АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Чем больше официальные лица говорят об инциденте с Ryanair, тем больше тонут

Скандальная история с посадкой в Минске самолета Ryanair, который летел из Афин в Вильнюс, продолжает набирать обороты. Один из вопросов – почему пилот ирландской авиакомпании выбрал для посадки аэропорт в Минске, хотя Вильнюс и Гродно были ближе, пишет «Комсомолка».

Чем больше официальные лица говорят об инциденте с Ryanair, тем больше тонут
Вечером 30 мая в эфире телеканала СТВ директор департамента по авиации Министерства транспорта и коммуникации Беларуси Артем Сикорский заявил:

— В нашей зоне ответственности этот аэродром Минск-2 был ближайшим. Аэродром Брест и аэродром Гродно не работали в этот день, работали в воскресенье только Национальный аэропорт Минск (он является круглосуточным) и аэропорт Гомель (он тоже является у нас запасным и круглосуточным). Но на момент входа в воздушное пространство Беларуси этого воздушного борта Минск-2 был ближайшим. И при этом он изначально во флайт-плане авиакомпаний был запасным, - заявил Артем Сикорский.

В том же интервью Артем Сикорский рассказал, что первое письмо о бомбе было получено в 12:25 по минскому времени.

Уже через 6 минут, как сообщает телеканал, борт Ryanair появился в воздушном пространстве Беларуси, и белорусские диспетчеры сообщили командиру экипажа об угрозе и «рекомендовали ближайший на тот момент аэропорт для посадки».

Согласно данным авиасервиса FlightRadar, который отслеживает перемещения самолетов, 23 мая в 10:51 в Гродно приземлился чартерный рейс авиакомании «Белавиа» – Boeing 737-300 (регистрационный номер EW-407PA) – он вернул туристов из турецкой Антальи.

Чуть позже самолет забрал новую партию отдыхающих из Гродно, и в 12:22 снова взял курс на Анталью.

Если это так, то через 3 минуты после вылета чартера в Гродно, минский аэродром получает первое письмо о бомбе. А еще через 6 минут самолет Ryanair появился в воздушном пространстве Беларуси.

Пока без ответов остаётся несколько вопросов. Достаточно ли девяти минут с момента отправки рейса, чтобы работающий гродненский аэропорт перевести в «нерабочий» режим? И что будет, если по каким-то причинам вылетевшему самолету придется вернуться? Он не сможет экстренно сесть и тоже вынужден будет полететь в Минск?





Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...