АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

"Коммуникацию с "политическими" не одобряют"

Бывший заключенный Максим, отбывавший наказание за мошенничество в исправительной колонии №3 "Витьбе" и освободившийся в июле, рассказал правозащитникам "Весны" об условиях содержания политзаключенных, об их быте и работе, а также отношении к ним со стороны других заключенных и администрации.

"Коммуникацию с "политическими" не одобряют"

Также исправительную колонию №3 или "Витьбу" называют еще "Тройкой". Максим рассказал, что «"Тройка" — это специфическая зона, и в ней отбывает наказание "спецконтингент": бывшие сотрудники милиции, судьи, чиновники и коррупционеры всех мастей и, конечно, иностранцы (русские, украинцы, турки, казахи, молдаване, индусы, китайцы и т.д.)». Но после августовских событий, пишет лишенный аккредитации spring96.org, когда по всей Беларуси силовики разгоняли с оружием и силой мирные акции протеста, в "Тройке" опунулись и политзаключенные. Как отметил Максим, первые "политические" там появились весной. Он рассказал, что изменилось в ИК №3 после появления политзаключенных:

"Например, после выборов и всех событий в колонии стало запрещено подписывать заключенных со "свободы" на издания по каталогу "Белпочты". Теперь подписку можно оформить только с лицевого счета через написание заявления. Это заявление рассматривает лично заместитель начальника колонии, а затем проводит цензуру по личному усмотрению (данная процедура не прописана в Уголовно-исполнительном кодексе).

Кроме этого, в колонии отключили для просмотра канал "Евроньюс", который показывали в спутниковом вещании (в колонии две спутниковые тарелки «НТВ ПЛЮС» и «Триколор ТВ», оплачиваются за счет заключенных)".

Политзаключенных лишают длительных свиданий, звонков и принимают письма только от родственников


"Политика администрации учреждения проста — сделать акцент перед другими осужденными и показать, какими быть не надо, и как не надо жить и "двигаться" в колонии. Сотрудники колонии не дают политическим осужденным звонки (остальным разрешено три раза в месяц), так как они предоставляются для политических только сотрудниками оперативного отдела колонии, остальные осужденные звонят под наблюдением простых офицеров согласно графику звонков утвержденным начальником колонии. По многочисленным жалобам от политических осужденных в месяц они могут позвонить не более одного раза, но каждый раз они слышат отговорки: нет дежурного оперативника, нет технической возможности и т. п.

Негласное правило для сотрудников — лишить политических осужденных длительного свидания для того, чтобы те не смогли родственникам рассказать о ситуации с & ot;политическими" в колонии. Так случилось с политзаключенным Александром Бабичем. По постановлению начальника колонии за нарушение Бабич лишен длительного свидания с родствен ками. При этом нарушения, за которые могут наказывать лишением звонков и свиданий, могут быть разные: не побрился, не вышел на работу, отказался от уборки помещения, не поздоровался с сотрудниками колонии, держал руки в карманах, не застегнул верхнюю пуговичку и еще много разных причин.

В колонии работает два цензора корреспонденции. От начальника колонии было негласное распоряжение: письма "политические" могут получать только от близких родственников, которые записаны в карточку для посылок, передач и длительных, коротких свиданий (каждого родственника нужно подтверждать документально, разрешены только от матери, отец, родных брата и сестры, мужа или жены). От других людей письма возвращаются отправителю, а осужденным даже не сообщается о поступлении в их адрес таких писем. Из-за большого объема корреспонденции выдача писем осужденным всей колонии происходит в течение десяти дней с момента поступления письма и цензуры».

*Подобные сообщения правозащитники получают и из исправительной колонии №15, в которой также до политических заключенных доходят письма только от родственников.

Коммуникацию с "политическими" сотрудники колонии не одобряют


Максим говорит, что кроме морального давления, с политзаключенными все хорошо. В "Тройке", по словам мужчины, в отличие от новополоцкой ИК №1, он даже никогда не видел за два года, чтобы кого-то избивали или пытали, даже никогда не было разговоров об этом. Политзаключенные, стоящие на профучетах за экстремизм (носят бирку желтого цвета), процедуру поверки проходят, кроме двух "стандартных" раз в день, — еще три дополнительных. Заключенные, которых осудили не по политическим статьям, избегают отношений с "политическими", так как в колонии друг на друга "доносит" а отношения с "протестующими" сотрудники колонии не одобряют.

Заключенным платят по 10 рублей в месяц, а переводы разрешены только от родственников 


"Ранее осужденным, от которых по иску требуют выплатить компенсацию, можно было получать две базовые в месяц, без иска в колонии общего режима— шесть базовых, а на усиленном режиме — пять. Теперь можно получать денежные переводы по поправкам исключительно от родственников. Это согласно недавним поправкам в Уголовно-исполнительном кодексе.

В колонии на промышленной зоне заключенные получают за один поддон — 4 копейки (это уже с вычетом коммуналки и прочего, "чистыми" на баланс), одно изделие для уборки пола (махровая тряпка для швабры) — 1 копейка за штуку. Это для всех. На пекарне получают 10-12 рублей в месяц, в столовой — около 15 рублей, но это все хозяйственный отряд". 

В колонии Максим познакомился с четырьмя политическими заключенными


Александр Бабич, приговоренный к трем с половиной годам заключения, находится в девятом отряде и трудоустроен в швейном цехе на полную рабочую неделю. Илья Турков, приговоренный к четырем годам колонии, находится в третьем отряде. Анатолий Хиневич, осужденный к двум с половиной годам, находится в пятом-шестом отряде, трудоустроен в швейном цеху на полную рабочую неделю.

Виталий Прокопчук, осужденный к четырем годам колонии усиленного режима, находится во втором отряде, трудоустроен в цехе разобрки металла. Виталий был направлен в ИК №3 в мае. Сына Виталия Егора Прокопчука также лишили свободы на 4 года усиленного режима и направили в колонию №22 ("Волчьи норы"). Во время 14-дневного карантина, куда Виталия поместили после этапа в колонию, ему разрешили позвонить жене и успокоить ее, несмотря на то, что звонки в это время запрещены. По словам Максима, Виталий чувствует себя хорошо, а до июля его даже не наказывали за нарушения (Максим виделся с ним буквально две недели назад). Но Прокопчук уже два месяца находятся без работы. Цех по разборке металла, поставлявшего металл в одну из стран Евросоюза, временно закрыт из-за санкций против властей Беларуси.

 

  


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...