АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Белорусский госпереворот: документ Федуты, звонок Медведеву, создание "полноценного политического субъекта" и "кардинальное решение вопроса"

Первым о попытке госпереворота в Беларуси заявил 17 апреля Александр Лукашенко. Он также анонсировал декрет о переходе Совбезу президентских полномочий в случае "если вдруг". Спустя 11 дней после этого, на телеканале ОНТ вышел двухсерийный фильм "Убить президента" о "группе заговорщиков, которая готовила военный переворот в Беларуси, была связана с американскими спецслужбами, а для достижения цели искала выходы на высокопоставленных офицеров белорусской армии".

Белорусский госпереворот: документ Федуты, звонок Медведеву, создание "полноценного политического субъекта" и "кардинальное решение вопроса"

Сначала говорилось о троих задержанных белорусах – это юрист Юрий Зенкович (гражданин Беларуси и  США), политолог и литературовед Александр Федута, а также глава партии БНФ Григорий Костусев. Позже КГБ сообщил, что по делу о заговоре для захвата государственной власти обвиняются 9 человек. К троим белорусам добавились еще шестеро: бывшая сотрудница минского офиса Зенковича Ольга Голубович (находится в СИЗО КГБ), психиатр Дмитрий Щигельский (живет в США), эксперт в статистических моделях и Восточной Европе Александр Перепечко (живет в США), служивший во внутренних войсках и ОМОНе Павел Кулаженко (живет в США), член Сойма БНФ Виталий Макаренко (после новости о задержании Федуты и Зенковича покинул Беларусь) и служивший в спецподразделении МВД "Алмаз" Игорь Макар (живет в Литве).

Встречи в Zoom, по словам Макара, начались спустя пару месяцев после 9 августа. На них в том числе строится обвинение. Позже  участники этих разговоров заявляли, что они не были секретными и "заговорщицкими", а даже рассылались другим людям. 

Смартпресс решил разобраться – что обсуждали в Zoom-конференциях люди, обвиняемые  в заговоре с целью госпереворота. 

В интернете на данный момент выложено три видео с участием обвиняемых. Два опубликовало 28 апреля и 4 мая на Youtube сообщества "Кибер-партизаны", одно появилось 4 мая в телеграм-канале "Буслы ляцяць". 

Установочная встреча


Судя по всему, первая встреча в составе Щигельского, Зенковича, Федуты, Перепечко и Кулаженко прошла 4 января 2021 года. Организовал ее Зенкович. Там в том числе обсуждалась ликвидация Лукашенко, формирование "полноценного политического субъекта". Сошлись в том, что конституционные методы борьбы исчерпаны. Федута констатировал, что со штабом Тихановской не договоришься, потому что они считают себя победителями, плюс оттуда постоянно сливают информацию и интригуют между собой. Зенкович сказал, что представляет радикальные группировки и группу белорусских офицеров (как мы знаем из фильма ОНТ, это сотрудники КГБ). Запись этого зума он отправил в том числе им. То есть госбезопасность была в курсе с самого начала. 

Самое продолжительное видео было выложено на Youtube 28 апреля, оно длится более полутора часов. Среди участников Zoom-конференции Зенкович (выступал на белорусском языке, далее будет перевод – Смартпресс), Перепечко, Щигельский, Кулаженко, Макаренко (далее тоже перевод с белорусского – Смартпресс), Федута. Просто слушателем, по словам Зенковича, присутствовал Роман Протасевич – главный редактор одного из телеграм-каналов, который в Беларуси признан экстремистским. Посмотрело видео на Youtube более 4,5 тыс. человек.

Зенкович заявил, что представляет "институт белорусской демократии в Соединенных Штатах" и "две группировки, которые уполномочили говорить от их имени".

"Одна называется "Отряды гражданской самообороны" (ОГСБ) – это радикальная группировка, которая ставит себе целью партизанскую борьбу за перемены в Беларуси, вторая - Дима (видимо, обращение к Щигельскому – Смартпресс), мне очень отчетливо сказали сказать про это -

это офицеры армии, высокопоставленные, среднего уровня и высокого уровня. Их около 30 человек.

