АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Пытка неизвестностью. Родным не вернули одежду и обувь Александра Тарайковского

“Предметы одежды и обувь Тарайковского А.В., изъятые в ходе проведения проверки по факту смерти последнего, хранятся при материалах проверки”. Замначальника управления СК по Минску А.Мотолько ответил на жалобу родных Тарайковского.

Пытка неизвестностью. Родным не вернули одежду и обувь Александра Тарайковского
10 мая исполнилось 8 месяцев со дня убийства Александра Тарайковского: его застрелили 10 августа 2020 года около 23 часов в ходе разгона массовой акции протеста в районе станции метро Пушкинская в Минске.

Родным до сих пор не только не выдали постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, но даже не ознакомили с материалами проверки. А отказ выдать вещи Александра Тарайковского выглядит высшей степенью издевательства над семьей: дочкой, женой, отцом.

17 марта жена погибшего Елена Герман направила жалобу на имя начальника Следственного комитета Дмитрия Горы. С аналогичной жалобой к руководителю СК обратился и отец Валерий Тарайковский.

Родные просят ознакомить их с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дело по факту огнестрельного ранения сотрудниками милиции моему мужу Александру Тарайковскому, которое 10 февраля подписал следователь Владислав Гончарук, а также ознакомить их с материалами проверки по факту убийства Александра Тарайковского.

Родные настаивают на проведении служебной проверки в отношении следователя Гончарука и замначальника управления СК по Минску Мотолько из-за отказа в знакомстве с материалами проверки и отказа в выдаче постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Кроме того, Елена Герман просит вернуть личные вещи мужа, в которых он был убит: майку, шорты и обувь.

Как оказалось, жалобу на Мотолько направили самому Мотолько. Вот какой ответ он дал на поставленные вопросы:


Чем провинились Тарайковские?

Ситуацию комментирует руководитель правозащитного центра «Правовая помощь населению» Олег Волчек:

-17 марта Елена Герман обратилась с жалобой на имя председателя Следственного комитета Дмитрия Гора на решение следователя Гончарука и его начальника Мотолько, которые в нарушение ч. 2, ч.3 ст.178 УПК РБ  незаконно отказали в выдаче копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту убийства её мужа Александра Тарайковского, а также отказались предоставить ей возможность ознакомиться с материалами проверки.

Кроме того, она ставила вопрос о проведении служебной проверки в отношении работников Следственного комитета, поскольку они проигнорировали ст.178 УПК, которая обязывает их в течение 24-х часов направить копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела заинтересованным лицам, т.е. Елене Герман и отцу погибшего Валерию Тарайковскому. div>

В соответствии с ч. 2 ст.140 УПК РБ установлен запрет на рассмотрение жалобы должностного лица, действия которого обжалуются, либо утвердившего обжалуемое решение.

Несмотря на такой запрет, жалоба Елены была передана для рассмотрения вновь Мотолько, т.е. тому, на кого она жалуется, тот её и рассматривает. Из пяти поставленных вопросов Мотолько только ответил на один. Он сообщил, что вещи Александра Тарайковского остаются при материалах дела.

А кто ответит на остальные вопросы по жалобе Елены? Как Мотолько может провести служебную проверку в отношении самого себя?

Даже, если он получил такую жалобу, то обязан был в соответствии ч.3 ст. 140 УПК РБ всесторонне проверить законность и обоснованность обжалуемого действия и решения, проверить изложенные в ней доводы, истребовать при необходимости дополнительные материалы и пояснения. Для обеспечения полноты и объективности проведения проверки по жалобе к ее рассмотрению могут привлекаться заявитель, специалисты.

Однако ответ Мотолько не соответствует данной норме, поскольку его нельзя назвать законным решением.

После отказа в возбуждении уголовного дела следователь обязан принять решение, что делать с предметами, которые исследовались в ходе разбирательства по материалам проверки: уничтожить, переработать, реализовать, конфисковать, обратить в собственность государства или по ходатайству заинтересованных лиц им передать. Ответ очевиден – вещи должны быть возвращены родственникам Александра.

В моей следственной практике так и происходило. Учитывая, что проверка по факту убийства закончена и вынесено итоговое решение, то не вижу каких-либо законных оснований не отдавать одежду потерпевшим.

В чем провинилась Елена Герман, что так с ней обходятся, как и с отцом погибшего Валерием Тарайковским, не представляя им материалы проверки для ознакомления? Есть же у них право, которое не только закреплено в уголовно-процессуальном законодательстве, но и в Конституции Республики Беларусь.



Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...