АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

«Организм вел себя по принципу камикадзе: убивал вирус и меня». История болезни по дням

Жители Марьиной Горки, супруги Сергей и Людмила Литавор и их сын Егор заболели коронавирусом практически одновременно.

«Организм вел себя по принципу камикадзе: убивал вирус и меня». История болезни по дням
Все перенесли «корону» в разной форме. Егор относительно легко, Людмила восстановилась за 2 недели, а вот 55-летний Сергей чудом избежал смерти. Хотя сам мужчина с такой формулировкой не согласен. Он уверен, что задержался на этом свете только благодаря персоналу Марьиногорской центральной районной больницы. В стационаре Сергей провел больше месяца: говорит момент, когда врач сообщил ему, что угрозы жизни больше нет, стал его вторым днем рождения.

gorka.by попросили Сергея и Людмилу восстановить периоды болезни: с момента, когда они впервые заподозрили у себя ковид, и до того дня, когда победили его.

… В коридоре на полу дорожная сумка и несколько пакетов с одеждой. Сергей объясняет: он буквально 2 часа назад приехал из Минского областного центра медицинской реабилитации, не успел толком разобрать вещи. На вопрос, пошел ли на пользу лесной воздух и дыхательные гимнастики, только пожимает плечами: вроде чувствует себя неплохо, но до полного выздоровления еще далеко. Это заметно и по разговору: в беседе мужчина часто делает остановки, будто собирается с силами. С сожалением констатирует, что COVID «зацепил» его основательно, многие в таком состоянии не выживают. Сергею повезло.

Первый день болезни. «Штормило, как в море».

— Ковид ударил сразу и без предупреждения. Утром было все хорошо, поехал на работу, а днем накрыло с головой. В какой-то момент почувствовал себя очень плохо: внезапно бросило в жар и пот. Через минут 30 стало легче. Но ненадолго. Так весь день и штормило, как в море, — рассказывает Сергей. — Дома померял температуру: 38,5°С. Первая мысль: главное, чтоб не «корона». Мне болеть нельзя — сахарный диабет, атеросклероз, несколько лет назад перенес инсульт, инфаркт миокарда. Тут молодые не справляются, у меня шансов и того меньше…

Вечером рассказал о своих симптомах супруге: она сразу подумала на коронавирус. У нее на работе сотрудница заболела ковид, а так как они сидят в одном кабинете, Людмила была, уверена, что тоже подхватила вирус и принесла его домой. Хотя говорит, что чувствует себя хорошо. Разве что глаза немного покраснели.

День второй. «Маленький личный подвиг»

Температура упрямо держалась. Для меня 38,5 градусов не критично: обычно я ее даже не чувствую. Но в этот раз слабость была настолько сильная, что прогулку от кухни до комнаты расценивал как маленький личный подвиг. Вызвал на дом врача: дала направление на ПЦР и прописала кучу лекарств. Поинтересовался, может ли это быть не «корона». Терапевт предложила дождаться результатов анализов.

День третий. «Болезнь съедает организм изнутри»

Сделал над собой усилие, чтобы поехать в поликлинику и сдать анализ. Очереди не было, так что домой вернулся скоро. Единственное, о чем мечтал на тот момент — лечь и не двигаться. По-прежнему беспокоили только температура и слабость, но не покидало ощущение, что болезнь съедает организм изнутри. И когда она доберется до жизненно важных органов, может быть поздно.

Все надеялся, что супруге повезет больше, и болезнь ее не тронет, но вечером она пришла с работы и как-то между прочим заметила: «У меня пропали вкус и обоняние». Я еще отшутился — ты просто поддалась всеобщей панике. Решили проверить с помощью духов. Перенюхала все — говорит, ничем не пахнут, обычная вода. Но я-то знаю, что пахнут. У меня обоняние не пропало, и вкус еды я различал.

День шестой. «30% повреждения легких»


Лекарства, которые прописал врач, оказались бессильны. Ведь после четырех дней приема должно было стать хоть немного легче… А на деле мне даже глаза было тяжело держать открытыми, настолько одолевала слабость. Терапевт посоветовала сделать томографию. Выписала направление, и мы с сыном поехали в Минск. Я мог ожидать всего, но не такого — полисегментарная двусторонняя пневмония, 30% повреждения легких. Звоню жене, а она в ответ: «Пришли результаты твоего анализа. Коронавирус».

