Арсений Сивицкий: У Беларуси почти не осталось времени на принятие стратегических решений

Россия оказывает давление по всему спектру взаимоотношений с Беларусью, стремясь таким образом принудить руководство страны к более продвинутой форме интеграции в рамках "союзного государства". То есть к стратегическим уступкам, подрывающим национальный суверенитет и независимость, и де-факто означающим инкорпорацию Беларуси.

Арсений Сивицкий: У Беларуси почти не осталось времени на принятие стратегических решений
Неудача сценария «углубленной интеграции» может запустить силовую опцию, которую Россия всегда держит наготове.

Что сегодня происходит между Беларусью и Россией? Почему экономические и информационные войны не только не утихают, а только нарастают? Что должна делать Беларусь в условиях нарастающей конфронтации? 
На вопросы «Белорусского партизана» отвечает директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий.

Россия ввела санкции де-факто и против Беларуси

- Последние действия Россельхознадзора логично вписываются в стратегию экономического давления на Беларусь. Стратегия реализуется минимум с 2015 года, когда Россия ввела эмбарго на сельскохозяйственную продукцию из западных стран – в ответ на санкции Запада, введенные из-за аннексии Крыма и конфликта на Донбассе. 

Де-факто, как оказалось, Кремль ввел контрсанкции не только против западных стран, но и против других стран-членов Евразийского экономического союза, из-за которых пострадали в первую очередь Беларусь и Казахстан. 


Россия приняла одностороннее решение о введении санкций, без консультаций в рамках ЕАЭС, хотя данные действия очевидным образом ударяли по интересам союзников. И сейчас, по сути, мы ощущаем на себе последствия односторонних действий. 

Россия преподносит контрсанкции как ответные меры на давление Запада; с учетом того, что поставки сельскохозяйственной продукции в Россию занимают первую позицию в экспорте Беларуси, мы можем говорить об экономическом давлении Москвы на Минск. А российские отсылки к серым схемам поставок – не более чем повод для давления.

Кроме того, Россия методически выдавливает Беларусь с внутреннего рынка. С 2015 года в России реализуются программы импортозамещения, в том числе в сельском хозяйстве. Беларусь всегда имела хорошие позиции на российском рынке мясомолочной продукции, а потому воспринимается как главный конкурент, которого необходимо вытеснить. 

И к 2024 году, по сути, Беларусь потеряет российский рынок, а по некоторым позициям она потеряет там свое место уже с 2020-2021 года. 

Формально Беларусь и Россия являются союзниками – и в рамках "союзного государства", и в рамках Евразийского экономического союза, но при этом Россия ведет себя откровенно недружелюбно и не учитывает интересы своего партнера при реализации программ импортозамещения. 

Поэтому действия Россельхознадзора являются продолжением политики давления на Беларусь, а экономическое дав ние – элемент комплексной стратегии давления на руководство Беларуси с целью подрыва национального суверенитета и независимости. 

Для достижения поставленной цели Россия использует наши слабые места, одним из главных является как раз экономическая зависимость от рынков сбыта, от поставок энергоресурсов, от кредитно-финансовой поддержки России.


Россия использует границу для экономической блокады?

- Измотать экономически, чтобы взять политически?

- Пока что Кремль реализует сценарий принуждения к интеграции через планомерное наращивание давления во всех сферах – в экономике, в военно-политической сфере, в информационной. Параллельно с введением условных экономических санкций против Беларуси мы наблюдаем создание военной инфраструктуры с российской стороны на белорусской границе. 

Это не только развертывание откровенно наступательных соединений и частей (например, 144-я мотострелковая дивизия 20-ой гвардейской общевойской армии, которая по сути сегодня ведет гибридную войну на востоке Украины), но и развертывание полноценной пограничной инфраструктуры. 

И я подозреваю, что после обращения главы Россельхознадзора Данкверта к ФСБ с просьбой помочь противодействовать серым схемам произойдет значительное усиление границы за счет развертывания подразделений пограничной службы ФСБ. 

В качестве повода используются «серые схемы» поставок, а по факту эти действия являются усилением присутствия военизированных формирований на границе с Беларусью. Что также может рассматриваться как один из элементов давления. 

Логика принятия решений по границе для нас является непрозрачной и не исключено, что сама граница впоследствии может быть использована как инструмент экономической блокады (она уже частично используется для этих целей для борбы с поставками сельскохозяйственной продукции из Беларуси). 