И они готовы участвовать в смене власти в Беларуси. Они тоже попросили предоставить им запись сегодняшнего разговора. И для них делается запись", - пояснил Зенкович. Как мы узнали из фильма ОНТ,  "офицерами армии" были сотрудники КГБ.

Зенкович рассказал, что на встречу в Zoom был приглашен штаб Тихановской в лице Александра Добровольского, но тот сначала согласился, а за несколько часов до встречи сказал, что не будет участвовать. Приглашали и Александра Ярошука из Конгресса демократических профсоюзов, но тот отказался, сославшись на слежку.

Он добавил, что группа белорусских офицеров просила передать участникам данной встречи, что 

"они готовы выполнить "свою работу" при условии, что им будет поставлена четкая задача – чего гражданское общество Беларуси и иные политические субъекты белорусские ждут от них". 

ОГСБ, по словам Зенковича, "тренирует партизан так называемых - людей, которые готовы на радикальные действия в самом широком смысле этого слова". "И они тоже готовы принять участие в смене власти и нормализации, возвращении к конституционному порядку в Республике Беларусь", - сказал он.

Кулаженко на встрече представлял телеграм-канал EXOMON, "Кибер-партизан" и канал "Буслы ляцяць". Он заметил, что "нам нужны спецназовцы штурмового типа", ими могут быть служившие в подразделениях "Алмаз", СОБРе и ОМОНе. Однако подобных людей "выдавливали из страны". В итоге Кулаженко предложил привлечь к обсуждению Макара. Якобы с ним "силовики пойдут на диалог".

Политические вопросы и "фактор госпожи Тихановской"

Федута призвал определиться, что обсуждать, ведь есть два пути – конституционный и неконституционный. Первый подразумевает, что "в случае неизбрания президента" исполняющим его обязанности становится премьер-министр. "И все переговоры, которые будет вести любой внешний актор, он будет вести с ним и только с ним. Потому что все остальные внутренние белорусские фигуры никакой степенью легитимности, с точки зрения Конституции 1996 года с поправками, не обладают", - заключил Федута.

С его слов, также есть "фактор госпожи Тихановской". "Сегодня она единственная, кто обладает в глазах Запада хоть какой-то степенью легитимности. Потому что за нее голосовали. Понятно, что голосовали против кого. Но она как бы воплощает собой это недовольство. И это большая проблема, поскольку, к моему сожалению, 

ее окружение не слишком готово расширять круг общения,  

оно формировалось группой представителей ОГП (Объединенной гражданской партии – Смартпресс) и там происходят, собственно, внутренние разборки".

Федута отметил, что на штаб Тихановской "ослабевает влияние литовского МИДа, потому что идет попытка сделать ставку на прямое общение с Государственным департаментом (США – Смартпресс)". И все это создает "достаточно неудобную модель общения с ними".

Легитимной фигуры от власти, с которой можно было бы вести переговоры, по мнению Федуты, нет. "Действия премьера чрезвычайно контролируются. Нет такой фигуры в оппозиции. Это печально", - добавил он.

Говоря о "старой" оппозиции, Федута подчеркнул, что она "сегодня невменяема",

поскольку ключевым игроком до недавнего времени являлась все та же ОГП, а она сейчас "ведет себя в оппозиции примерно так же, как Лукашенко во власти - то есть "мы победили, мы окружили Тихановскую, вы отсутствуете как таковые" и поэтому все остальные вынуждены играть в какую-то собственную игру.

Звонок Медведеву

Федута на вопрос Щигельского об исчерпании конституционного пути смены власти ответил утвердительно: "Это понимает и сам Лукашенко. Поэтому я не знаю, что будет после сегодняшнего слива и после сегодняшнего его звонка к Медведеву (беседа проходила 4 января – Смартпресс), но во всяком случае до вчерашнего вечера он исходил из того, что не будет никаких переговоров, не будет никакой конституционной реформы и он сидит до конца пятилетки, используя дубинки. Все, что будет потом, - это потом. Все проблемы решаются по мере поступления".

Федута думает, что со стороны России на Лукашенко идет давление и в РФ не хотят, чтобы Лукашенко ушел от темы конституционной реформы и настаивают на начале транзита власти.

Щигельский после этого попросил скачать некие документы. Один из них - за авторством Федуты. По словам Зенковича, тот называется "Четыре пункта".

