АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Знаковому фильму «В августе 44-го…» - 20 лет. Злой рок и скандалы преследовали картину

Автор романа «Момент истины» снял имя с титров, а режиссер Михаил Пташук погиб вскоре после премьеры

Знаковому фильму «В августе 44-го…» - 20 лет. Злой рок и скандалы преследовали картину
1 из 7
20 лет назад на киностудии «Беларусьфильм» сняли один из самых масштабных белорусских блокбастеров о Второй мировой войне времен независимости, пишет kp.by

Режиссер Михаил Пташук лично руководил передвижением войск в самой массовой сцене фильма. Фото: Александр ДМИТРИЕВ

Съемки этого фильма запомнились грандиозными скандалами. Претензии были в основном у Владимира Богомолова, автора романа «Момент истины», по которому был написан сценарий. Не хватало также финансирования, чтобы завершить картину. Премьера для широкой публики в телеэфире состоялась только 9 мая 2002 года на НТВ, а на белорусском телевидении - еще позже.

Злой рок преследовал Михаила Пташука и после картины. В апреле 2002 года он прилетел из Голливуда в Москву, чтобы участвовать в кинематографической премии «Ника». «В августе 44-го…» был заявлен в шести номинациях. Прямо со сцены «Ники» озвучили страшную новость: машина, в которой ехал белорусский режиссер, вылетела на встречную полосу. И водитель, и пассажир погибли.

Бюджет - два миллиона долларов

У этого проекта была несчастливая предыстория, и Михаил Пташук об этом знал. В 1975 году на «Мосфильме» запустил картину «Момент истины» литовский режиссер Витаутас Жалакявичюс. Один из актеров Бронюс Бабкаускас (он играл генерала Егорова) умер во время съемок. Это стало одной из причин, по которой картину так и не завершили. Вторая причина - уже тогда автор романа категорически не согласился с трактовкой своей истории литовским режиссером. По словам, Богомолова, «Жалакявичюс непонятно для чего заставил актеров неделю или больше не бриться, снимал их со щетиной на лицах, с закатанными выше локтя рукавами, без ремней, с расстегнутыми до пупа гимнастерками. Они действительно походили на арестантов с гауптвахты. Во всем материале режиссером была осуществлена вестернизация: герои двигались и говорили, как ковбои в «Великолепной семерке».

Лишь спустя 20 лет идея вернуться к экранизации романа «Момент истины» возникла у российского политика и бизнесмена Владимира Семаго во время разговора с певцом Александром Градским и режиссером Станиславом Говорухиным. Последний считал роман выдающимся произведением советской литературы, но полагал: экранизировать его невозможно, хотя ему неоднократно и предлагали.

Ходят слухи, что идея экранизации романа посещала также олигарха Бориса Березовского, и он делал попытки выкупить авторские права у автора. А известный актер Александр Абдулов, говорят, однажды даже предложил президенту Беларуси Александру Лукашенко свою кандидатуру на роль продюсера картины с российской стороны. Но с мертвой точки проект удалось сдвинуть лишь после того, как Михаилу Пташуку позвонил Владимир Семаго и предложил себя в качестве продюсера проекта.

Александр Лукашенко в один из своих визитов на киностудию, заявил, что готов дать из внебюджетного фонда миллион долларов на отечественный фильм, который не стыдно будет показать в Каннах. В то время замминистра культуры Юрий Цветков предложил президенту экранизацию «Момента истины». Фильм в сентябре 1997 года запустили в производство, финансирование возложили на Министерство культуры. (Причем миллион долларов - сумма очень условная, ведь выделяли деньги в белорусских рублях по курсу Нацбанка, который тогда сильно менялся…) В 1999 - 2000 годах, кроме картины Пташука, «Беларусьфильм» практически ничего и не снимал.

К слову, авторский гонорар Владимира Богомолова составил 30 тысяч долларов в эквиваленте. Эти деньги автор по привычке положил в банк, а в августе 1998 года грянул обвал российского рубля. Владимир Семаго помог Богомолову снять деньги со счета и спасти хоть какую-то их часть.

Денег для завершения фильма катастрофически не хватало. Михаил Пташук безрезультатно пытался пробиться на прием к президенту, что раздражало чиновников. В конце концов режиссеру даже запретили давать какие-либо интервью до выхода картины.