Россия только наращивает активность на границе, а потому нужно готовиться к худшим вариантам развития событий. Параллельно Москва развертывает комплексную инфраструктуру информационного влияния для активного воздействия на общественное мнение белорусов. 

Таким образом, Кремль оказывает давление по всему спектру взаимоотношений с Беларусью, стремясь таким образом принудить руководство страны к более продвинутой форме интеграции в рамках союзного государства. 

Это значит, что Москва пересматривает в одностороннем порядке стратегическую сделку, заключенную Беларусью с Россией в середине 1990-х и предполагающую равноправный и дружественный характер отношений, и стремится навязать Минску новый формат ассиметричной зависимости. 

Этот новый формат предполагает уменьшение зависимости от Беларуси со стороны России в экономической, военной и военно-технической, транзитной сферах при одновременном усилении уровня зависимости Беларуси от самой России и степени влияния Кремля на внутри- и внешнеполитические процессы.


Силовая опция у России всегда наготове

- Как может повести себя Россия, если реализуемый сценарий не сработает?

- Устами Александра Лукашенко неоднократно озвучен ответ на так называемый интеграционный ультиматум, поэтому главный вопрос заключается в следующем: когда Россия перейдет от первого сценария к альтернативным действиям, которые включают уже более активное вмешательство во внутренние дела Беларуси. 

А проработка сценариев возможного вмешательства во внутренние дела Беларуси фиксируются как минимум с 2015 года, они могут включать инициирование дестабилизации социально-экономической, военно-политической обстановки в стране, варианты силового вмешательства, включая провоцирование революции или переворота, смены режима.

Возможные действия России в отношении Беларуси предусматривают и самые жесткие сценарии. Сейчас они пока не актуальны, но если реализуемые ныне Кремлем планы провалятся и  российские стратеги сочтут, что это единственный вариант удержать Беларусь в своей сфере влияния в ответ на растущее взаимодействие с Китаем и Западом, то военная опция всегда наготове у российской стороны

Доказательством тому является развертывание откровенно наступательных сил на границе с Беларусью и пограничной инфраструктуры.

Отстаивание же Беларусью своего суверенитета и независимости будет провоцировать еще большую напряженность в отношениях с Россией, которая в ответ будет наращивать давление в более жестких формах.

- Кроме политических декларацией о защите суверенитета и независимости, руководство Беларуси предпринимает реальные шаги?

- Сейчас руководство Беларуси переживает очень сложный и важный период переоценки ценностей, хотя со стороны некоторых политических групп мы видим попытки убедить главу государства в том, что с Россией все-таки можно еще договориться без серьезных стратегических уступок. Хотя, возможно, речь можно вести и о попытках дезинформации высшего руководства со стороны этих групп.

Этим можно объяснить тот факт, что в течение нескольких последних недель Лукашенко не делал резких заявлений в адрес российских партнеров. Но такое молчание не приводит к деэскалации, напротив, Кремль только наращивает еще большее давление на Беларусь, на которое высшее руководство страны в конечном итоге вынуждено реагировать. 

Сейчас очень важно осознать новую нормальность в отношениях с Российской Федерации, которая из формально дружественного государства превращается в источник угроз и вызовов для независимости и суверенитета Беларуси

Соответственно, переоценка ценностей впоследствии должна повлиять на выработку ответных мер. Безусловно, невозможно разорвать все экономические, политические, гуманитарные связи с Россией, это и не нужно делать. 

Беларусь оказалась перед острой необходимостью проведения внутриэкономических реформ, изменения конфигурации властных отношений, возможно, самой модели политического устройства (и не факт, что в сторону более демократичной), диверсификации внешнеполитических и экономических связей. 

Официальный Минск потратил очень много усилий и времени на попытки достичь компромисса с Россией, жертвуя своими отношениями с другими игроками и не достигнув каких-либо прорывных результатов во взаимодейсвтии с Европейским Союзом и даже Китаем. 

Если исходить из того, что Россия больше не является стратегическим партнером для Беларуси, дружественным государством, тогда нам придется сокращать наши уязвимости и зависимость перед лицом нарастающего давления и потенциального вмешательства России во внутренние дела Беларуси. 

Но, повторюсь, это совершенно не означает полный разрыв отношений с Россией, что очевидно станет сигналом для Кремля о потери влияния в Беларуси и может подтолкнуть его к реализации более жестких сценариев. 


