АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Сергей Сидорский не продает квартиру в Гомеле

У бывшего премьер-министра ее там просто нет.

Сергей Сидорский не продает квартиру в Гомеле
На некоторых сайтах недвижимости в апреле этого года появилось объявление о продаже двухуровневых апартаментов в центре Гомеля. Объявление на первый взгляд самое обычное, подобных на разных профильных сайтах встречается немало. Общая площадь жилья – 220 квадратных метров, две ванные комнаты, джакузи, четыре лоджии, деревянная лестница на второй этаж. Вначале квартиру выставили на продажу за 270 тысяч долларов, но потом цену снизили до 240 тысяч.

Однако на днях новость о продаже квартиры разлетелась не только по сайтам недвижимости, но и по информационным порталам: кто-то запустил слух, что квартира раньше якобы принадлежала бывшему премьер-министру Сергею Сидорскому, правда, жил он там недолго и, как только получил назначение в Минск, сразу ее и продал.

Информация об этом дошла и до самого Сидорского. Мягко говоря, он был очень удивлен. Потому что квартиры в Гомеле на улице Крестьянской у бывшего премьер-министра нет. И никогда не было: семья Сидорского в Гомеле жила на Сельмаше и на Волотовской.

Но кто запустил слух о том, что продается недвижимость влиятельного чиновника?

«Народная Воля» попыталась прояснить ситуацию.

Московский след


В процессе экспресс-расследования всплыла другая информация: квартира может принадлежать экс-гендиректору ОАО «Гомельобои» Владимиру Дмитриеву. Он уже много лет живет в Москве, может, действительно дал объявление о продаже своей гомельской квартиры?

– Это неправда, – ответил Владимир Владимирович. – В Гомеле есть квартира моей покойной тещи, она перешла по наследству моей жене. Но жилье находится не на улице Крестьянской, а на проспекте Ленина. В квартире моей тещи не пять комнат, и там нет джакузи. Так что это какой-то непонятный звон, какая-то просто абсурдная новость!

Владимир Дмитриев переехал в Москву после того, как стал фигурантом довольно громкого уголовного дела, за исходом которого следили многие хозяйственники станы: Дмитриева обвиняли в том, что на его предприятии неверно исполнялся закон об НДС. Чем все закончилось?

– Ну чем могло закончиться дело, если оно было полностью надуманное? – говорит Владимир Дмитриев. – Даже тем, кто меня под это дело подводил, самим стыдно было. Из трех статей мне оставили одну и в конечном итоге подвели под амнистию, и на этом всё закончилось.

Примерно в то время я и продал квартиру в Гомеле, которая мне принадлежала, лет 15 назад это было. Я е 16 лет живу в России и в Беларуси бываю очень редко.

Что говорит продавец


Так кому все-таки принадлежит квартира, из-за которой разгорелся сыр-бор в интернете?

«Народная Воля» связалась с продавцом Юрием, чей телефон указан в объявлении о продажи квартиры.

– Вы продаете квартиру как частное лицо или как агентство?

– Как частное лицо.

– Цена 240 тысяч долларов, верно?

– Было 270 тысяч, снизили сейчас до 250. Но в некоторых рекламках есть и 240.

– А вы владелец квартиры?

– Конкретно не я в техпаспорте.

– А кто? Вы в курсе, что на некоторых сайтах пишут, что квартира принадлежит одному из бывших топовых чиновников? То ли Дмитриеву, то ли бывшему премьер-министру…

– Вы какую-то ерунду несете…

– Я журналист, работаю в газете «Народная Воля» и хотела бы переговорить с владельцем и выяснить, кому принадлежит квартира.

– Все, я кладу трубку…

На следующий день после этого разговора уже наш гомельский корреспондент снова связался с продавцом квартиры, хотел всё-таки взглянуть на техпаспорт, однако из этого ничего не вышло.