Создание "полноценного политического субъекта"

Еще с весны 2020-го, как заявил Щигельский, многие, в том числе и он, предлагают создать "полноценный политический субъект, который будет представлять широкую коалицию – объединение на основе отрицания".

"Этот принцип сформулирован Сахаровым при создании Межрегиональной депутатской группы, когда ее создавали для того, чтобы добиться отмены шестой статьи Конституции (СССР – Смартпресс). Очень жаль, что Добровольский отказался принять участие, он входил, если я не ошибаюсь, в Межрегиональную депутатскую группу, у него есть опыт. Мне кажется, что другого принципа, на основании которого мы можем создать политический субъект, в Беларуси нет", - пояснил Щигельский.

В ответ на Всебелорусское собрание он предложил проводить общенациональный диалог со всеми силами, даже с теми, кто хочет вхождения Беларуси в состав России.

"Уход его любыми методами"

Эксперт Перепечко отметил, что все конституционные методы борьбы в Беларуси уже исчерпаны: "Только уход его любыми методами. Ну в данном случае мы имеем в виду, что это будет, вероятно, насильственные методы. Мы можем сдвинуться с точки в общем-то". После он пустился в рассуждения о том, кто может отдать приказ "чтобы убрать Лукашенко фактически" и кто обладает легитимностью для такого шага.

Зенкович в ответ на это заметил, что если исчерпаны возможности Конституции 1996 года, то остается вернуться к Конституции 1994-го. И такой приказ соответственно может отдать Верховный совет или "исполняющий обязанности президента, согласно Конституции 1994 года" – Семен Шарецкий.

"То что я сейчас скажу, будет страшно непопулярно. С моей точки зрения, такой приказ не может отдать никто"
Федута

Позже Щигельский подчеркнул, что все танцы с бубном вокруг Конституции 1994 года – это "политический онанизм".

"Кардинальное решение вопроса" с помощью "технической" группы

Кулаженко спросил – говорится ли сейчас о "кардинальном решении вопроса"? Его собеседники подтвердили это. "Хорошо, скажите, а кому отдавать приказ?", - поинтересовался он.

Зенкович ответил: "Вот в этом и наибольшая проблема. Это наибольшая проблема, которую я обсуждал с коллегами армейскими еще практически с августа этого года". Напомним, что "армейскими коллегами", согласно фильму ОНТ, были сотрудники госбезопасности.

"Я в общем-то могу озвучить, у меня есть разрешение. Это группа офицеров белорусской армии, которые могут на сегодняшний день выставить до пяти батальонов", - добавил он.

"То, что вы сейчас говорите, очень пахнет гражданской войной и большой кровью", - сказал Кулаженко.

"Да", - ответил Зенкович.

Бывший силовик Кулаженко подчеркнул, что в его понимании, "кардинальное решение вопроса – это малая группа, которая сделает все сама". 

Перепечко же назвал упомянутую группу силовиков "технической".

Документ Федуты

Федута рассказал, что знает о том, что "группа Тихановской готовится проводить как раз собственное собрание – в противовес лукашенковскому".

Щигельский заметил, что в окружении Тихановской "междусобойчики" и все будет так, что Лукашенко проведет имитацию и Тихановская проведет имитацию.

Федута предложил "зафиксировать точку отсчета, платформу для объединения" и начать с этой платформы обсуждение будущего.

Собеседники сошлись на том, что в документе, который Федута обещали разработать до 15 января, должны быть зафиксированы три пункта, озвученные еще в августе. Это непризнание выборов, безусловная отставка Лукашенко и освобождение политзаключенных. После, как заметил Щигельский, надо "выходить на позитивную повестку, по которой может идти диалог, и при этом диалог это процесс, он необязательно должен заканчиваться каким-то общим согласием, главное, чтобы этот процесс начался, а дальше в этом процессе можно находиться сколь угодно долго". 

"По идее, если я все правильно понимаю, - до созыва Учредительного собрания. И созыв Учредительного собрания и будет результатом этого процесса", - добавил Щигельский. Федута подтвердил его слова.

