АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Прокурор просит наказать политзаключенного барабанщика из группы "Требуем разойтись" 6 годами колонии

В суде Московского района Минска уже третью неделю судят 30-летнего политзаключенного барабанщика из музыкальной группы "Требуем разойтись" Алексея Санчука.

Алексей Санчук. Скриншот из новостей ОНТ 


Его обвиняют по нескольким статьям Уголовного кодекса: ч. 1 и 2 ст. 342 (организация, подготовка действий, активное участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок), ч. 3 ст. 293 (обучение или иная подготовка лиц для участия в массовых беспорядках) и ст. 13 ч. 2 ст. 293 (подготовка к участию в массовых беспорядках). 7 мая на процессе политзаключенного состоялись судебные прения. Прокурор Евгений Сераков попросил судью Татьяну Пирожникову наказать Санчука шестью годами лишения свободы в условиях усиленного режима. "Весна" наблюдает за этим процессом и рассказывает его обстоятельства.

Напомним, в ноябре в Минске на репетиции силовики задержали группу барабанщиков "Требуем разойтись", которая осенью стала одним из символов протестов. Музыкантов административно осудили за участие в несанкционированной акции протеста, но один из задержанных тогда — Алексей Санчук — после 15-суточного ареста так и не вышел на свободу. Против него возбудили уголовное дело. На "покаяльном видео" ОНТ Алексей после задержания только сказал: "Я учил ритм". По словам других задержанных музыкантов, при задержании сотрудники ГУБОПиКа избивали Алексея и требовали пароль от телефона.

"Весна" поговорила с женой Алексея, собрала хронологию его преследования и рассказывает, как барабанщик стал фигурантом уголовного дела по "протестной" статье 342 Уголовного кодекса.

В чем обвиняют барабанщика?


Алексея Санчука обвиняют по нескольким статьям Уголовного кодекса: ч. 1 и 2 ст. 342 (организация, подготовка действий, активное участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок), ч. 3 ст. 293 (обучение или иная подготовка лиц для участия в массовых беспорядках) и арт. 13 ч. 2 ст. 293 (подготовка к участию в массовых беспорядках).

Согласно версии обвинения, Алексей Санчук "под видом массовых мероприятий" в Минске совершал действия, грубо нарушающие общественный порядок: перекрывал проезжую часть, оказывал явное неповиновение сотрудникам УВД, кричал лозунги, громко хлопал ладонями, размахивал бело-красным-белым флагом. Этим он совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 342 УК.

Гособвинитель утверждает, что с июня по 4 ноября 2020 года Алексей Санчук принимал активное участие в массовых беспорядках, покупал пиротехнику, открыл счет в «Технобанке» для финансирования протестов. div>

За блокирование дорог 27 сентября, 18 октября, 4 октября, 25 октября, 1 ноября "Минсктранс" предъявил иск на сумму 161 900 рублей.

Также по версии следствия, он "организовал сообщество, где обучал людей, склонял лиц к групповым действиям, грубо нарушающим общественный порядок". Его обвиняют в том, что он осуществил обучение лиц для участия в массовых мероприятиях, совершения громких хлопков руками, нарушающих спокойствие граждан. Это ч. 2 ст. 342 УК.

По версии обвинения, с июня по ноябрь 2020 года Санчук по предварительному сговору с целью выражения политических взглядов создал телеграм-чат, имеющий в своем названии слово "Крестики".

По ч. 3 ст. 293 и ст. 13 ч. 2 ст. ст. 293 УК (обучение или иная подготовка лиц для участия в массовых беспорядках) его обвиняют за то, что у него во время обыска были найдены 67 опасных пиротехнических изделий (например, "Чайная роза", "Волнистый попугайчик"," Шок"), петарды, газовые баллончики, 18 лазерных указок, оптическая система наблюдения, пневматическое ружье и прочее.

Санчук признал себя виновным по ч. 1 и 2 ст. 342, а по ч. 3 ст. 293 и ст. 13 ч. 2 ст. 293 УК — вину не признает.