В тот же день меня положили в Марьиногорскую ЦРБ. Надеялся, что пролечат, и через неделю-две выйду…

День седьмой — девятый. «Вас бы уже не было»

Температура ничем не сбивалась: 38,5 —38,7°С держалась постоянно. Каждые 2-3 часа медсестры измеряли сатурацию, то есть насыщенность крови кислородом. На небольшом экранчике миниатюрного приборчика мелькали цифры: 82-83%. Это плохой показатель. Чтобы легче дышалось, сказали лежать на животе и носить кислородную маску. В ней неудобно, но только днем. Ночью, когда засыпаешь, обессиленный от болезни, не чувствуешь ничего. Снимать маску разрешалось только во время еды: но за те 20 минут, пока поглощаешь свой обед или ужин, сатурация резко падает. Отсюда, наверное, и постоянная слабость. Во время очередного обхода врач заметил: «Если бы вы вовремя не поступили в стационар, вас бы уже не было».

Позвонила жена с плохими новостями: у сына COVID-19 и односторонняя пневмония. У нее самой двусторонняя полисегментарная пневмония на фоне коронавируса. Егору разрешили лечиться дома, а Люду госпитализируют.

— Когда у мужа уже подтвердили ковид, анализы взяли и у нас с сыном. Тесты показали «плюс»: терапевт назначила лечение. Егор чувствовал себя не плохо, а мне через шесть-семь дней стало хуже: кашель, боль в груди. Поехали в Минск на КТ, там и обнаруживалась двусторонняя пневмония. Так как у меня хронические заболевания сердца, врач направила на госпитализацию, — говорит Людмила. — В результате лечения сбился сердечный ритм. Две недели провела в больнице, пока все не пришло в норму. Многие, с кем потом общалась, говорили, что у них коронавирус тоже не тронул легкие, но больно ударил по самым уязвимым местам организма. У кого сердце пострадало, у кого сахар резко поднялся, кто-то жаловался на проблемы со зрением.

День десятый — четырнадцатый. «Все будет хорошо?»

Лечение не давало результатов: все та же температура и слабость, кислорода в крови еще меньше. Медсестрички, молоденькие девушки, успокаивали — все будет хорошо. Но у лечащего врача на этот счет оказалось другое мнение. Предупредил: если организм не начнет бороться, придется переливать плазму.

День пятнадцатый. «Организм начал убивать сам себя»

Уже был готов попрощаться с жизнью: у меня развился цитокиновый шторм. Простыми словами — организм начал вести себя по принципу камикадзе: убивал вирус, одновременно убивая меня. Уже потом, когда я поправлюсь, врач скажет: в 60% случаев это приводит к летальному исходу. А тогда меня экстренно начали готовить к переливанию плазмы. Я был согласен на все, лишь бы не уехать из больницы вперед ногами.

День шестнадцатый. «Поможет ли?»

Улучшений никаких, и мне второй раз перелили плазму. Поможет ли?

День семнадцатый. «Если бы врачи упустили драгоценное время…»

Насыщенность крови кислородом около 70%. Сделали рентген: легкие повреждены на 50%. Перевели в реанимацию. Здесь уже другое лечение и другие препараты. Вернее, один препарат, который фактически вытащил меня с того света. Одна его ампула стоит порядка 2 тысяч рублей. Но дело даже не в стоимости: если бы врачи упустили драгоценное время, препарат бы уже не помог. Они его не упустили…

— За Сергея молились родственники по всему бывшему Советскому Союзу. Поддерживали, звонили, — вспоминает Людмила.

День девятнадцатый. «Я, наверное, выкарабкался»

Это был решающий день. Если бы мне не стало легче, врачам пришлось бы пойти на крайние меры — ИВЛ. Но я ее избежал. Температура, впервые за две недели, пришла в норму. Кислорода в крови почти 90%. Я, наверное, выкарабкался.

День двадцать первый — тридцатый. «Нужно время»

Перевели в палату: значит, самое страшное уже позади. Дышать самостоятельно пока не в силах, но врачи говорят, что это нормально. Нужно время, чтобы научиться не зависеть от кислородной маски.

День тридцать первый. «Это однозначно победа»

На десятый день после возращения из реанимации я могу, наконец, дышать сам. У меня нормализовалась температур, сатурация 95-96%. Это однозначно победа. Мне еще через многое предстоит пройти, чтобы организм полностью окреп и восстановился. Нужно как минимум полгода. Но главное, что на это есть силы.

Р.S. После того, что пришлось пережить, Сергей действительно считает, что родился во второй раз. По его словам, это не везение, не чудо — это результат профессионализма медперсонала Марьиногорской ЦРБ. Возле него постоянно дежурили медсестры, за его состоянием день и ночь наблюдали врачи. Благодаря им Сергей пережил самый критический момент болезни и вернулся в семью, где его с нетерпением ждали уже выздоровевшие жена и сын.


Автор фото: Екатерина Сейнова

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...