Штаб Тихановской и "полноценный общенациональный диалог"

Обсуждался вопрос о том, пытаться ли договариваться с группой Тихановской или нет по поводу диалога. По словам Федуты, информировать штаб Тихановской стоит, но нужно "фильтровать базар", потому что оттуда идут утечки по самым разным направлениям и "было бы забавно, если бы их не было". Также Федуту "несколько смущает гражданство госпожи Красулиной (Анна Красулина, пресс-секретарь Тихановской, гражданка России – Смартпресс)".

В итоге постановили выйти на контакт с группой Тихановской и договориться начать "формировать полноценный общенациональный диалог". Следующий раз договорились встретиться 18 января.

В прошедшей встрече хотели, но не смогли принять участие глава БНФ Григорий Костусёв и Константин Лукашов – в 2011 он был официальным представителем экс-кандидата в президенты Алеся Михалевича.

Конференция следующая: Таинственный документ Федуты и внятный критерий формирования политической силы

В конференции участвуют Перепечко, Зенкович, Кулаженко, Федута, Щигельский, Макар и Костусёв (далее тоже перевод с белорусского – Смартпресс). В открытом доступе выложено видео длительностью чуть более 40 минут. Конференция прошла, судя по словам участников и следующему опубликованному ролику, до наступления весны - возможно, 13 февраля.

В начале данного видео Щигельский, как модератор дискуссии, говорит, что "есть документ, разработанный Александром Иосифовичем (Федутой – Смартпресс), о том, как мы хотя бы в общих чертах видим будущее Беларуси". Также он анонсирует выступление Перепечко с "определенной теоретической информацией" и тезисами о "тактике и стратегии борьбы на следующие, так сказать, периоды".

"Если какая-то политическая сила согласна с видением Беларуси в тех общих чертах, которые представил господин Федута, и разделяет те тезисы, которые, я надеюсь, сегодня озвучит Александр Перепечко, и, соответственно тактику и стратегию, тогда она может присоединиться вне зависимости от того, нравится она Зенковичу или Щигельскому или не нравится. Вот мое предложение, а не обсуждать каждого конкретно. Потому что нам нужно иметь какой-то внятный критерий формирования политической силы", - добавил Щигельский.

Кулаженко, Федута и Макар сразу согласились с этим предложением. Перепечко отметил, что, чтобы говорить о тактике и стратегии борьбы в Беларуси, сидя за тысячи километров от нее, нужно "держать руку на пульсе". Щигельский же в ответ призвал его максимально кратко и четко сформулировать для широкой публики тезисы, "которые вы озвучили неделю назад". Зенкович уточнил, что у этих тезисов есть публичная "которую, наверное, все видели" и закрытая части.

Шесть тезисов Перепечко о борьбе с диктатурами

По словам Перепечко, тезисы обсуждались в составе очень маленькой группы и в них говорится о том, "с каким типом режима мы имеем дело и что с такими режимами происходит". Созданы они на основе баз данных западных институтов (в большей степени thinktank’ов) по авторитарным диктатурам, которых сейчас в мире более 50. Таких баз данных четыре, как говорит Перепечко. Там содержатся в том числе 25-30 "независимых переменных" по каждому режиму с 1946 по 2010 или 2016 годы. На их основании можно строить статистические модели и проводить исследования.

Перепечко сказал, что в случае с Беларусью "мы имеем персоналистский режим, плохой в общем-то – когда, кроме диктатора больше ничего нет". 

Первый пункт тезисов Перепечко – "переговоры с Лукашенко лишены смысла"

Он утверждает, что "диктаторы такого типа они не идут на переговоры, они могут затягивать и говорить, но они на переговоры не пойдут, это, в общем-то бесполезно". В Беларуси, с его слов, договариваться не с кем: "Поэтому когда госпожа Тихановская говорит, что с кем-то надо договариваться, вести переговоры… Ну не с кем, этих людей нет фактически вообще во власти". 

