"Мы должны опасаться, что какая-нибудь страна-изгой повторит эти страшные события"

На фестивале Трайбека в США прошла мировая премьера минисериала «Чернобыль».

"Мы должны опасаться, что какая-нибудь страна-изгой повторит эти страшные события"

Крейг Мазин: В эру фейк-ньюс Чернобыль злободневен как никогда

«В нашем сериале нет монстров, поэтому на восемь сезонов мы его не сможем растянуть, – пошутил продюсер и драматург Крейг Мазин (Craig Mazin) на мировой премьере новой мини-сериала «Чернобыль» (Chernobyl). Два первых сегмента были показаны на 18-м ежегодном международном кинофестивале Трайбека в одном из залов зрелищного комплекса Spring Studios на Варик-стрит в Нижнем Манхэттене. Премьера приурочена к 33-й годовщине аварии на Чернобыльской АЭС, передает golos-ameriki.ru.

История катастрофы, произошедшей 26 апреля 1986 года, рассказана в жанре технологического триллера с участием известных актеров Джареда Харриса, Эмили Уотсон и Стеллана Скарсгарда. Снял его шведский режиссер Йохан Ренк (Johan Renck) по заказу американского кабельного телеканала HBO и британской коммуникационной корпорации Sky TV. Телепремьера пятисерийного фильма запланирована на 6 мая. Показ этого телепроекта на Трайбеке стал еще одним красноречивым проявлением экспансии фестиваля в смежные зоны визуальных искусств и коммуникаций, включая ТВ, стриминговые платформы и программы виртуальной реальности.


«Ходячие мертвецы»

Через несколько дней после аварии трое инженеров-добровольцев облачаются в водолазные костюмы, чтобы отправиться в смертельное путешествие под раскаленный реактор Чернобыля. Счет идет на минуты. Если не открыть запорные клапаны и не успеть слить миллионы галлонов воды, то с ними неизбежно соприкоснется плавящаяся зона реактора и произойдет страшной силы взрыв, в сравнении с которым разрушение четвертого энергоблока покажется незначительным инцидентом. Трое героев ценой своих жизней спасают Европу и мир от ядерного Апокалипсиса.

Как сказал Крейг Мазин, этот эпизод стал эмоциональным пиком двух первых серий минисериала «Чернобыль».

Уроженец Бруклина (Нью-Йорк) Крэйг Мазин как драматург известен по фильмам «Очень страшное кино 3», «Очень страшное кино 4», «Мальчишник 2: Из Вегаса в Бангкок» и «Мальчишник: Часть III».

Обозреватель The Hollywood Reporter Тим Гудман в своей рецензии признал, что этот фильм смотреть трудно. «...Мы знаем, что еще не знают большинство героев фильма, работников атомной электростанции и жителей окрестных районов, что они все ходячие мертвецы», – пишет рецензент.

Трагическое неведение – так Мазин и другие участники презентации характерировали положение работников Чернобыльской АЭС и их семей после взрыва. Мы видим на экране, как пожарные отправляются тушить реактор, слабо представляя, какие гигантские дозы радиации они получают, просто дыша отравленным задымленным воздухом.

Из самых впечатляющих эпизодов начальных серий - беспечная атмосфера сразу после катастрофы, когда жители семьями, с детьми, выходят на улицу и на балконы домов, чтобы получше разглядеть горящий энергоблок АЭС. В вечернем воздухе видны пылинки и частички гари, которые несут ничего не подозревающим людям радиактивное заражение и смерть.

«Я приезжал в Чернобыль несколько раз, – рассказывает Мазин. – Сейчас там разрешают находиться в определенных зонах. Я проехал с гидом по мертвому городу Припяти. Мне говорили, где можно останавливаться, а где нельзя. Самое страшное место – это подвал больницы, куда привозили первых жертв катастрофы. Туда спускаться строго запрещено – там высокий уровень радиации. Поскольку мы снимали в Литве, мы побывали на Игналинской атомной электростанции, работа которой остановлена (в 2009 г. – О.С.). Мы получили разрешение там снимать, эта зона выглядит как будто что-то инопланетное, неземное. Территорию станции охраняют солдаты НАТО».
#1#

Чиновники против ученых

Важнейшая драматургическая линия фильма – преступное замалчивание советскими властями реальных масштабов катастрофы, оттягивание полной эвакуции, кампания лжи в прессе и на ТВ. Любым путем чиновники всех уровней пытаются снять с себя ответственность за трагедию. Завеса лжи – эти слова лучше других характеризуют реакцию властей на сообщения о трагической катастрофе в Чернобыле. Известно, что именно эти трусливые метания, ошибочные и половинчатые решения, привели к значительному росту числа пострадавших.

«Это, конечно, история-предупреждение, – пишет The Hollywood Reporter, – но наиболее эффективный месседж, который она нам посылает, заключается не в том, что пока человечество избежало другого такого инцидента, а в том, что мы должны очень опасаться того, что какая-нибудь страна-изгой повторит эти страшные события, но в гораздо большем масштабе».

Главный конфликт в фильме разыгрывается между советскими аппаратчиками, всеми правдами и неправдами утаивающими подлинный масштаб катастрофы, и учеными, которые пытаются установить истину и открыть на нее глаза людям. Отдельную сюжетную линию представляет история молодого пожарного и его жены.

