АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Вдова Тарайковского Елена Герман: Что значит – простить убийцу мужа и отца моих детей?

Жена Александра Тарайковского направила повторную жалобу председателю Следственного комитета.

Вдова Тарайковского Елена Герман: Что значит – простить убийцу мужа и отца моих детей?
Елена Герман — вдова Александра Тарайковского, застреленного 10 августа 2020 года на станции метро «Пушкинская» в Минске во время мирных протестов. Их брак не был зарегистрирован официально. Но они жили вместе и вместе растили детей. 

Дарью, старшую дочь Елены от первого брака, и общую дочку Настю.

Елена Герман повторно обратилась к председателю Следственного комитета Дмитрию Горе с рядом вопросом, на которые ранее ответа не получила. И пытается доказать налоговой инспекции, что 90 тысяч рублей, перечисленными белорусами на содержание детей, не являются ее личным доходом.  А значит, не облагаются подоходным налогом. Об этом Елена Герман рассказала «Белорусскому партизану».

- Я повторно обратилась к председателю Следственного комитета, чтобы мне объяснили в первую очередь: почему не возбуждено уголовное дело по факту убийства моего мужа? Почему мы не можем ознакомиться с материалами проверки? Почему нам до сих пор не вернули вещи, в которых Саша был одет во время убийства? Сейчас я жду ответа.

- Но вы уже обращались в Следственный комитет с аналогичным заявлением.

- Тогда председатель Следственного комитета передал нашу жалобу тем сотрудникам СК, на которых мы и жаловались. Но конкретного ответа так и не получили.
Я так и не поняла, почему не возбуждено уголовное дело по факту гибели моего мужа. Существует множество видео, на которых видно, что у Саши в руках вообще ничего не было, под майкой и шортами ничего не было, идет с поднятыми вверх руками. Выстрел сделан на поражение – в область сердца. Конечно, я возмущена, что уголовное дело так и не возбуждено. Если бы было возбуждено уголовное дело, моя семья могла бы предъявить иск, но мы не можем предъявить этот иск. Всем народом собирали деньги на для детей, а тут оказывается, я еще и должна осталась государству.
Перед публикацией своего расследования Игорь Макар связался со мной. В своем фильме он по секундам разобрал все доступные видео и доказал, что это было убийство.

- Готовы вы простить сотрудника спецслужб, застрелившего вашего мужа?

- Впервые этот вопрос мне задал Игорь Макар: готова ли я его простить ради будущего Беларуси?
Что значит – простить? Чтобы он продолжал жить, как сейчас? Раз он виновен – значит, должен понесли законное наказание. Ему жить с этим грузом. А вообще прощения без покаяния не бывает.
Даже не знаю, смогу ли вообще когда-нибудь посмотреть ему в глаза; сейчас пока не готова. Но он должен понести наказание.

- Сейчас на вас свалилась еще одна беда: налоговая требует от вас выплатить 11 001,63 рубля подоходного налога с денег, которые собрали для поддержания вашей семьи граждане.

- Налоговая инспекция МНС по Московскому району Минска посчитала благотворительную и безвозмездную помощь моим личным доходами насчитала подоходный налог в сумме 11001,63 белорусских рубля (в эквиваленте около $4 435). Эту сумму я должна была заплатить до 1 июня. Не заплатила, поэтому начисляют пеню.
Мы пытаемся оспорить это решение. Ведь собранные деньги не являются моим личным доходом, они предназначены на содержание детей. До совершеннолетия младшей дочери Насти, если всю собранную сумму разделить по месяцам, выходит около 500 рублей в месяц. Ситуация со старшей дочерью немного лучше: бывший муж выплачивает на нее алименты. Но мы же семья: я не могу что-то купить одной дочке и не купить – второй. Мы ведь живем обычной жизнью: не одеваемся в бутиках, деньги не транжирим.

- Что сейчас, спустя 10 месяцев, чувствуют ваши дети, помнят, говорят ли об отце?

- Для младшенькой Насти, Сашиной дочери, потребовалось время, чтобы привести в нормальное состояние. Она до сих пор плачет. Недавно ездили на могилу Саши, она гулялась: папочка, надо покушать – и насыпает песочка. Настя скучает по папе, ей не хватает его, хотя и говорит, что папу плохо помнит уже. Папа часто снится ей. Настя говорит: хорошо, что т не пошла, мама, я боялась остаться одна. 
Старшей дочке конечно легче, она больше переживала за нас с Настей. Старшая дочь в подростковом возрасте, не показывает своих эмоций, ее сложно разговорить, но я уверена, что переживает. И в то же время продолжает жить подростковой жизнью: встречается с друзьями, учится в школе, увлекается рисованием. 


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...