Второй пункт: такого типа режимы "сносятся силой"

и в случае смерти диктатора возникает высокая вероятность хаоса. Вероятность же перехода к демократии после кончины диктатора составляет около 15% - в основном совершается переход к другой форме диктатуры. "В среднем период с момента взятия военными власти до того, как произошли демократические выборы, составляет 15 лет" - отметил Перепечко. После же Холодной войны такой срок сократился до 5 лет, 

Третьим тезисом задается вопрос о том, какие еще есть выходы. Их два: ненасильственные методы и применение "кинетической силы". "Диктатору нужно обеспечить коридор. Именно диктатору, ему одному – ни его окружению, ни его ОМОНу, ни его охране, а именно ему", - сказал Перепечко. Он добавил, что об этом должны договариваться "великие державы" – например, США, Россия, Китай или Германия. Они могут гарантировать его проживание на своей территории, отсутствие политической активности и доступ к его офшорным деньгам. Но тут важно, чтобы диктатор согласился на такое предложение "перевернуть страницу", отметил Перепечко.

Четвертый тезис касается роли армии. По словам Перепечко, согласно проанализированным базам данных, военные режимы "предпочтительнее" персоналистских. "Потому что военные всегда договороспособны, - добавил он. – Если они пообещали, то они обычно это и делали". Чаще всего именно армия и "сносит" диктатуры. Перепечко предполагает, что в случае с Беларусью логично было бы рассматривать "модель Ататюрка".

В пятом пункте говорится о проблеме смерти диктатора. При этом в стране обычно наступает хаос, так как все важные решения были завязаны на одном человеке. 

Шестой тезис констатирует неэффективность экономических санкций против персоналистских режимов. "Экономические санкции – это то, чем занимается Европа и группа госпожи Тихановской. Так вот, в случае с персоналистскими режимами санкции не работают. Даже эмбарго не работает. Работает только полная блокада – по типу кайзеровской Германии. Почему? Потому что в персоналистском режиме он будет существовать до тех пор, пока у диктатора есть деньги для того, чтобы платить людям, которые его защищают. А люди будут выживать, как обычно", - пояснил Перепечко. В случае с Беларусью блокада невозможна – Россия вряд ли будет ее частью.

"Он не верит никому"

По мнению Федуты, невозможен никакой "коридор", это совершенно исключено. "Потому что коридор будет предложен теми, кому наш персонаж не верит. По разным причинам. Путину он не верит, потому что боится КГБ, Западу он не верит, потому что он его не понимает и понимает, что в случае демократии Запад его сдаст. А Китаю он не верит просто потому, что он знает, что Китай не есть идеологический союзник. У Китая нет идеологических союзников. У Китая есть патронируемые политические силы и то не всегда", - заметил политолог.

Финансы и привлечение новых участников

Зенкович отметил, что решено продолжать работать по финансам, при этом "у Александра и Игоря есть наработки, мы продолжаем их прорабатывать дальше, пока не получим результат". Кулаженко поинтересовался – можно ли привлечь в группу супругу Валерия Цепкало и получил ответ, что если она согласна с "документом Федуты", то почему нет. 

"Мы исходим из той реальности, какая она есть и начинаем делать то, что нужно было сделать 20 лет назад – создавать организацию, способную всеми методами, а не только мирными, противостоять данному режиму и готовиться, возможно, к длительному противостоянию, длительной борьбе", - заявил Щигельский.

Федута спросил, осознают ли собеседники, что после озвучивания того, что игра будет тяжелая и кровавая, ни один человек в Беларуси публично присоединиться к этому не сможет. Щигельский ответил, что "нам нужны люди на территории Беларуси, но не публичные".

Перепечко добавил: "У нас есть политическая и техническая группа, о которой нам необязательно знать. До них надо довести, может быть, это мнение, если они вдруг упустили – эти пять пунктов".

Беспокойство по поводу адресатов видеозаписей

Как заметил Федута, он беспокоится по поводу записи подобных разговоров. Политолог считает, что их вполне может кто-то "тиражировать далее".

Вступивший в конце в дискуссию Костусёв добавил, что согласен с Федутой и что, если информация дойдет до не тех людей, то все находящиеся в Беларуси, не успеют даже что-либо организовать.