Две ключевые фигуры в яростном споре чиновников и ученых – зампред совмина СССР Борис Щербина, возглавлявший правительственную комиссию по ликвидации последствий аварии, и академик-ядерщик Валерий Легасов, член этой комиссии. Легасова зритель увидит уже в первых кадрах первого эпизода.

Через два года после трагедии (об этом говорит титр «1988 год») академик Легасов завершает в своем кабинете работу над воспоминаниями о трагедии Чернобыля, которые он наговаривает на диктофон. Он прячет кассеты от соглядатаев, которые караулят под его окном, и решается на роковой шаг...

Легасова играет британский актер Джаред Харрис, известный по телесериалу «Безумцы».

Для шведского актера Стеллана Скарсгарда, играющего Щербину, по его словам, неожиданную сложность представили официальные костюмы, которые носит его герой.

«Наши ребята нашли для меня настоящее плотное советское сукно, из которого костюмеры и сшили для меня костюмы, – рассказывает актер. – Двигаться в них – тяжкое испытание, трудно пошевелиться, шея тут же деревенела».

Стеллан Скарсгард известен ролями в десятках фильмов, в том числе «Нимфоманка», «Умница Уилл Хантинг», «Догвилл», «Меланхолия».

«Я в то время, в середине 80-х, жил в Швеции и хорошо помню, как нас всех предупредили, что ветер из Украины несет радиацию, – сказал Скарсгард. – Так что года два после катастрофы нельзя было употреблять в пищу ягоды и грибы из определенных районов Швеции. Помню еще комментарии по телевидению, в которых вина возлагалась на неправильную политику советских властей».


Мусор и атташе-кейс

Британская актриса Эмили Уотсон играет Ульяну Хомюк, вымышленного ученого-ядерщика из Белоруссии, которая отстаивает правду в жестких спорах с коллегами и начальством. Она не скрывает своего гнева, когда наталкивается на завалы трусливой лжи, отметая одну фальшивую версию за другой.

«В то время я училась в университете, – рассказала на презентации Эмили Уотсон. – Две мои подруги по обмену учились в Киеве, и я помню, какой ужас нас всех охватил, когда в прессе появились сообщения о радиационном заражении».

Эмили Уотсон памятна многим по фильму Ларса фон-Триера «Рассекая волны». Она играла также в картинах «Любовь, сбивающая с ног», «Нью-Йорк, Нью-Йорк», «Госфорд-Парк» и многих других.

«Наши художники очень изобретательны, – сказал на презентации Крейг Мазин. – Нам потребовалось очень много обломков, ведь нужно было показать колоссальные разрушения. Мы уговорили владельца заброшенного завода в Литве взорвать его, он согласился, и мы получили первоклассный советский строительный мусор. Не менее творчески подошли к своим задачам костюмеры и бутафоры. Мы нашли аутентичную советскую одежду 80-х годов и все время спрашивали у наших консультантов: так ли это носили? Все ли правильно? То, что мы снимали в Литве, и на съемках находились люди, которые хорошо помнят ту эпоху, нам очень помогло. В пятом эпизоде наш герой идет на работу, держа в руках бумажный пакет с едой. К нам, не сговариваясь, подходили один за одним наши литовские коллеги, чтобы сказать: нет, тогда в СССР еду в бумажных пакетах не носили. А в чем? Самый реальный вариант - в атташе-кейсе! Пришлось смириться и заменить пакет на атташе-кейс».

«Мы себе очень затруднили жизнь максималистским желанием воссоздать исчезнувшую советскую реальность, – добавил режиссер Йохан Ренк. – Я вырос в Стокгольме в 70-е годы, и, полагаю, шведские 70-е мало чем отличались от советских 80-х, по меньшей мере, по внешним признакам быта».

Йохан Ренк известен как режиссер музыкальных видеоклипов и телепрограмм. Он и сам записывался как музыкант. Работал с Мадонной, Кальи Миноуг, Робби Уильямсом и другими звездами шоу-бизнеса. Поставил как режиссер три сегмента суперпопулярной теледрамы «Во все тяжкие» (Breaking Bad).

«В эру фейк-ньюс Чернобыль злободневен, как никогда,– сказал Крейг Мазин. – Смотрите, какая тотальная атака идет в мире, включая США и Великобританию, на науку, на непреложные научные истины. Само понятие научной экспертизы высмеивается. Экспертов унижают, результаты их исследований пытаются дискредитировать. Над фактом доминируют рекламные нарративы, политические заказы. И в этом плане Чернобыль преподнес нам важный урок. Нельзя замалчивать и искажать правду, говоря, в первую очередь, об изменениях климата. Природа нам отомстит за это».


Напомним, Беларусь завершает строительство АЭС рядом с городом Островец в Гродненской области. 

АЭС строится по российскому проекту "ВВЭР-1200". Она будет состоять из двух энергоблоков мощностью 1200 МВт каждый. Пуск первого энергоблока запланирован на ноябрь 2019 года, второго - на 2020 год. 

Генподрядчиком строительства АЭС является "Атомстройэкспорт" (структура " осатома").


Учитывая, что режим Лукашенко очень похож на советский, то велика вероятность того, что если, не дай Бог, на АЭС что-то случится, то, как и в случае в Чернобылем, власти до последнего будут от нас скрывать правду.

11:05 29/04/2019
Поделиться