Валерий Карбалевич: Коллапс правосудия

Александр Лукашенко вдруг озаботился системой правосудия в стране.

Право — это границы власти, а отнюдь не ее инструментарий.
Сергей Ковалев

20 августа Лукашенко провел давно готовившееся совещание «по вопросам качества работы правоохранительных органов при выявлении и расследовании преступлений». И назвал его историческим.

Кажется, никогда раньше глава государства так негативно не оценивал работу всех правоохранительных органов, как сейчас. Были разносы по отдельным ведомствам. Несколько чисток прошло в КГБ. Резко критиковалась таможня из-за коррупционных скандалов, милиция. Но вот так огульно устраивать приговор всей системе правосудия — такого не было.

Ситуация немного странная. Ведь правоохранительные органы в Беларуси имеют особый статус. Как в любом недемократическом государстве, здесь роль силовых структур, и прежде всего спецслужб, гипертрофирована. Они являются важнейшим инструментом удержания власти и контроля над обществом. Поэтому их функции в Беларуси намного шире, чем в демократической стране. Любое авторитарное государство по своей природе является полицейским. Здесь силовые структуры получают полный карт-бланш для контроля над населением, не обращая внимания на закон и права человека. Что выливается в самоуправство, бесчинство правоохранительных органов. Вынесем за скобки репрессии против политических оппонентов. Но сколько было скандалов, попавших в СМИ, как милиционеры, представители других структур били, издевались над людьми. Но А. Лукашенко, когда до него доходила информация, почти всегда брал под защиту силовиков. Ведь от их лояльности зависит его господство.

И отсутствие в Беларуси правосудия — это проблема давняя и всем известная. Десятилетия в стране царит правовой беспредел. Белорусские суды практически не выносят оправдательных приговоров. Их доля составляет лишь 0,2%. Это уровень статистической погрешности. В то время как в Европе 20—45% приговоров являются оправдательными. То есть белорусские суды особо не вникают в суть дела, а принимают к сведению любую туфту, которую предлагают следствие и прокуратура, механически штампуют обвинительные приговоры. Роль адвокатов сведена к нулю (точнее, до 0,2%).

Поэтому странно, что только сейчас, спустя четверть века с момента создания им самим этой системы, А. Лукашенко вдруг увидел непорядок, обнаружил, что «некоторые в погонах прибурели и оборзели».

Из секретного доклада, обнародованного президентом, следует, что в системе правосудия осуществляется массовая фальсификация уголовных дел, в результате чего за решеткой сидит большое количество невинных граждан. Оказывается, в правоохранительных органах существуют планы по посадкам людей. Причем милиция действует с применением грубой силы. «Ворвавшись в дом при детях, беременных женах, положить человека мордой в пол, как у вас принято говорить, заломить руки, поломать несколько ребер и сотрясение мозга», — констатировал А. Лукашенко. Он отметил злоупотребления по линии борьбы с незаконным оборотом наркотических средств, там дела фальсифицируются с помощью сотрудников Государственного комитета судебных экспертиз.

Собственно, А. Лукашенко лишь подтвердил все те выводы, которые делали правозащитники, независимые медиа. И, кстати, тогда официальные лица, государственные СМИ возмущались тем, что, дескать, оппоненты сознательно разворачивают кампанию по дискредитации милиции. Вот теперь президент показал, кто на самом деле был прав. И чего стоят все заклинания официозных пропагандистов, будто в Беларуси, в отличие от соседних стран, построено государство справедливости. А на самом деле это просто классика полицейского государства.

Поводом, ускорившим проведение этого совещания, стало дело главного инженера МЗКТ Андрея Головача. Тот просидел за решеткой четыре года и был дважды оправдан судом. Эта история вызвала громкий общественный резонанс.

Уникальность дела Головача заключается в том, что здесь белорусская система правосудия дала сбой. Главному инженеру МЗКТ повезло потому, что неожиданно, по каким-то неизвестным причинам, возник конфликт между Следственным комитетом и прокуратурой, с одной стороны, и судебной системой, с другой. Стороны вошли в клинч, который приобрел упорный характер, пошли на принцип. А. Головач оказался разменной монетой, случайным предметом для драки, инструментом для выяснения отношений между ведомствами. Суд неожиданно для всех начал рассматривать дело в строгом соответствии с законом, в результате подсудимого оправдали.

Нужно иметь в виду одно важное обстоятельство. В Беларуси, чтобы осудить человека за взятку, не нужны ни аудио или видеоматериалы, ни меченые купюры. Достаточно, чтобы кто-то признал, что давал взятку. Причем без особых подробностей. Поэтому судебные документы по подобным делам имеют много формулировок, типа «в неустановленное время», «в неустановленном месте» получил деньги. Кстати, даже А. Лукашенко возмутился таким порядком: «Взятка — это когда вы зафиксировали аудио, видео, что человеку принесли и дали ее... Должны быть железобетонные доказательства подобных вещей».

Почему же теперь Лукашенко вдруг обрушился с резкой критикой на правоохранительные органы? Для этого есть две причины. Во-первых, авторитарный лидер, давая полный карт-бланш силовым структурам, спецслужбам, попадает в системную ловушку. Получив право на полное игнорирование закона, вседозволенность, бесконтрольность, они неизбежно превращаются в закрытые касты, которые вместо защиты режима начинают обслуживать собственные корпоративные интересы, вести свою игру. На каком-то этапе ситуация стала потихоньку выходить из-под контроля А. Лукашенко и угрожать стабильности режима. Это как в голливудских фильмах робот-полицейский восстает против своих создателей и начинает крушить все вокруг.

Во-вторых, эпоха интернета создает другую информационную ситуацию по сравнению с прошлым. Скандалы с беспределом правоохранительных органов приобретают такой общественный резонанс, который начинает бить по репутации самого А. Лукашенко. Это особенно неприятно в период избирательных кампаний. Поэтому президент и вынужден был вмешаться как инстанция высшей справедливости.

По нормальной логике естественным итогом этого совещания должен был стать пересмотр всех фальсифицированных уголовных дел и соответствующих судебных приговоров, освобождение из мест заключения невинных людей, серьезная чистка правоохранительных органов.

Однако, судя по всему, все ограничится этим совещанием, которое оказалось всего лишь шумной пиар-акцией. Обратите внимание, А. Лукашенко покритиковал суды вовсе не за то, что они почти не выносят оправдательных приговоров. Совсем наоборот. Он считает, что оправдательных приговоров слишком много. И дал указание: «У нас сложилась такая практика: судье, чтобы принять какое-то решение, нужна куча доказательств и объемов каких-то фактов преступлений. Практика негодная! Достаточно одного-полутора преступлений, чтобы негодяя наказать».

И кстати, очень интересно, как он прокомментировал это скандальное дело главного инженера МЗКТ Андрея Головача: «Я не так однозначно оцениваю его, как в обществе и даже как в суде». Иначе говоря, если общество возмущено тем, что невинного человека четыре года держали в тюрьме, то президент, наоборот, недоволен тем, что его выпустили на свободу.

Ведь авторитарный режим и правовое государство — вещи несовместимые. Авторитарный режим может существовать только в виде полицейского государства.





08:14 29/08/2019
Комментарий - 0




лента
Вся лента