АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Как проходили свидания политзаключенных активистов "Европейской Беларуси" и Северинца с родными в могилевской тюрьме

В Могилевском областном суде судья Ирина Ланчева в закрытом суде осудила семь политзаключенных: сопредседателя оргкомитета по созданию партии Белорусская христианская демократия Павла Северинца, активистов "Европейской Беларуси" Евгения Афнагеля и Андрея Войнича – к 7 годам колонии усиленного режима, Павла Юхневича, Дмитрия Козлова и Максима Винярского – к 5 годам колонии усиленного режима, редактора тг-канала "Мая краіна Беларусь" Ирину Счастную – к 4 годам колонии общего режима. 25 мая после оглашения приговора фигуранты дела в клетке скандировали: "Верым! Можам! Пераможам!", после чего Павла Северинца и Максима Винярского держали в "бетонном стакане".

На суде 25 мая. Фото: Belapan

Еще до приговора родным политзаключенных предложили написать заявления на свидания, после чего Могилевский областной суд удовлетворил просьбы. "Весна" собрала рассказы родных фигурантов этого дела о свиданиях с политзаключенными в могилевской тюрьме №4.

Павел Северинец научил 3-летнего сына через трубку в тюрьме дарить матери цветы


После суда жене Павла Северинца Ольге дали 2 часа на свидание с мужем — встречу через стекло с разговором по телефону, пишет "Свобода". На свидание Ольга взяла 3-летнего сына Франциска, которого Павел не видел с 7 июня прошлого года, когда его задержали неподалеку от своего дома после митинга возле Комаровского рынка. По словам Ольги Северинец, они с мужем не говорили о приговоре и процессе, а сосредоточились на общих семейных делах.

"Франциск уже хорошо говорит, и они с Павлом разговаривали через трубку. Сын реагировал, отвечал, улыбался и потом очень просил папу, чтобы он с нами пошел на улицу погулять. Но как-то ему объяснили, что сегодня не получится", — грустно вспоминает Ольга.

Что говорил Павел Франциску, Ольга не слышала, но о некоторых вещах теперь может догадаться.

"Вдруг Франциск с прогулки принес мне цветы. Спрашиваю, кто тебя научил, так он говорит, что папа. То есть это Павел научил его дарить маме цветы", — смеется Ольга.

По словам Ольги, посещение могилевской тюрьмы стало для них сына и проблемным опытом.

"Начал играть в тюрьму. К нам заходит соседка, то закрывает за ней дверь и говорит: „Все, ты в тюрьме“. Не знаю, что с этим делать", — делится Ольга Северинец.

О настроении Павла Ольга говорит так:

"Он внутренне собран, спокоен. Сказала бы, что часть его уже живет в тюрьме, полагаю, обдумывает то, что там будет. Но остается по-прежнему духовно сильным, как кремень. Передавал всем, кто его поддерживает, большое спасибо", — сообщила Ольга Северинец о встрече. 

Павел Северинец на суде 25 мая. Фото: Belapan

Также 28 мая в могилевской тюрьме № 4 с политзаключенным политиком Павлом Северинцем увиделась его сестра Анна Северинец. Встреча длилась почти 2 часа. Между сестрой и братом Северинцами было стекло, разговаривали они по телефону. Вот как Анна Северинец рассказала об впечатлении от того, как выглядит ее брат после почти года в неволе.

"Не скажу, что очень бодрый, цвет лица все же серый, видно, что долго в тюрьме, без воздуха и движений, но нормальный вид. И видно, что идет внутренняя работа в человеке, он сконцентрирован, постоянно думает", — говорит Анна Северинец.

По словам Анны, ее брат знает о последних событиях, произошедших в стране, включая инцидент с самолетом.

"Но мы особо не анализировали события. Павел спросил о других политзаключенных, еще его заинтересовала реакция церкви на его приговор. Но реакции же пока никакой, я так и сказала. Тогда мы сосредоточились на семейных новостях. Рассказывала о сыне Франциска, как он песни поет и прочее. Мне Павел рассказал несколько судебных историй, которые были во время его процесса", — сообщила Анна.

На свидании с Павлом Юхневичем в тюрьме младшая дочь спела ему песенку, которую исполняет в детском спектакле


Павел Юхневич на суде 25 мая. Фото: Belapan

2 июня с Павлом Юхневичем увиделись его мать и отец, а также дочери. Об этих встречах рассказала Свободе девушка Павла Юхневича Юлия. 

Как Павел отреагировал на приговор? По словам Юлии, он "не растерялся, наоборот, сказал, что стало легче, так как исчезли тщетные чаяния. Добавил, что цифра не имеет значения. Рассказал, что за время ареста познакомился более чем с 30 людьми, у которых самые разные судьбы. В том числе с теми, кто радовался, что получил 10, а не больше, лет. Но все равно люди строят планы на будущее, думают о выходе на свободу, не теряются. Говорил, что и ему сейчас надо достойно выдержать. Такое у него настроение", — говорит Юлия.

По словам Юлии, тюрьма и судебный процесс "все равно на них повлияли". Юля упомянула, как Павлова мать после встречи с ним говорила о "все же грустном взгляде глаз". А сам Павел о своих товарищах по делу "сказал, что все заметно поседели".

