АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Мать Ольги Класковской: Никакой суд не может приговорить, чтобы у человека отняли здоровье или жизнь

Политзаключенной снова ужесточили условия отбывания наказания.

Мать Ольги Класковской: Никакой суд не может приговорить, чтобы у человека отняли здоровье или жизнь
«Даражэнькая мамачка, вітаю! Была 10 сутак у ШЫЗА, толькі сёння пасля абеду вярнулася ў ПКТ», — такое приветствие получила накануне в письме от дочери Людмила Класковская.

Политзаключенная Ольга Класковская отбывает наказание в Гомельской колонии №4 с 3 марта 2021 года. Ее обвинили по ч.1 ст. 342 УК РБ («Групповые действия, грубо нарушающие общественный порядок») и приговорили к двум годам заключения.  

ПКТ — специальное помещение, камера с более строгим режимом содержания, которую называют «тюрьма в колонии».

— Я чуть не потеряла сознание от таких новостей, — с болью в голосе рассказывает «Салідарнасці» Людмила Класковская, мама политзаключенной. — Ольга и так «за систематические нарушения внутреннего распорядка» была помещена на три месяца в ПКТ. То есть ее уже наказали, но этого оказалось недостаточно, и ее отправили в карцер на 10 суток.

Собеседница говорит, что с тех пор, как Ольгу поместили в ПКТ, ей запретили телефонные разговоры с родными и отменили свидания, а также посылки и передачи.  

— Там много ограничений. В месяц ей разрешено тратить только одну базовую, это 29 рублей. Что можно купить на эти деньги? Она написала, что купила себе немного сладостей, хотела еще купить яблок и минеральной воды, но их не было. Из-за того, что карцер не засчитывается в тюремный срок, ей на эти 10 дней продлили срок пребывания в ПКТ, и теперь она должна выйти оттуда не 3 ноября, а 13-го, — рассказывает Людмила.

Из письма Ольги: «Падчас знаходжання ў ШЫЗА зноўку дужа ацяклі ногі… Дарэчы ацяпленне ўключылі, але па начах батарэі былі зусім халодныя, ну і плюс спім жа мы там на халодных голых дошках. Зараз у ПКТ хоць трошкі адагрэюся. Заўтра раніцай нарэшце пайду на прагулку (30 хвілін) — пасля десяцідзеннага перапынку. І заўтра таксама прыедзе бібліятэка, бо ў ШЫЗА ей нельга было карыстацца».

— За что над ней так издеваются, я не знаю… Она не может об этом сообщить. Что она могла нарушить в этом ПКТ?

Я с болью читаю о том, что у дочки снова обострились все болезни: сильно отекают ноги, еще больше болят глаза, боится, что может ослепнуть. До этого я высылала ей лекарства, и мы радовались, что ее состояние немного улучшилось. Разрешение на дополнительную медицинскую бандероль нужно просить у начальника колонии.

Я его прошу об этом, пишу, что моя дочь и так уже наказана, у нее отняли свободу. Но ведь никакой суд не может приговорить, чтобы у человека отняли здоровье или жизнь! — переживает Людмила.

Ей разрешили выслать Ольге лекарства. Также мать надеется, что дочь получит положенную по срокам посылку.

— Я уже начала собирать для нее посылку, мечтала хотя бы о коротком свидании в колонии, а тут такой ужас, который невозможно передать никакими словами, — плачет Людмила. — Весной мою посылку вернули, тогда Оля тоже была в ШИЗО.

А недавно нам сообщили, что в отношении Ольги открыли еще одно уголовное дело, якобы за оскорбление кого-то. Стало также известно, что это дело передали для проведения предварительного расследования в управление СК по Минску. Что это означает, мы не знаем. Но Ольга предполагает, что теперь ее могут перевести на время расследования в Минск или Жодино. Это значит, что посылка к ней просто может не попасть.

Из письма Ольги: "Шкада, што ўсе гэтыя выпрабаванні так адбіваюцца на здароўі. Што зробіш, мам, такі наш лес пакуль што… Але, маці, ты толькі не хвалюйся, беражы сябе, ўсе будзе добра, мы вернемся! Я сабе не дазваляю думаць інакш і цешуся, калі бачу сон, як ты мяне сустракаеш каля ганку…"

Напомним, весной Ольга Класковская отказалась в колонии шить форму для силовиков, за что провела в карцере 30 суток.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...