Выручил все тот же Владимир Семаго - он взял кредит в банке, а когда и этих денег не хватило, вложил свой семейный бюджет. В благодарность Михаил Пташук снял Семаго в одной из небольших ролей. Итого бюджет фильма составил около двух миллионов долларов.

Миронов, Галкин, Балуев…

Когда картину определили как «белорусский национальный проект», Богомолов как автор предлагал сделать белорусами председателя сельсовета Васюкова и старшего оперативной группы капитана Алехина, что не требовало значительных переделок. Можно было лишь попросить актеров использовать белорусский говор. Пташук согласился по поводу Васюкова, а насчет Алехина отказался. По очень простой причине: изначально на эту роль он хотел пригласить Сергея Бодрова. А когда не сложилось, роль отдали Евгению Миронову. Впрочем, режиссер ничуть об этом не жалел. Он гордился, что в каждом своем фильме ему удается зажигать новую звезду. Для Евгения Миронова это был не дебют, но роль Алехина стала знаковой.
«Снимать Миронова - одно удовольствие. Давно я не видел такой подготовки к роли. Он уходил и сам с собой что-то колдовал. Женя Миронов - нестандартный актер, он такой скромный, тихий, внешне совсем не герой. Но как он менялся в кадре, как украшал картину! Когда в финальной сцене на поляне, где Алехин допрашивает диверсантов, Миронов вдруг начал хромать, как будто ему натирает сапог, я был в восторге - он прямо на ходу это придумал», - говорил мне в интервью Пташук.
«Волкодава» Таманцева сыграл Влад Галкин (кстати, изначально на эту роль планировали Владимира Машкова). Действительно звездной стала роль лейтенанта Блинова для Юрия Колокольникова - в то время студента Щукинского училища. Это уже потом в его фильмографии появились такие проекты, как сериал «Игра престолов», «Телохранитель киллера», «Перевозчик: наследие», а также новый шпионский триллер Кристофера Нолана «Довод». Будем считать, что его карьера резко пошла вверх после благословения Михаила Николаевича.
Главного шпиона, капитана Мищенко, сыграл Александр Балуев. В роли Сталина в фильме появился грузинский актер Рамаз Чхиквадзе. В небольшой роли снялась, как и мечтал Пташук, гран-дама польского кино великолепная Беата Тышкевич. В картине нашлась небольшая роль для будущей звезды польского кино Каролины Грушки. Пташук вообще был гениальным продюсером – у него играли лучшие актеры, работали лучшие звукорежиссеры и операторы (так, Пташук в каждом интервью хвалил Владимира Спорышкова – восхищался его операторскими находками).

Для начинающей в то время польской актрисы Каролины Грушки эта роль стала путевкой в большое кино. Кадр фильма
Был доволен выбором актеров и Богомолов – особенно его удивлял Евгений Миронов. «Это единственный актер в моей жизни, хотя мне пришлось иметь дело со многими его собратьями по искусству, повторю - единственный, который приехал ко мне перед началом съемок. И привез мне 76 вопросов, которые у него возникли при ознакомлении с режиссерским сценарием. Мы просидели с ним более трех часов. Это была хорошая штука - беседа автора с актером. Наверное, я чем-то помог ему. Вообще главные герои подобраны замечательно».

Вокзал Слонима переделали под Лиду


Ставки командования снимали в основном в павильонах «Беларусьфильма». Куда сложнее оказалось с натурными съемками. Например, железнодорожный вокзал Лиды снимали в Слониме. Тогда он был едва ли не единственным белорусским городом, в котором железная дорога не была электрифицирована. Чтобы киношники могли снимать весь день, все современные составы пустили в обход Слонима.

Звезда польского кино Беата Тышкевич на съемках в Беларуси. Фото: Александр ДМИТРИЕВ

Пташук вспоминал, как непросто было собрать состав поезда времен войны, загрузить платформы военной техникой, а вагоны - солдатами. «Паровозы, двухосные вагоны 40-х собирали по всей стране. Достали танки, сделали «студебеккеры». Мне говорили, что у машин не те колеса, как были тогда - но где было достать «те»? - сетовал режиссер. Михаил Пташук был настолько увлечен этой работой, что через год напряженных съемок семья начала опасаться за его здоровье. Кстати, и о родных он не забывал - в эпизодах снялись даже дочь и внук режиссера.

