Владимир Мацкевич: Национальная валюта и национальный характер

Я знаю, что такое национальная валюта, но не знаю, что такое национальный характер.

Я знаю, что такое национальный банк, национальный аэропорт, национальная академия наук. Но я не знаю, что такое национальная наука.

Но это ничего бы особенного не значило, если бы не одно обстоятельство. Попробую его обозначить.

Не один я знаю, что такое национальная валюта. Это ЗНАЮТ почти все в стране, и очень многие вполне квалифицированно и умело обращаются с тем, что знают – с национальной валютой.

Про национальный характер можно утверждать то же самое:

Не один я не знаю, что такое национальный характер, НИКТО этого НЕ ЗНАЕТ. Никто не знает, но многие рассуждают. Рассуждают, спорят, отстаивают что-то, что-то опровергают. То есть, ведут себя так, как будто бы что-то знают.

А об этом ничего знать нельзя. Мнение иметь можно, а знать нельзя.

Хотя бы в том виде знания, как мы почти все знаем про национальную валюту.

Валюту можно обменять, потратить, вложить, девальвировать. Можно даже уничтожить, если быть дураком и согласиться на единую валюту в союзном государстве.

А что можно сделать с национальным характером? Ничего. Можно обозвать национальный характер национальным менталитетом. Или генетическим кодом. По-разному можно обзывать то, чего нет, что является всего лишь предметом спекуляций и фантазий.

Именно потому, что такие вещи есть всего лишь спекулятивный фантом, об этом многие готовы судить, рядить, спорить, писать статьи, диссертации, декларации и прочее.

Эти понятия — пустышки, даже не симулякры, а слова-ласки, как это Хайек называл.

Ну, ладно, “национальная валюта” – это то, что есть, а “национальный характер” – то, чего нет.

Но есть ещё некоторые слова, которые употребляются со прилагательным “национальный”. Например, национальная идея.

Что такое национальная идея? Она больше похожа на национальную валюту, или на национальный характер?

Что можно делать с национальной идеей?

Можно послать людей на смерть за национальную идею. Это кое-что.

За национальный характер никто умирать не пойдёт, а за национальную идею кое-кто готов умереть. То есть, упрощая, можно сказать, что есть люди, готовые обменять (не так, как валюту, но всё же) жизнь на идею.

Но именно в силу возможности конвертировать национальную идею в смерть национальных героев нельзя к национальной идее относиться несерьёзно.

Однако, с национальным характером национальную идею роднит то, что это фикции. И характер фикция, и идея фикция.

Только про национальный характер кое-кто как бы что-то знает.

А в национальную идею кто-то как бы верит. Ну, или не верит.

Национальный характер и менталитет – предмет спекуляций, резонерства и демагогии.

Национальная идея – предмет манипуляций, и той же демагогии.

Спекуляции и резонёрство вроде бы безобидны, пока не начинают служить манипуляции и политической демагогии.

Ну, а как только начинается манипуляция, тут всё идёт в ход, самые абстрактные спекуляции, самое примитивное резонёрство, самая рафинированная демагогия.

И в ядре всего этого имя существительное, от которого образовано прилагательное “национальный/ая/ое” – нация.

Никто и никогда не станет искать определение понятия “нация” без задней мысли, без прагматики.

Если кто-то ищет формулировку понятия “нация”, значит ему это зачем-то нужно.

Зачем?

Есть несколько прагматичных версий, зачем кому-то понадобилось определение или формулировка понятия “нация”. Как и всё, что относится к прагматике, это имеет морально этическое измерение.

1. + Поиск истины. Да, могу допустить, что существуют такие объективистски заряженные исследователи, кто разбирается с понятиями ради установления истины. Но тут нужно разбираться с методологией. А это мало кому интересно и доступно.

2. +/- Поиск инструментов для политического манипулирования массами. Тут ясная прагматика. Одни политики и идеологи пытаются манипулировать массами с благородными целями, другие с низкими. В период общественно-политических кризисов этого избежать никак нельзя, все политики делятся на хороших и плохих парней.

3. – Чисто психологическое манипулирование. Один человек требует от другого определения того, что не подлежит определению, чтобы поймать его на противоречиях и ошибках, и показать, что тот дурак, пристроиться сверху.

И самый распространённый тип негативного определения понятия “нация” – это эксклюзивная манипуляция, то есть, реализация чувства исключительности, превосходства. С помощью таких определений некая часть людей исключается из нации, чтобы лелеять в себе чувство превосходства, или “национальной гордости”. Исключают “пятую колонну”, непатриотов, инородцев, инакомыслящих, людей с неправильным акцентом, не разделяющих некую идеологию, верящих не в тех богов, и т.д.

Все определения понятия “нация” формулируются в этих трёх прагматических пространствах.

А поскольку невозможно не пользоваться категориями:

– национальная академия наук;

– национальный банк;

– национальный конкурс/премия/;

– член организации объединённых наций;

– национальная трагедия … и т.д.,

то нужно хоть какой-то смысл вкладывать и в имя существительное “нация”.

И лучше всего самый формальный.

Так вот, нация – множество всех людей с одинаковым государственным паспортом.

Беларуская нация – это множество людей, в паспортах которых написано “гражданин Республики Беларусь”.

Всё остальное от лукавого. Манипуляция, демагогия, резонёрство и спекуляции.





10:08 18/06/2019
Комментарий - 0




лента
Вся лента