"Потому что Федута имеет опыт и я тоже имею опыт, когда ты можешь оказаться в таких местах, где твои возможности будут ограничены до нуля. А туда не хотелось бы попадать, хотелось бы работать, чтобы это было полезно"
Костусёв

Щигельский в ответ призвал подумать, какие тезисы стоит озвучивать публично, разделить "техническую" и политическую группы и во втором сообществе не озвучивать "какие-то пункты, например, связанные с "кинетической энергией".
Юрист Зенкович в свою очередь рассказал, куда уходят копии записей: "Первая копия идет нашим армейским коллегам (судя по фильму ОНТ,  в КГБ – Смартпресс). Насколько я знаю, там группа достаточно узкая, люди знают друг друга давно и для них озвучивание любой этой записи, даже то, что они участвуют, просто смотрят эти записи, равнозначно тому, что по их души придут"

Вторая группа, со слов Зенковича, находится тоже в Беларуси, под глубоким прикрытием. Третья – это два человека Кулаженко, которые находятся не в Беларуси. Риск утечки от них, как он утверждает, минимальный: "Это партизаны, причем которые уже много месяцев словами и делами доказывают свою лояльность во-первых, во-вторых, у этих людей за плечами есть своя история борьбы с режимом. У некоторых она достаточно долгая – лет двадцать". Здесь можно было бы предположить о причастности группы Автуховича, но она была задержана примерно в декабре, то есть точно раньше проведения данной конференции.

Запись третья: призывы к объединению всех против Лукашенко и фантазии о "посланнике Путина"

Данная запись самая короткая – чуть более 28 минут. Судя по всему, начало обрезано, потому что начинается видео с середины реплики Костусева, в которой он говорит о штабах Цепкало, Тихановской и Бабарико и переходит к личности бывшего помощника пытавшегося стать кандидатом в президенты Валерия Цепкало – Андрея Ланкина. Обсуждается создание партий.

Запись датирована 13 февраля – это подтверждают и слова главы БНФ о том, что Всебелорусское народное собрание "закончилось вчера". Можно предположить, что созвон проводился после разговора, описанного в предыдущей части. Участвуют в конференции, кроме Костусева, Щигельский, Зенкович, Перепечко, Макар, Кулаженко.

Костусев отмечает, что Ланкин заявил о создании партии, активно сотрудничает с Юрием Воскресенским и "еще с несколькими людьми, которые очень активно сотрудничают". Кроме того, Костусев сообщает, что свою партию собирается создавать и экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев. 

Костусев идею о создании партии (Ланкина или Дмитриева, а может и обоих - Смартпресс) называет кремлевской и говорит, что она тянется еще с 2010 года. 

Удушение акций и документ не на показ

Дворовые акции, по его словам, быстро душатся и "частенько" происходят сливы информации: "Многие переговоры и разговоры даже внутри штаба Тихановской и тех, кто ее окружает, тоже частенько звучат или в записи, или просто текст пишется на экране". С его слов, появляются сливы и у ресурсов бывших сторонников Цепкало и Бабарико – "начиная с Воскресенского и других".

Щигельский в ответ спрашивает – как Костусев относится к перспективе сформировать новую политическую коалицию или какой-то "Комитет национального единения", который "будет иметь возможность стать субъектом политическим". Формировать такую структуру Щигельский предлагает на принципах "про которые сегодня говорили" – то есть принимать всех, кто против Лукашенко, "даже если они пророссийские, они могут присоединиться".

"Второе – они соглашаются с видением Беларуси в том виде, как его написал Федута в документе. Я не знаю, имеете ли вы этот документ или нет", - сказал американский психолог.

Костусев ответил, что где-то он его видел и где-то он есть. "Но я стараюсь не выставлять это напоказ", - добавил он.

Зенкович говорит, что "всем рассылался этот документ, у всех есть в электронной почте". Он пообещал скинуть файл в общий чат и зачитал, судя по всему, преамбулу:

"Предлагаемый к обсуждению текст – не проект Конституции или закона. Это попытка сформулировать общие тезисы, которые нас всех объединяют. Все остальное должно решить будущее конституционное или учредительное (называйте как хотите) собрание, цель которого – определить предпочтительную для нашей страны и нашего народа модель государственного устройства.

Мы предлагаем к обсуждению именно этот текст, чтобы понять – что является бесспорным, а что нет. Потому что, например, вопрос о том, президентской или парламентской республикой должна быть Беларусь, - вопрос спорный. Как и вопрос о внешнеполитической ориентации или членства в военных блоках. Такие вопросы должны решаться на референдуме и уже после восстановления нормальной работы демократических институтов".

