АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Вынужденная посадка в кабину, или Рейсы продолжительностью в пять месяцев

Именно так приходится работать в европейских фирмах белорусским дальнобойщикам в условиях закрытых наземных границ и авиабойкота.


Жизнь водителей-международников вот уже полтора года легкой никак не назовешь. Во время первого года пандемии они оставались одними из немногих, кто сохранял относительную свободу передвижения по странам Европы, повсеместно закрывавшим границы. Сейчас в Старом Свете ситуация изменилась к лучшему, пишет Вечерний Гродно, но возникла другая проблема. Еще в декабре 2020-го Совмин своим постановлением фактически закрыл выезд из Беларуси в Европу. Известно – с перечнем исключений, в числе которых была и работа за рубежом. Но не чаще, чем раз в полгода. Для дальнобойщиков, работающих на белорусские фирмы и перевозчиков стран ЕАЭС, мало что изменилось: они загружались в Беларуси или странах восточнее и могли спокойно, в рабочем порядке, пересекать грузовую границу, которая работала и работает в прежнем режиме.

Сложнее стало тем водителям-международникам, кто трудоустроен на польских, литовских и других европейских фирмах. Их рейсы, как правило, стартовали в странах ЕС, и чтобы попасть на работу, нужно было как-то выехать в эту самую Европу. И гораздо чаще, чем раз в полгода, что разрешено для переездов наземным транспортом. До поры спасали авиарейсы из Минска – воздушный коридор лимитов по пересечению границы не имел. Но случились майский инцидент с самолетом ирландской «Ryanair» и скандал с задержанием Романа Протасевича, после которого Европа объявила Беларуси авиабойкот. И рейсы из Минска в Вильнюс или Варшаву сегодня стали попросту невозможны.

О том, как майский скандал изменил суть работы белорусских дальнобойщиков, «Вечерке» рассказал наш земляк, ныне занятый в сфере грузоперевозок, Вячеслав.

«Раньше водителей действительно спасали авиарейсы, – констатирует собеседник. – Но теперь самолеты не летают, и люди, работающие на европейские фирмы, вынуждены по пять месяцев проводить в рейсе, чтобы потом месяц побыть дома и тем самым соблюсти правило выезда из Беларуси раз в полгода. Другого выхода фактически нет. Чуть легче тем, чьи компании возят грузы на Россию и Беларусь. Здесь водители работают парами: один везет груз в Россию и Беларусь, другой – в обратный путь».

При этом схема, когда один водитель подсаживается к коллеге, чтобы выехать на чужой рабочей машине за рубеж, а там уже отправиться на свою фирму, пограничниками тоже отслеживается пристально.

«На границе при этом стали чаще проверять документы: действительно ли ты работаешь на этой фирме, едешь «пассажиром» или работаешь. У нас с напарником в последнем рейсе из Польши в Беларусь проверили буквально все. Причем – польский пограничник, хотя мы следовали на выезд. Проверил и лицензию, и наши документы, и права, и «95-й код» (сертификат о профессиональной квалификации. – Ред.). И белорусы тоже полностью проверяют все документы, чтобы человек работал на фирме, осуществляющей перевозку. «Пассажиров» не пропускают», – рассказывает Вячеслав.

С точки зрения самих заказов, грузов и перевозок, по словам собеседника, пока все остается как прежде. Есть заказ – берешь груз и едешь в дальнюю дорогу. Проблема добраться до рабочего места – исключительно на совести самих дальнобойщиков. Наших земляков за рубежом по-прежнему ценят как работников, но вряд ли станут ждать вечно, если все пути из Беларуси будут закрыты. Похоже, рейсы длиной в пять месяцев вдали от семьи с месячным отдыхом дома сегодня остаются единственным законно доступным вариантом.

О человеческой и бытовой стороне вопроса, похоже, задумываться некогда…



Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...