АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

«Офицеры приняли вызов» - лишенный звания подполковник КГБ Валерий Костка подал в суд

Офицер считает, что президентские выборы не закончены, следовательно, Лукашенко – нелегитимный руководитель, а все нормативные документы, подписанные им, не имеют юридической силы.

«Офицеры приняли вызов» -  лишенный звания подполковник КГБ Валерий Костка подал в суд
Подполковник КГБ Валерий Костка, лишенный офицерского звания указом Лукашенко, подал жалобу в суд Ленинского района Минска. Ответчиком по жалобе выступает Лукашенко и президентская администрация.

Юридическое сопровождение офицеру оказывает правозащитник Гарри Погоняйло.

Валерий Костка объяснил Беларускай праўдзе мотивы обращения в суд.

- Безусловно, мы не могли оставить без внимание несправедливое решение Лукашенко лишить нас офицерских званий, поэтому мы решили обратиться в суд. Не я один собирался обращаться в суд, но отмена действия указа в отношении одного фактически отменяет действие указа и в отношении остальных: я первый подал жалобу, остальные жалобы есть, но не направлен в суд – ждем реакцию на мою жалобу.

Моя позиция базируется на двух основаниях.

Первое: в своей жизни я ни разу не привлекался к уголовной ответственности и не совершал поступков, которые могли б дискредитировать честь и звание офицера. На этом основании я считаю указ неправомерным: как минимум, в природе должно существовать решение суда, согласно которому я виновен хоть в чем-то, но таких решений нет. Указ получился безосновательным – так никто в правовом государстве не действует. Мы прекрасно понимаем. В каком государстве живем, но сами остаемся в рамках правового государства. Поэтому и применяем механизм судебно-правовой защиты.

Вторая позиция вытекает из президентских выборов. В августе 2020 года прошли президентские выборы, результаты которого вызвали несогласие общества. Несогласие с результатами выборов выразили три кандидата в президент: Сергей Черечень, Андрей Дмитриев и Анна Канопацкая, – после оглашения официальных результатов выборов они оспорили решение в суде. Председатель Конституционного суда Миклашевич сказал, что в соответствии с избирательным законодательством определен два органа, которые правомочны рассматривать вопросы с оспариванием итогов выборов, признанием их недействительными: Центральная избирательная комиссия и Верховный суд. Центризбирком огласил официальные итоги выборов, поэтому кандидаты в президенты обратились в последнюю инстанцию – в Верховный суд, который должен был решить спорный вопрос. У него было три варианта: признать избрание Лукашенко правомерным; признать избрание Лукашенко правомерным, но указать на ряд нарушений, которые существенно не повлияли на результаты выборов; или же признать выборы недействительными в связи с массовыми нарушениями. Верховный суд оставался высшим арбитром, чтобы сказать: избран Лукашенко или не избран. И в этой ситуации суд поступил не рамках своей компетенции, а просто уклонился и тем самым подставил Лукашенко. В результате ситуация зависла: президентские выборы в Беларуси не завершены. Соответственно, поскольку не решен этот вопрос, следующий шаг – инаугурация, или вступление Лукашенко в должность, не могла пройти без решения суда. Но Лукашенко самостоятельно провел инаугурацию, вступил в должность с нарушением процедуры, определенной законом и Конституцией – а это антиконституционный захват власти. Что означает, что Лукашенко не является легитимным. Поскольку сам Лукашенко нелегитимен, то и все его нормативные акты (декреты, указы, приказы) не имеют юридической силы. Указ Лукашенко о лишении нас офицерских званий ничтожен. Это не эмоциональная точка зрения, а чисто правовая.

Лукашенко сам неоднократно подчеркивал: за меня проголосовало 93%, но поскольку это не европейский показатель, мы решили записать 80%. Или: пускай за меня не проголосовало 80%, но 76% точно проголосовало, а 68% точно. Никто вообще не знает, сколько за кого проголосовало! Даже Лукашенко подтвердил, что выборы не состоялись, поскольку не завершены. Нелегитимность Лукашенко ведет к признанию его указа ничтожным, поэтому мы остаемся в своих званиях, пенсии возвращаются к нам.

Мы отбросили эмоции в сторону, и выстраиваем свою позицию исключительно на законах, принятых за Лукашенко. Мы надеемся, что очередной судья не возьмет на себя ответственность принимать заведомо неправосудное решение.

Офицеры так просто не могут проигнорировать вызов, который не базируется на законе.

- С последствиями указа вы уже столкнулись?

- Указ подписан 4 мая – у нас есть 30 дней на его обжалование. Пенсии нам выплачиваются в начале месяца, мы еще их не получали. После указа пенсии пока никто не получал, поэтому ответа нет.

- Вы не опасаетесь, что поданная жалоба обернется арестом?

- Арест станет еще одним подтверждением, что в Беларуси нет никакого правового поля, никакого суда – существует правовой дефолт. Мы понимаем, что все ужасные тюремные сроки (12 лет, 15 лет), которые власти дают политзаключенным, ограничиваются временем нахождения Лукашенко у власти. А если он посадит еще пару самолетиков, то все закончится очень быстро.

Безусловно, адекватные риски мы просчитываем. Но Лукашенко нас поставил в положение, когда мы должны защищать честь и достоинство офицера. Лукашенко с момента своего избрания прекрасно знает, что Костка никогда не был его сторонником и всегда находился в оппозиции. 28 лет я нахожусь на пенсии и ни одного дня при Лукашенко не прослужил в силовых структурах. 20 лет я занимаюсь фермерством. В политически активной жизни участия не принимал, потому что как подполковник КГБ я представляю себе суть политиков больше, чем общество в целом. Я адекватно оцениваю ситуацию и сознательно не занимался имитацией оппозиционной деятельности. Истинными оппозиционерами я считаю двух политиков: Геннадия Карпенко, с которым я все время работал, и Зянона Пазьняка. К Пазьняку можно по-разному относиться, но его твердая линия, его бескомпромиссность, которая в политике не всегда хорошо, подтверждает, что Пазьняк не ради должностей и званий в политике, а чтобы изменить ситуацию в Беларуси. Пазьняк практически всю свою сознательную жизнь положил за свободу и независимость Беларуси, что вызывает уважение к нему как политику.



Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...