав свое давнее намерение предоставить самым буйным из недовольных самолет – и чтобы духу их тут не было. Только на этот раз не нашлось европейского дипломата, готового повторить миссию посла Германии, который в свое время съездил с подобными предложениями в колонию к Александру Козулину, и на том свою дипломатическую карьеру закончил.

Теперь никто ничего в происходящем не понимает, картинка распадается на сложно сочетаемые друг с другом фрагменты.

У России свои проблемы. ЕС объявил, что послы вернутся после Пасхи. Политзаключенные сидят. И на конец апреля Совет министров ЕС вновь выносит вопрос о санкциях...

Каша какая-то!

Послы вернутся, чтобы политзаключенных не выпустили? Европа на это должна будет отреагировать новыми санкциями, и послов вновь вышлют из Минска для консультаций?

Нелогично!

Зато паззлы складываются в цельную картинку если послы возвращаются, политзаключенных (возможно, не всех) освобождают, а новые санкции в качестве поощрения доброй воли, все-таки проявленной Минском, не вводятся.

Не исключено, что по оставшимся в тюрьмах и дальше будет идти торг. Потому что, наверняка, не только Вадим Гигин считает, что их целесообразно попридержать к парламентским выборам. Но для Лукашенко парламентские выборы – это не принципиально, это формальность. Главное для него в том, что, освободив, наконец, людей он снимает с европейско-росийской повестки дня белорусский вопрос. То есть если он выпускает политзаключенных сейчас, то антилукашенковский блок между Востоком и Западом не успеет сформироваться, кольцо не сомкнется. А именно такое кольцо для него – настоящая удавка.

Всем понятно, что Путину надо налаживать отношения с Европой. А тут еще Лукашенко, как гвоздь в диване: только расслабился – и зацепишься. Почему нет? Особенно если никаких обязательств по кандидатуре нового белорусского президента перед Западом не брать? Правда, закавыка для России в том, что многие сделки по Беларуси с Александром Григорьевичем начаты и не закончены. Конечно, им бы их хотелось завершить. А он это понимает, со всеми сделками тянет.

Одним словом, ситуация неоднозначная и может качнуться в любую сторону.

Как только Россия устами Путина отказалась вмешиваться в нынешний конфликт Беларуси с Европой, он потерял главный смысл. Теперь для Минска вопрос только в том, как сохранить хорошую мину при плохой игре. Заявления Лукашенко, что прежде, чем впустить европейских послов, он будет рассматривать их персональные дела – это, думаю, из этой серии. Экспромт.

Впрочем, мы всякое видели. Зачешется правая нога или левое ухо – и вновь придется говорить не о логике, а о клинике. Исключать такого варианта нельзя. Потому пока остается надеяться только на то, что Владимир Владимирович был убедителен. И твердо дал понять, что кого вовремя не послали, можно послать поздно. Это в любом случае лучше, чем никогда.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».