А молва о том, что квартира принадлежит Сидорскому, по-прежнему не утихала. «В Гомеле по рекордной стоимости выставили на продажу квартиру Сидорского», – кричали заголовки на некоторых сайтах. Но продавец, казалось, никак не реагировал на происходящее, будто эта история его вообще не касалась. Хотя, по идее, должен был. Тем более что бывшего премьер-министра Беларуси никто не предупреждал, что он будет участником рекламной кампании по продаже чужой квартиры. Поэтому Сергей Сидорский и позвонил по номеру, который указал продавец в своем объявлении. Надо сказать, что этот звонок не на шутку взбудоражил продавца Юрия Лекуновича.

– Я вообще не хочу делиться с вами никакой информацией, это всё клевета – та информация, которая гуляет по интернету, о том, что это квартира бывших чиновников, которые бегут с корабля и всё распродают, – заявил он позже «Народной Воле». – Лично мы продаем квартиру, я и моя жена. И как продавали ее, так и будем продавать. Это наша квартира, мы ее построили в 2001 году с нуля на условиях долевого участия, и мы ее единственные владельцы. Затем право собственности на квартиру по договору дарения перешло к моей матери. Данная квартира никогда не принадлежала Сергею Сергеевичу Сидорскому. Никому мы ее не продавали, никакие чиновники в ней не жили.

Я вообще собираюсь идти в милицию. Я вчера вышел вечером гулять с женой, и нам через одного все говорят: а вы видели посты на сайтах, в соцсетях? Кто-то выложил пост в соцсетях или где, который сразу подхватили. Но это не мы распространили информацию в интернете. Против нас это всё замутили или против кого-то другого – милиция разберется…

Кому это выгодно?


Сегодня в интернете много разной информации о жизни чиновников, бывших и действующих. Обсуждается буквально всё: личная жизнь, покупка машин, недвижимость, выкладываются в открытый доступ не только мобильные телефоны, но и паспортные данные…

С одной стороны, максимальная открытость (паспортные данные, конечно, не в счет) не так уж и плохо – больше доверия.

С другой… Не секрет, что фейковые новости иной раз не отличить от правды. Такие заметки, где перемешаны правда и ложь, встречаются как на провластных, так и на оппозиционных ресурсах. И расходятся они со скоростью коронавируса! Одна такая новость может запросто разрушить репутацию любого человека, неважно – чиновника или нет. Поэтому любую информацию нужно перепроверять, верифицировать, искать первоисточник. И, конечно, обязательно слушать, что говорят те, о ком идет речь, – информация должна быть из первых уст!

Сергей Сидорский – человек довольно открытый. Он и его семья вели и ведут публичный образ жизни, не скрываются от журналистов и доступны для комментариев. Все знают, где учились, как и где живут его дочери.

Сидорский в бытность премьер-министром находил время, чтобы, например, с женой, детьми и внуками сходить в театр. И делал это не раз в год, не для показухи, а регулярно. Это, кстати, многих удивляло. Потому что в чиновничьей среде это не было принято. А для Сидорского это норма, традиции семьи, нормальный образ жизни свободного и уверенного в себе человека.

При этом Сидорский всегда следил за своей репутацией. Возможно, именно поэтому его уважают и свои, и чужие. Был период, когда даже некоторые представители оппозиции говорили, что готовы поддержать успешного премьер-министра и хорошего управленца на президентских выборах, называли его «компромиссной фигурой». Правда, после этого очень быстро Сидорского отправили работать в Россию. Сам он, кстати, на тему президентских амбиций никогда не высказывался. Говорил, что его вопросы – это экономика.

Сегодня Сергея Сидорского нет в большой публичной политике. Летом 2018 года он перестал занимать пост министра по промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии. Сейчас экс-премьер работает в Евразийском банке развития. Но за его судьбой, карьерой и личной жизнью по-прежнему наблюдают и власть, и оппозиция. Мониторится всё: цитаты, визиты, фотографии…

Возможно, кому-то было выгодно, чтобы о Сергее Сидорском снова вспомнили, поэтому и появилась новость о продаже якобы его гомельской недвижимости по баснословной цене.

Вопрос: кому и зачем понадобилось выставлять Сидорского в невыгодном свете? И что это – политические игры или всё-таки просто недоразумение?

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...