АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

"Когда я выйду, старший сын закончит школу". Пинчанин на шесть лет потерял семью и на всю жизнь – здоровье

Вячеслав Рогащук – один из фигурантов «пинского дела». Осужден к шести годам лишения свободы в колонии усиленного режима. После задержания 10 августа 2020 года он был сильно избит и считает, что пережил микроинсульт.

"Когда я выйду, старший сын закончит школу". Пинчанин на шесть лет потерял семью и на всю жизнь – здоровье
С тех пор не может избавиться от звона в ушах, из-за которого не спит ночью. Дома Вячеслава ждут жена, трое несовершеннолетних сыновей, родители и младшая сестра Екатерина. Брата задерживали на ее глазах. «Белсат» побеседовал с женщиной о Вячеславе и о том, как сейчас живет его семья.

НАДЕЯЛСЯ НА СПРАВЕДЛИВОСТЬ СУДЬИ

Вячеслав Рогащук сейчас в Барановичском СИЗО – туда мужчину перевели из Бреста вскоре после оглашения приговора 30 апреля. Пинчанин и его родные ждут рассмотрения апелляции, которое должно состояться 6 июля. Хотя особой надежды на пересмотр срока семья не имеет, есть даже беспокойство, чтобы больше не дали.

По словам сестры, Вячеслав долго не мог осмыслить своего срока заключения. Писал в письмах, что не понимает, как такое может быть, так как за убийство дают меньше.

– Рассказывал в одном из писем, что с ним в Бресте сидел мужчина, который до смерти избил человека, так он получил 4 года «химии», – говорит Екатерина. – А Славику, ни за что – шесть лет. Это на самом деле не укладывается в голове. Брат искренне надеялся, что будет меньше, на свидании мне об этом говорил.

Возлагал надежды Вячеслав и на судью Евгения Брегана.

– В СИЗО ему рассказывали, что это хороший, справедливый судья, – говорит женщина. – Поэтому надеялся, и очень разочаровался и огорчился, когда судья дал столько, сколько запросил прокурор.

ЛЮДЕЙ ХВАТАЛИ НА УЛИЦАХ, ЗАБРАСЫВАЛИ В АВТОМОБИЛИ И ВЫВОЗИЛИ

Вячеслава обвиняли в том, что он бил палками по щитам милиционеров. По словам Екатерины, это подтверждало видео, а также в том, что пинчанин пытался вырвать урну, но ему не удалось.

Рогащук объяснял на суде, что никто из обычных людей первым агрессию не проявлял, что все действия были ответом на то, что милиция начала брать пинчан в окружение. Кроме того, политзаключенный рассказывал, что защищал девушку, которая зацепилась и упала.

В последнем слове Вячеслав сказал, что не жалеет о том, что сделал, что поступил бы точно так же, чтобы можно было повернуть время вспять, так как иначе «ему было бы стыдно смотреть в глаза детям», рассказала Екатерина Рогащук.

В СИЗО Вячеслава поставили на учет как склонного к экстремизму. Белорусские правозащитники признали пинчанина политзаключенным.

Вячеслава задержали на глазах сестры и ее сына. Екатерина вспоминает, что 9 августа вечером, после разгона возле исполкома, брат вернулся домой, а утром 10-го пошел на работу (Вячеслав был таксистом), отработал день. Когда возвращался, позвонил сестре.

– Он был недалеко от моего дома, говорил, что повсюду милиция, – рассказывает Екатерина. – На тот момент мы уже знали, что людей просто хватали на улицах, забрасывали в автомобили и куда-то везли. Я тогда сказала брату, чтобы шел ко мне. Но он боялся и попросил, чтобы я вышла навстречу.

КОНВОИР ВЫВОДИЛ ИЗ КАМЕРЫ И БИЛ

Екатерина вместе с 12-летним сыном пошли встречать Вячеслава.

– Мы встретились со Славиком и пошли домой, сын шел посередине, я и Славик – по бокам, – вспоминает Екатерина. – Вдруг сзади подбежали три или четыре человека и начали крутить Славика. Сына оттолкнули, он упал на землю. Я начала кричать: кто вы такие? Что происходит? А они мне в ответ: веди сына домой, не травмируй его. Славика запихнули в машину и увезли.

Екатерина прибежала домой, начала звонить в милицию. Ей долго не давали никакой информации, а потом сказали искать адвоката для брата. Уже была ночь, но женщина нашла адвоката, которая следующим утром пошла к Вячеславу. После свидания с ним рассказала Екатерине, что брат сильно избит. А на следующий день, 12 августа, адвокат уже ничего не могла рассказывать – ее заставили дать подписку о неразглашении.

Как-то в один из тех дней после задержания Вячеслава Екатерина нашла в дверях записку, автор которой писал, что сидел вместе с Вячеславом в ИВС. Женщина связалась с этим человеком, и он рассказал, что ее брат был в изоляторе с 10 по 14 августа. Конвоир постоянно выводил его из камеры и бил.

– Он был весь синий, говорил тот мужчина, на старых синяках появились черные пятна, на позвоночных были черные пятна от побоев, – рассказывает Екатерина. – Там всех били, по словам того мужчины, стоял просто вой от избиения. Мы тогда написали заявление в прокуратуру, подчеркнули, что у нас есть свидетели, что Славика забирали невредимым и что били в ИВС. Но нам отказали в возбуждении уголовного дела, сославшись на то, что моим показаниям и тому мужчины доверять нельзя. Заместитель пинского прокурора уверял нас, что никто Славика не бил.