Беларусь должна соответствовать минимальным ожиданиям мировых игроков

- Речь идет о своеобразной «финляндизации» Беларуси, о превращении Беларуси в страну, которая до сих пор стремится поддерживать дружественные отношения с Россией и учитывать ее стратегические интересы в сфере безопасности (как Финляндия времен «холодной войны»), несмотря на то, что Россия делает совершенно обратное, но при этом не жертвовать, как мы это делали раньше, развитием отношений с другими перспективными партнерами. 

А это уже другой пласт проблем. Сегодня, чтобы эффективно развивать отношения с Китаем, с Европейским Союзом, с США, с новыми центрами силы, Беларусь тоже должна соответствовать определенным ожиданиям данных игроков в плане проведения внутренних преобразований, а не только выставлять список требований и претензий. 

Мы должны дать четкие ответы: как Беларусь видит себя в средней и долгосрочной перспективе, суверенным и независимым государством или сателлитом, с индустриальным наследством прошлого века или новой промышленностью на основе 5-го и 6-го технологического уклада, наконец, с жёсткой централизованной системой ручного управления или гибкой сетевой структурой власти, опирающейся на самоорганизацию, высокие технологии и экспертизу мирового уровня. 

Без ответа на эти вопросы невозможно ни внутреннее развитие, ни выстраивание новых отношений с внешним миром. Очевидно и то, что государство самостоятельно не сможет дать исчерпывающие ответы на данные вопросы без широкого диалога с наиболее активной частью белорусского общества. 

Особенно, когда речь идет о сохранении суверенитета и независимости в условиях кризисов, развитии цивилизованного диалога между государством и гражданским обществом – это базовая задача руководства страны. Иначе с гражданским обществом будут разговаривать внешние игроки и не всегда во благо национальным интересам страны.

У Беларуси остались 2-3 года на принятие стратегических решений

- Осталось ли время для принятия стратегических и жизненно необходимых решений?

- Горизонт планирования не очень большой: в экономике – 5-6 лет, пока в России идет налоговый маневр, а в политической сфере еще меньше – 2-3 года, так как один из сценариев российского вмешательства во внутренние дела Беларуси может быть во многом связан с форматом транзита власти в самой России, решением так называемой «проблемы 2024». 

Один из таких сценариев – создание "союзного государства", во главе которого станет Владимир Путин либо его преемник. Политические условия должны быть созданы к 2022 году, чтобы к 2024 году подготовить почву и формально, и идеологически, и институционально. То есть в политическом плане у Беларуси осталось еще меньше времени, чем в экономике. 

Но даже если по какой-то причине транзит власти будет происходить в другой форме, для России удержание Беларуси в своей сфере привилегированных интересов – стратегическая необходимость, обусловленная восприятием фобий, угроз и вызовов для национальной безопасности. 

Другое дело, что такое восприятие, или стратегическая культура, отказывает в самом существовании Беларуси как независимого и суверенного государства. Поэтому какой бы сценарий транзита власти Кремль не определил, усиление геополитического контроля над Беларусью является высшим приоритетом для Кремля на среднесрочную перспективу. 

В какой форме это будет происходить, через формат углубленной интеграции или превращении Беларуси в «хрупкое» или «несостоявшееся» государство, будет зависеть от внутри- и внешнеполитических условий, в которых окажется сама Россия. 


Крайне сложная задача – устоять под давлением России с учетом того большого количества уязвимостей белорусской социально-экономической и политической модели, которые обнажились из-за неожиданного одностороннего пересмотра Кремлем стратегической сделки с Беларусью. 

Но правильная мобилизация внутренних ресурсов и внешней поддержки все еще посильная задача для Беларуси. Попытка пересидеть кризис в отношениях или сохранить статус-кво в надежде договориться с Кремлем – не самая оптимальная стратегия. 

Несмотря на то, что Беларусь выполняет все взятые обязательства и не создает никаких стратегических вызовов и угроз для России, Кремль только наращивает давление на Беларусь. 

К сожалению, Беларусь сегодня находится в самой приоритетной повестке дня Кремля: это видно не только по назначению послом господина Бабича, который имеет серьезный силовой и политический бэкграунд и личный мандат на действия от российского президента, но и по количеству различных рабочих групп, созданных в Совбезе РФ, в правительстве и администрации президента, которые прорабатывают различные сценарии интеграции и усиления влияния, в том числе силового вмешательства во внутренние дела Беларуси. 


14:00 23/04/2019
Загрузка...






лента
Вся лента