"Хотели показать, что мы один народ". Что говорил Санчук на суде?

Допрашивали Алексея несколько заседаний. Допрос осуществлялся в форме вопросов от прокурора.

На суде озвучивали показания Алексея, данные во время следствия, так как они не совпадают с тем, что он говорил на суде. Но Санчук заявил на суде, что не соглашается с ними и не поддерживает, так как «он такого не говорил».

"Заявляю, что следователь торопила меня, изымала материалы во время ознакомления. Забирала у меня части материалов дела и говорила, что я не имею права ознакомляться с материалами дела. Запрещала мне переписывать данные материалов дела. Прошу принимать во внимание только допросы на суде", — сказал политзаключенный на процессе 7 мая.

На вопрос прокурора о блокировке дорог Санчук отвечал следующее:

"Меня знакомые позвали прогуляться, был как раз выходной день. Мне было интересно, я ни разу такого не видел. Хотели показать друг другу, что мы едины, мы один народ, мы хотим стабильности и мирного неба над головой. Я видел сотрудников ГАИ и милиции, которые блокировали движение еще до того места, где проводился Марш. Мне кажется, это было сделано, чтобы предугадать ДТП. Люди не блокировали общественный транспорт.

Видел сотрудников 1 ноября. До этого дня я ни разу не слышал требования разойтись. 1 ноября услышал и выполнил это требование.  Мы пошли на ближайшую остановку и поехали в сторону Логойского тракта. Там мне моя подруга дала маленький лазер. Чтобы я посветил куда-нибудь, чтобы мы стали заметнее и могли встретить наших знакомых. Я посветил на дерево".

Алексей Санчук заявил на суде, что на него оказывалось давление во время ознакомления с материалами дела. Также он рассказал, что незадолго до задержания ему сделали операцию на глаз, поэтому он просил врача в следственный изолятор. Со слезами Алексей рассказал, что ему его не предоставили, а только торопили знакомиться с материалами дела.

Алексей Санчук отвечал отрицательно на вопросы государственного обвинителя о распространении информации о местах сбора Марша, распространении “протестной” продукции, финансировании чата, блокировки дорог.

Прокурора также интересовало, обсуждал ли Санчук со своим знакомым насилие в отношении сотрудников милиции, сопротивление. Алексей отвечал, что они “мирные, и не хотели применять насилие ни одного живого существа”.

Также гособвинитель спрашивал у Алексея, собирал ли он денежные средства для передач задержанным, собирал ли передачи или просто передавали деньги. На что Санчук сказал, что он отдавал деньгами.

Среди вещественных доказательств по делу есть музыкальные колонки. Прокурора интересовало, использовались ли они на Маршах и велопробегах, на что Санчук отвечал отрицательно.

При обысках у Алексея были найдены маркеры красного цвета, флаги, листовки, «Честная газета», купюры с изображением Тихановской, календарики «Страна для жизни», белые браслеты, баллоны с краской, газовые баллоны и другие вещи “протестного толка” — это все использовалось в качестве доказательств вины Санчука по предъявленным обвинениям.

Также среди вещественных доказательств фигурирует ружье для подводной охоты, которое было найдено во время обыска в гараже, но на суде Санчук заявил, что впервые видит его, а «до этого впервые прочитал при ознакомлении с материалами дела». 

Прокурор Евгений Сераков попросил судью Татьяну Пирожников признать Санчука виновным по ч. 1 и 2 ст. 342 (организация, подготовка действий, активное участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок), ч. 3 ст. 293 (обучение или иная подготовка лиц для участия в массовых беспорядках) и ст. 13 ч. 2 ст. 293 (подготовка к участию в массовых беспорядках) и наказать Санчука шестью годами лишения свободы в условиях усиленного режима. 

В последнем слове Алексей Санчук сказал:

"Прошу назначить наказание, которое позволит мне видеться с семьей. Прошу не лишать ребенка отца, матери — сына, жену — мужа", пишет лишенный аккредитации ПЦ Вясна.

Приговор по делу будет оглашен 13 мая.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...