АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Комитет по правам человека ООН вынес решение по делу 2011 года о лишении лицензии адвоката Олега Агеева

Комитет по правам человека ООН принял решение по обращению адвоката Олега Агеева, который был лишен лицензии в 2011 году.

Комитет по правам человека ООН вынес решение по делу 2011 года о лишении лицензии адвоката Олега Агеева
Комитет пришел к выводу, что «лишение автора [обращения] лицензии адвоката и то, как это было сделано, свидетельствуют о серьезном и неоправданном вмешательстве властей государства-участника в основополагающий принцип независимости адвокатуры».

Решение было принято в ответ на жалобу Олега Агеева на решение министра юстиции от 14 февраля 2011 года об аннулировании его адвокатской лицензии. Юрист был наказан за комментарий новостному сайту euroradio.by, в котором, среди прочего, утверждалось, что его клиенту и бывшему кандидату в президенты Алесю Михалевичу не разрешали получать передачи от семьи и видеться с адвокатом в первые три дня его заключения в СИЗО КГБ.

Минюст отреагировал на комментарий предупреждением, заметив, что заявления адвоката «выходят за рамки, установленные для работы адвокатуры, положения Закона об адвокатуре, и противоречат правилам профессиональной этики адвокатов».

В своей жалобе Олег Агеев утверждал, пишет лишенный аккредитации spring96.org, что его не уведомили о проверке его работы в качестве юриста, а также не сообщали, что его дело рассматривает квалификационная комиссия Министерства юстиции, и поэтому он не знал о возбужденном против него производстве и не мог подготовить свою защиту. Автор жалобы также отмечал, что существовали и другие меры, такие как дисциплинарное взыскание, которые могли быть, но не были использованы в данном случае. Кроме того, основания для создания квалификационной комиссии Комитетом государственной безопасности (КГБ) остались засекреченными. В рамках проверки из офиса Агеева был изъят ряд документов, таких как контракты клиентов, личные счета, ежемесячные отчеты коллегии адвокатов по конкретным делам и полученные гонорары, которые впоследствии были использованы в судебном разбирательстве против него. Кроме того, автор узнал, что его лицензия будет аннулирована только 14 февраля 2011 года, всего за два дня до того, как Министерство юстиции официально уведомило его о лишении лицензии.

В своих Соображениях, принятых 15 июля 2021 года, Комитет принимает к сведению утверждения автора о том, что оценка его профессиональной деятельности и решение об аннулировании его адвокатской лицензии были выполнены исполнительным органом, который обошел регулирующий орган адвокатуры.

Кроме того, Комитет считает, что сама суровость наказания в рассматриваемом разбирательстве, которая привела к аннулированию лицензии автора на занятие адвокатской практикой, требовала добросовестного соблюдения всех гарантий надлежащей правовой процедуры и справедливого судебного разбирательства.

«Комитет считает, что такие процедуры были явно произвольными, предвзятыми и нарушали принцип независимости адвокатуры и, следовательно, несовместимы с основополагающими гарантиями статьи 14 (1) Пакта, которые требуют справедливого судебного разбирательства компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным в соответствии с законом. В свете вышеизложенных соображений Комитет заключает, что представленные факты свидетельствуют о нарушении прав автора в соответствии со статьей 14 (1) Пакта», — говорится в решении Комитета.

Комитет отмечает, что к автору были применены санкции в виде лишения его лицензии на занятие адвокатской практикой отчасти за то, что он сделал публичное заявление в открытых средствах массовой информации относительно прав задержанных на получение посылок. Среди задержанных был клиент автора, бывший кандидат в президенты, который был задержан по окончании выборов и содержался в следственном изоляторе КГБ. Комитет считает, что сам факт наложения взыскания на автора за общение со средствами массовой информации является ограничением его права на свободу выражения мнения.

В соответствии со статьей 2 (3) (а) Пакта, государство-участник обязано предоставить автору эффективное средство правовой защиты. Для этого необходимо предоставить полное возмещение лицам, чьи права, закрепленные в Пакте, были нарушены. Соответственно, государство-участник обязано, в частности, принять надлежащие меры для выплаты автору адекватной компенсации, в том числе за любые понесенные им судебные издержки, а также обеспечить восстановление адвокатской лицензии автора. Государство-участник также обязано предотвращать подобные нарушения в будущем. В этой связи Комитет считает, что в соответствии со своими обязательствами по статье 2 (2) Пакта государство-участник должно пересмотреть свое законодательство и практику, применяемые в данном случае, с целью обеспечения того, чтобы права по статьям 19 Пакта полностью соблюдались в государстве-участнике.

 

  


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...