Павлу Юхневичу 37 лет. От бывшей жены у него подрастают две дочери — 8 и 5 лет. Мать Павла с ними приходила на свидание с сыном.

"Старшая рассказывала о своих успехах в учебе и других занятиях, младшая спела папу песенку, которую исполняет в детском спектакле. Павел растрогался, очень их хвалил и говорил, что ими гордится", — рассказала Юлия.

Максим Винярский рассказал, что после "Верым! Можам! Пераможам!" на суде его держали в "стакане"  


Максим Винярский на суде 25 мая. Фото: Belapan

С активистом "Европейской Беларуси" Максимом Винярским из родственников пока смогла встретиться мать Таисия Кузьминична. Об их встрече Свободе стало известно от сестры Максима Елены.

"Встреча была в субботу, 29 мая. Мы приехали к тюрьме в 8 утра, и уже была сформирована очередь, только одно место оставалось. Могли обе пойти, но тогда на каждый из нас давали по часу встречи, а второй час теряется. Решили, что первой встретится мать, а я в другой день к нему поеду. Сейчас ищу время на этой неделе", — рассказала Елена, сестра Максима Винярского.

По словам Елены, ее брат хорошо подготовился к встрече с матерью.

"Надел рубашку, подстриг волосы, хорошо держался, был ужасно рад встрече. Выглядит нормально, немного похудел, но бодр, активен. Не растерялся. О приговоре успокоил, что не верит в то, что придется сидеть 5 лет, которые ему дали. Верить в лучшее", — пересказала слова Максимовой мать его сестра Елена.

Максима Винярского осудили на 5 лет заключения по статье об организации массовых беспорядков. После оглашения приговора фигуранты дела в клетке скандировали: "Верым! Можам! Пераможам!" Павел Северинец потом рассказывал своей сестре Анне, что после этого его держали в "бетонном стакане". Елене Терешковой известно, что с Максимом охранники тоже обошлись жестоко.

"Говорил матери, что забросили в какой-то“ стакан" и держали там до ночи, воду на пол выливали, чтобы не мог на пол садиться, а скамейки не было. И после в тюрьме в свою камеру он уже не попал — поместили в другую. Там сокамерников больше, а место меньше, давка. Еще сказал, что готовится жалоба в Верховный суд. Осознает, что жалоба приговор не изменит, но считает, что нужно дальше бороться. Чувствует за собой моральное превосходство, и это помогает терпеть", — рассказала сестра Максима Винярского Елена.

Евгений Афнагель назвал веселым время на суде, когда зачитывались материалы прослушивания какой-то квартиры 

 Евгений Афнагель на суде 25 мая. Фото: Belapan

Впервые с 15 августа 2020 года увиделись политзаключенный Евгений Афнагель и его жена Екатерина Людвиг. Встреча состоялась в могилевской тюрьме после процесса, на котором активист "Европейской Беларуси" был осужден на 7 лет заключения по статье об "организации массовых беспорядков".

"Сказал, чтобы не обращала внимания на эту цифру, 7 лет, так как для него она ничего не стоит, — говорит Екатерина. — У него не было иллюзий, что дадут мало, как нет иллюзий, что это все в стране быстро решится. Но он убежден, что выйдет гораздо раньше, чем ему отмерил суд".

По словам жены, Евгений выглядит нормально, не сломался морально и физически, оглашение приговора встретил мужественно, как и его друзья по неволе.

Разговор Екатерины с Евгением длился около 2 часов — они разговаривали через двойное стекло по телефону. В комнате для встреч было 5 кабинок с такими телефонами, и все были заняты. Екатерина убеждена, что разговор прослушивали. Сначала она старалась избегать политических тем, так как опасалась, что встречу прервут, но потом услышала, как заключенный в соседней кабинке назвал имя Светланы Тихановской, и тогда они заговорили и о суде.

"Евгений говорил, что процесс проходил медленно и скучно. В клетке кто чем занимался: Павел [Северинец] что-то записывал, может, писал новую книгу, Евгений думал о своем, ребята переглядывались. Веселым Евгений назвал только время, когда зачитывались материалы прослушивания какой-то квартиры. Деталей не знаю, но догадываюсь, что это спецслужбы прослушивали квартиру, где кто-то из них был, и потом выдавали эти материалы за доказательства. Виновным себя никто не признал. Все, кроме Павла Северинца, который вообще молчал на процессе, выступили с последним словом. По словам адвокатов, речами всех подзащитных они были впечатлены", — рассказала Екатерина.

Екатерина отдельно упомянула рассказы мужа о времени, которое он провел в СИЗО на Володарского.

"Говорил, что там ему повезло на добрых и интересных людей, вместе с которыми сидел. Учился от сокамерников рисунку и дизайну, от кого-то выучил турецкие слова, сам обучал истории и игре в шахматы. Он очень хорошо играет и любит шахматы. Упоминал, что в камере всех обыграл. Сейчас в могилевской тюрьме снова сидит в основном с политическими, которых там, кстати, все больше. Привозят из "Володарки" и из Жодино. Еще это следует из очередей на встрече и передаче", — заметила Екатерина Людвиг.

Информации о свиданиях с родными Дмитрия Козлова, Ирина Счастной и Андрея Войнича не было, пишет лишенный аккредитации spring96.org

 



Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...