Пташук ходил весь обгорелый от палящего солнца – лето выдалось очень жарким. Но на процессе это не отражалось – раскатистый голос Пташука звучал так же бодро. Не раз мне приходилось бывать на съемках «В августе 44-го…» и наблюдать, как работает Михаил Пташук. Он был настоящим трудоголиком. Казалось, режиссер переселился в павильоны «Беларусьфильма». По много раз проходил по выстроенным коридорам, сидел за столом в ставке командования, проигрывал будущие сцены в голове, даже когда съемок не было.

На съмках Пташук и Семаго здорово сдружились. Фото: Александр ДМИТРИЕВ

Автор романа снял с титров свое имя


Владимир Богомолов хотел до мельчайших подробностей воспроизвести героическое время войны, которую он и сам прошел с 15 лет. Богомолов и свою книгу «Момент истины» писал скрупулезно: еще в начале 60-х годов неоднократно выезжал в Беларусь, осматривал места описываемых событий и чуть ли не вымерял шагами расстояния между разными географическими объектами, упоминаемыми в будущем романе.

Конечно, сделать кино абсолютно достоверным невозможно - в этом и заключается его магия. Например, в фильме есть эпизод, где машины едут ночью с включенными фарами, освещая каски бойцов, идущих колонной по дороге. По-кинематографически это эффектно, но Богомолов отрезал: такого не могло быть. Какие фары - если даже керосинки в домах запрещалось зажигать, не занавесив предварительно окна. Еще один момент возмутил Богомолова: в сцене передвижения войск каски были на головах солдат. Автор романа сказал, что ни один командир не приказал бы во время марша, причем вдали от фронта, надеть каски. Он требовал переснять сцену. А как это сделать, если она - одна из самых дорогостоящих.


«Это было безумие, просто безумие. Даже офицеры говорили, что у них на ученьях легче, чем у меня на съемках. Около 800 солдат привозили к 7 утра, всех надо было переодеть и выдать оружие. Колонна растягивалась на 1,5 километра. И вот представьте, сколько занимало времени, чтобы снять один дубль, потом развернуть всю эту армаду и вернуть на исходные позиции! И так две недели - да еще и жара стояла невероятная, не только люди не выдерживали - машины ломались. А надо заметить, что для съемок со всего бывшего Советского Союза собрали 24 единицы ЗИЛ-157. В первый же день, как только за руль «полуторки» посадили актера, он умудрился врезаться во впереди идущую машину. Поэтому пришлось отказаться от актера и посадить в кабину каскадера. К концу съемочного дня из 70 машин «в живых» оставалось только 20. Их ремонтировали и привозили снова», - рассказывал «Комсомолке» Пташук.

Владимир Богомолов писал по поводу этой сцены в мемуарах: «Если бы ко мне обратились, я бы охотно объяснил, что сложнопостановочные эпизоды с массовым передвижением войск и техники не нужны, более того, они несовместимы с сюжетом и содержанием фильма…».

Пытались подчистить некоторые моменты на монтажном столе. Исправить ситуацию вызывался даже Александр Градский, написавший музыку для фильма. Он в свое время баловался монтажом и даже был готов отказаться от гонорара за музыку - лишь бы ему дали смонтировать кино.

Владимиру Богомолову очень не нравилось, как в фильм герой Евгения Миронова "прессовал" сослуживцев, пытаясь выбить у них сведения. Кадр фильма
Владимир Богомолов был разочарован: «Пташук снял то, что я никогда не писал… Финал завалили. Многие несуразности переснимать не стали. Экономили деньги. Режиссеров по массовке не было. Они все там «истуканят». Солдаты стоят столбами. Жизни, правды, мысли нет. Главный герой – должен быть занят поиском момента истины, а не шпионов. Снял свое имя из титров. Не мой сценарий».
Премьера с большим опозданием все же состоялась, зритель принял картину очень тепло. Даже с огрехами и несоответствием задумке автора. Накануне 9 Мая его обязательно показывают по ТВ. Пожалуй, зрительская любовь и стала для картины настоящим моментом истины.

О ЧЕМ ФИЛЬМ

История разворачивается на территории Западной Беларуси летом 1944 года. С уже освобожденной территории регулярно выходит в эфир «пианист», который передает врагам очень важную информацию о советских войсках. На поиски шпионов отправляют трех разведчиков, во главе с офицером СМЕРШа. Дело берет на контроль лично Сталин и дает контрразведчикам всего сутки. В противном случае в районе действий вражеской группы будет проведена операция, которая приведет к множеству ненужных жертв, а СМЕРШевцев как не выполнивших приказ накажут по законам военного времени.


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...