Обстановка в политике и новая оппозиция

Костусев далее продолжил свой доклад о политической ситуации в стране. Рассказал, что есть площадка из 10 партий, где 6 – оппозиционные. Но на нее очень негативно отреагировал Лукашенко и начал перерегистрацию партий. "Мы до этой поры от Минюста отбиваемся, все не можем отбиться. И после вчерашнего заявления мы ждем, что перерегистрация будет еще одна – более жесткая", - добавил он. 

"Но чтоб вы поняли. Когда будет создана какая-то структура по типу Координационного совета, как Тихановская была объявила, то очень вероятно, что эта структура может подействовать неделю-две, ну максимум, может, три", - сказал  Костусёв.

Он заметил, что Лукашенко на ВНС "прошелся" по программе БНФ, называя ее программой Тихановской. "Конечно он там преувеличивал, весьма преувеличивал, но смысл был именно нашей программы".

Костусёв говорит, что связывался со штабами кандидатов в президенты и предлагал сотрудничество, на что ему ответили: "Ребята, вы 26 лет боролись с Лукашенко, вы ничего не смогли сделать, вот сейчас мы вам покажем, как надо бороться с Лукашенко". Пробовал БНФ присоединиться и к тем инициативам, которые появились уже после выборов. Решили выдвинуть людей в члены Координационного совета, но "наших людей не то что не включили в КС", а "не пустили даже в зал".

Давай замочим…

Далее Щигельский, Зенкович и Костусев обсуждают возможность объединения белорусских политических сил. И Зенкович произносит: "Рыгор, завтра приходит к тебе посланец Путина и говорит – 

Рыгор, давайте мы все вместе замочим эту "...  Луку"

Какая твоя реакция будет?".

"Тогда у меня вопрос возникает – а кто будет после этой …  Луки", - ответил Костусёв.

"А этот вопрос мы отнесем на тот период, когда ... Луку мы замочим", - сказал Зенкович.

Костусев парирует тем, что если страны Беларуси больше не будет, то ему это неинтересно.

Зенкович пояснил: "Рыгор, вопрос звучит следующим образом – 

"Давай, Рыгор, вместе с тобой замочим "Луку", а после, кто будет после править Беларусью, мы решим потом".

Выделенный фрагмент демонстрировался по белорусскому телевидению.

"Если у нас будет возможность решать, кто будет, - тогда да", - ответил Костусёв Зенковичу.

"Вопрос такой - если мы Лукашенко замачиваем и после решаем вместе, кто будет руководителем, - это приемлемо. Если мы Лукашенко убираем, а за нас уже решено, кто будет на месте Лукашенко, - для меня это неприемлемо", - сказал Костусёв.

После собеседники говорят о том, что ни у Латушко, ни в Координационном совете четко не прописаны процедуры и непонятно, кто принимает решения. Зенкович назвал подобные схемы "лукашизмом с человеческим лицом".

Решили действовать, но не через Telegram

В итоге решено было формировать коалицию, заниматься этим должны были Макар, Щигельский и Зенкович, А Костусёв обещал присоединиться, хоть у него и "нагрузка сейчас громадная". Договорились собеседники, что нужно разработать документы. 

Предложено было сделать общий чат в Telegram, но Щегельский эмоционально, с нецензурными словами, воспротивился и заявил, что не может видеть 200 чатов и ничего в этом мессенджере не понимает. Кулаженко предлагал помощь с настройкой, но тот отказался, сказав "в наше время легче дать кому-то свою жену, чем свой телефон". И собеседники договорились созваниваться в Zoom, назначили следующую встречу на 28 февраля. Когда Перепечко начал рассуждать о "людях, которые делают свою техническую работу", то запись конференции решено было выключить.

И что из этого следует?

Свои выводы о деятельности 9 обвиняемых по статье о госперевороте рано или поздно озвучит КГБ. Судя по всему, там были в курсе о заговоре, когда его еще практически не было. Пока же можно сказать, что свержение власти действительно обсуждалось. Очевидно, что и видеозаписей было больше, чем три, которые можно найти в сети, - по гостелевидению время от времени демонстрируются различные отрывки, которых в публичном доступе нет. Из имеющихся же роликов ясно, что Федута и Костусев не зря переживали о судьбе видеозаписей разговоров и не зря опасались опять попасть в тюрьму. 


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...