АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

"Не представляю, что теперь могло бы сломать"

Анастасия Крупенич-Кондратьева вместе с мужем Сергеем репосты друг другу провели за решеткой 224 дня на двоих.

"Не представляю, что теперь могло бы сломать"
Начиная с июля их раз за разом судили по статье 19.11 КоАП за пересылку друг другу новостей из «экстремистских телеграмм-каналов». Неожиданно для всех тех, кто следил за судьбой пары, и для них самих, Крупеничей выпустили в начале ноября, предварительно приговорив к очередным 15 суткам. После этого Крупеничи почти сразу покинули Беларусь.

В интервью «Нашей Ниве» молодые люди рассказали, что помогло им пережить эти кошмарные месяцы, и как испытания их изменили.

«Папа выскочил за мной в одних носках»

Оказавшись на свободе 5 ноября, в ближайшем кафе они попросили вызвать такси и приехали к родителям Насти.

«Я нажала на звонок — мама и папа были в шоке: нас же только что осудили на очередные 15 суток. Я попросила денег на такси, пошла рассчитываться с водителем. Папа сразу выскочил за мной, в одних носках», — рассказывает Анастасия.

Несколько дней молодые люди провели с родителями, а уже 8 ноября покинули Беларусь. С рюкзаками, в которые закинули ноут, документы, по паре джинсов, кофт, зубные щетки с пастой и пакетик с сэндвичами. 

Говорят, что после Окрестина скорый отъезд из Беларуси с помощью одного из фондов солидарности воспринимался уже как простое приключение.

«Я думал, что, когда выйду на свободу, буду бояться каждого бусика, но ничего такого не было. Только на выходе из подъезда друзей (последнюю ночь провели у них) мы проверяли, нет ли поблизости по �зрительных машин. Родители не знали, что мы уезжаем», — рассказывает Сергей.

Сейчас Настя и Сергей — в Варшаве, отбывают карантин. Временно живут у друзей, с которыми сблизились как раз на Окрестина.

Польша — не новая для Крупеничей страна. В начале 2021-го они начинали жить во Вроцлаве, куда Сергея, андроид-разработчика, пригласили по работе. Настя тогда уволилась с должности воспитательницы в группе продленного дня одной из столичных гимназий.

Но спустя полтора месяца пара вернулась в Минск, так как Сергею предложили лучшую работу на родине. Если бы могли знать заранее, какая судьба их ждет, никогда бы на такое не пошли, — говорят сейчас они. 

«Такие, как вы, здесь не нужны»

15 июля Анастасии неожиданно позвонили сотрудники ГУБОПиКа. Звонок был вызван комментарием, который она оставила в чат-боте одного из «экстремистских» телеграм-каналов, еще будучи в должности воспитателя. Пара считает, что на тот момент он уже был под контролем силовиков. 

«Мне предложили: или вы к нам, или мы к вам. И я сама поехала на улицу Революционную. Там мне сразу озвучили обвинение: мол, сливала данные сына милиционера, которого учила. Но на самом деле я просто написала, что этот мальчик ходит в гимназию, где я работала. Данные его отца и без меня уже были обнародованы.

Никакого слива данных с моей стороны не было, как пишут в провластных помойках. И о Сергее, что он на поток это дело поставил, — ложь.

Мне стали угрожать, что я сяду на 5-7 лет. У меня дома провели осмотр, но ничего там не нашли. Потом залезли в мой телефон и обнаружили наши с мужем репосты: "О, это то, что нам нужно — пойдете по административке", — рассказывает Настя.

Сергей вступает в рассказ: «Они начали звонить и мне, но я не сразу смог снять трубку из-за работы. Потом увидел сообщение от Насти, которая объясняла, что звонил ГУБОПиК, надо к ним прийти. Я был на Революционной уже через час после Насти.

Ко мне предъяв у них не было: «Зачем вы сюда приперлись? Вы, айтишники, задрали, чего вам не хватает. Валите обратно в свою Польшу. Такие, как вы, здесь не нужны».

В итоге мне сказали, что репостов у меня много и я поеду в изолятор надолго. На тот момент я, правда, не знал, что настолько надолго. Думал: ну, видно, на 15 или 30 суток».

Далее — Ленинское РУВД и протоколы по статье 19.11 (распространение информационной продукции, включенной в республиканский список экстремистских материалов), приговоры на 12 и 13 суток, которые стали началом череды новых протоколов и новых суток. Как сейчас думают молодые люди: их карали демонстративно, показательно.

Первый раз из изоляторов Крупеничей выпустили на 41-й день: Настю — из Барановичей, а Сергея с Окрестина. Дома они только переночевали: это была поблажка от сотрудников милиции, которые встречали супругов уже на лестничной площадке, с условием, что Крупеничи явятся утром в Ленинское РУВД для подписания обязательств больше нигде не светиться.

Настя и Сергей не поверили, что их отпустят, поэтому подготовились, надели на себя по несколько штанов, трусов, футболок, взяли с собой пакеты с гигиеническими средствами. Это был единственный раз, когда им разрешили пронести вещи с собой в камеру.

Настя рассказывает, что одну печеньку в день освобождения одной из сокамерниц они делили на всех — получалось по маленькой крошке. Но это было настоящим праздником, так как вскоре арестанток лишили не только вещей из дома, теплой одежды, которую они стелили на пол, чтобы спать, но и пластиковых бутылок, с помощью которых можно было пить и мыться над туалетом. 

Продолжение материала читайте на Nashaniva.com

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...