«НАПИШЕМ, ЧТО УПАЛ С ВЕЛОСИПЕДА»

Чтобы доказать избиение, Вячеслав настаивал на просмотре видео с камер наблюдения в ИВС.

– Но следователь ответил, что поскольку была гроза, все камеры сгорели, видео не сохранилось, – говорит Екатерина.

Родные начали добиваться обследования Вячеслава Рогащука. Написали соответствующее заявление на имя начальника Пинского ГАУС Дмитрия Коровяковского.

– В ответ его после следственных действий в Пинске стали в тот же день забирать обратно в Барановичи, – говорит Екатерина. – Пока другие оставались в Пинске, его увозили. Очевидно, что боялись обследования и того, что оно покажет. А потом Славик написал в письме, что в СИЗО в Барановичах, когда его оформляли и увидели побои, сказали: напишем, что упал с велосипеда.

ЗВОН В УШАХ ПОСЛЕ ИЗБИЕНИЯ ОСТАНЕТСЯ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Здоровье брата сильно ухудшилось после избиения в тот раз, говорит Екатерина:

– У него до сих пор звон в ушах, который начался после избиения. Днем он почти не замечает его, а ночью не может уснуть, только под утро может немного поспать, так как эти шум и звон не дают.

По словам Екатерины, после избиения у Вячеслава была черепно-мозговая травма. Мужчине не оказывали никакой медицинской помощи. Позже, как полагает сам Вячеслав и родные, у него был микроинсульт.

– Рассказывал, что вечером он лег спать и вдруг почувствовал щелчок в голове, помутнело, и после этого начался звон, – говорит сестра политзаключенного. – Врачи говорят, что этот звон останется на всю жизнь, теперь его можно только приглушать.

Нормального обследования, говорит Екатерина, добиться не смогли. В Бресте Вячеслава показывали врачу, который пришел к выводу, что заключенный «готов к зоне». Из лекарств политзаключенный теперь получает только таблетки для расширения сосудов, которые ему передают родные.

Кроме здоровья Вячеслава, родных беспокоит необходимость выплатить в скором времени более 380 тысяч рублей моральной и физической компенсации милиционерам, которые были признаны судом потерпевшими. Никто из близких политзаключенных не имеет таких денег. Поэтому пинчане начали сбор средств на платформе BySol.

– Мы очень просим неравнодушных людей откликнуться и помочь нам, потому что мы не знаем, как эту сумму гасить, – говорит Екатерина.

«НАДЕЕМСЯ НА ЧУДО»

Сестра политзаключенного говорит: до сих пор не может поверить, что то, что происходит с ее братом, с другими пинчанами, – это правда. Чудовищные события, которые начались после выборов, – избиение людей, охота на них прямо в городе на бусиках без номеров, невозможно забыть, говорит женщина.

– Еще хорошо, что я видела, как Славика задержали, – отмечает Екатерина. – Ведь у многих родные просто исчезали, и они не знали, где их искать. Никогда в жизни не могла подумать, что мы с таким столкнемся. Раньше я политикой не интересовалась, но после всего этого даже не знаю, как жить дальше. Так, как сейчас, точно нельзя.

Но что делать, чтобы изменить ситуацию, сестра политзаключенного не знает, а некоторые мнения боится озвучивать, так как сегодня «за каждым приходят».

– Мы очень ожидаем, что все осужденные по нашему пинскому делу выйдут на свободу раньше, просто надеемся на чудо, – говорит Екатерина.

«МЛАДШИМ ДЕТЯМ ПОКУПАЕМ ИГРУШКИ СЛОВНО «ОТ ПАПЫ» – ОНИ НЕ ЗНАЮТ, ЧТО ОН В ТЮРЬМЕ»

22 декабря прошлого года Вячеславу исполнилось 35 лет, день рождения он встречал в Барановичском СИЗО. На свободе у политзаключенного остались жена и три сына – 11, 9 и 7 лет.

– Брат пишет, что очень скучает по детям, – говорит Екатерина. – Что время идет, а он за решеткой, а мог бы пойти с малышами на речку, в парк. Он не видит, как растут его дети. Это очень сильно его мучает. Пишет, что если он выйдет через шесть лет, то старший уже закончит школу, будет взрослым. О своем сроке говорит: потерянные годы.

Детям жена Вячеслава решила не рассказывать, где папа. Знает только старший сын – он прочитал письмо. Хотел сразу вызвать такси и ехать к папе в Барановичи, но мама остановила его. Теперь папа – его герой. Мальчик читает новости, ждет отцовского освобождения.

Младшим сказали, что Вячеслав поехал на заработки.

– Чтобы они не чувствовали, что папа их бросил, мы время от времени покупаем игрушки, якобы это папа прислал, передал, – рассказывает Екатерина. – Славик еще осенью в письме просил: расскажите детям, где я. Но его жена решила, что пока не надо.

«Я ГОРЖУСЬ СВОИМ БРАТОМ, ОН ДЛЯ МЕНЯ – ГЕРОЙ»

Екатерина и ее семья теперь помогают жене и детям Вячеслава как могут.

– Но что наша помощь, чем мы можем помочь? Самой главной поддержки, мужа и отца – нет, его мы не заменим никак, – говорит пинчанка.

Как говорит наша собеседница, сильно переживают заключение Вячеслава родители:

– У папы тогда сразу сердце было схватило, мама очень постарела за это время.

Про своего брата Екатерина говорит, что он добрый, отзывчивый, всегда готов помочь, никогда не пройдет мимо.

– Я горжусь братом, он для меня герой, – говорит Екатерина. – И не только я, родители тоже, многие знакомые. Единицы тех, кто не понимает или осуждает. В нашем окружении таких людей нет.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...