Депутат--слуга народа, а прокурор?


Освободившись после полумесячного содержания в столичном учреждении издевательства милицейского генерала Шуневича над народом (т.н. ЦИП на Минской ул.Окрестина) правозащитница Наталья Горячко смогла изучить дело о своем "преступном" деянии: дезорганизация работы Генеральной прокуратуры Беларуси.

О "преступлении" совершенном 19 февраля 2019 года заявила прокурор с двумя большими звездами на погонах (советник юстиции) А.Воробьева..

Данная дама потребовала от начальника УВД Центрального района Минска привлечь Наталью Ивановну за оскорбление прокурора по статье 9.3 КоАП.

Статья 9.3 КоАП: Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, влечет наложение штрафа в размере до 20 б.в. (510 рублей).

Начальник Центрального РУВД требование прокурорши выполнил, дело возбудил. Только вот не за оскорбление, а за хулиганство, (санкция статьи 17.1 КоАП 15 суток осуждения на Шуневичские "нары").

Подполковник Шахлай поменял обвинение по собственной инициативе. Каких-либо обоснований и документов, поясняющих замену частного обвинения по ст.9.3 на обвинение от имени государства по ст.17.1, в деле не имеется.

Кто автор пертурбации (внезапного изменения) остается только гадать. Вряд ли районный милицейский начальник сделал это по собственной инициативе.

Свое заявление А.Воробьева написала через три недели после причиненного ей "оскорбления" (11 марта). Но в Центральном РУВД зарегистрировано лишь через восемь дней после подписания прокуроршей (19 марта).

Через месяц после "оскорбления"!

Чем объясняется волокита (затягивание дела) в Генпрокуратуре? Частный случай или такова система работы данной государственной структуры? Видимо служба собственной безопасности не доверяет прокурору Воробьевой. Три недели понадобилась руководству Генеральной прокуратуры на уламывание советника юстиции написать данное заявление. И все равно, видимо, не было уверенности, что Н.Горячко осудят. Ведь судья обязана на процессе предложить сторонам заключить мировое соглашение. Административный процесс по делам об административных правонарушениях подлежит прекращению в случае примирения с лицом, в отношении которого ведется административный процесс (ст.9.4 Процессуального Кодекса).

Но и без примирения обвинение шансов на успех не имело.

Ведь при непризнании обвиняемой по статье 9.3 своей вины судья обязана назначить лингвистическую экспертизу.

И если лингвист не подтверждает факт оскорбления, административный процесс прекращается.


Но даже без экспертизы, если в словаре нет пометки "бранное", "просторечное", отсутствуют основания считать слово неприличным.

Оскорбление с бытовой точки зрения и с юридической разные вещи, Обидные слова не оскорбление.

К примеру:



"Дура" — слово неприятное, но приличное.


"Гадюка", "дурочка" — не оскорбления. (Из Интернета).

А понятие слуга народа, не может быть оскорблением по определению.

Из словаря русского языка: Депутат — слуга народа.

То есть то, что для депутата норма, работникам учреждения на столичной улице Интернациональная, 22 страшное оскорбление, унижающее прокурорскую честь и достоинство, полностью парализующее их деятельность на благо нынешнего правящего режима.



14.05.19 19:25