АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Журналистка «Нашай Нiвы» провела на Окрестина 30 суток; этот факт не афишировали «в целях безопасности»

Журналистка «Нашай Нiвы» Катерина Карпицкая 30 суток провела в изоляторе на Окрестина. Об этом она сама рассказала в фейсбуке.




Карпицкую задержали 14 августа на выходе из подземного перехода на станции метро «Пушкинская» и судили за несанкционированный пикет (часть 3 статьи 24.23 КоАП), рассказала она «Медиазоне». В фейсбуке журналистка пояснила, что «в целях дополнительной безопасности этот факт специально нигде не афишировался». Она вышла на свободу 13 сентября.

«Ситуация в том, что я, можно сказать, сама себя подставила, потому что накануне я снимала на "Пушкинской" с подругой дипломное видео [для нее]. Купила там в переходе хризантему, не успела из него выйти как меня задержали», — рассказала Катерина Карпицкая «Медиазоне».

«30 суток там в сегодняшних условиях мне хватило, чтобы выйти с букетом новых болезней — от фаринготрахеита до цистита и короны (кстати, именно прививка помогла мне перенести последнее достаточно легко по сравнению с моими сокамерницами)», — написала Карпицкая в фейсбуке.

По словам журналистки, люди в изоляторе сидят в антисанитарии: «Их никогда не водят в душ и не выдают даже щетки из личных вещей. Туалетную бумагу иногда приходилось выбивать по сантиметру».

Арестованных и задержанных на Окрестина не водили на прогулки, не выдавали им матрасы, по ночам сотрудники будили на переклички, написала Карпицкая.

«Подушкой нам служил заплесневелый хлеб, а на голом полу ил� шконке спать было бы еще возможно, но ночи давно дико холодные — даже обнимая друг друга и сжимая между ног бутылку с горячей водой, мы не могли успокоить дрожь. Ночи превращались в цикл физических упражнений: поприседать, поотжиматься, постоять в планке — как-то погреться и заснуть. Многих женщин забирали с работы или с дач в юбках, платьях. И так они лежали ночами на холодном полу, пока кто-то не выходил на волю, не снимал с себя байку или трусы-носки». Щеткой, которая досталась в наследство мне, пользовались до этого еще человек пять, кажется».

За месяц питания в изоляторе Карпицкая заплатила более 400 рублей.

«За эти деньги на обед я получала пустой суп — жидкость с парой картофелин и кожурой от нее, заплесневелый хлеб и два стакана чая или киселя, которые заполняли только половину стакана. Как местных порций хватает нашим парням, я не представляю», — продолжает журналистка.

По ее словам, в пиковый момент в двухместной камере, где она сидела, удерживали 20 женщин — «в холоде и духоте все быстро начинали болеть».

«Всех атаковывал коронавирус, который, как и другие болезни, лечится там с большего парацетамолом».

Журналистка написала, что в камеру к арестованным сотрудники «подселяли» женщин с вшами «в ожидании, что у нас начнется истерика».

«Но мы нашли с ними общий язык и через несколько дней «истерика случается у дежурных, которые все-таки ведут так называемых маргиналов с наших камер на "прожарку", потому что ситуация близкая к эпидемии педикулеза. Сотрудники очень переживают за состояние своей формы — они вынуждены раз в сутки проводить шмон в наших камерах и прощупывать нас, а так легко подцепить как минимум одежных насекомых».

Журналистка добавила, что ей «еще есть что вспомнить», но более подробно она опишет «пытки и прямые преступления в отношении беларусов» в жалобах в государственные органы».

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...