АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

«Люблю, всем сердцем с вами, но не могу…»

Как известно, уже не первый месяц редакция «Народной Воли» пытается прорвать блокаду и вернуться к изданию газеты в бумажной версии.

«Люблю, всем сердцем с вами, но не могу…»
Несмотря на то, что последний номер мы отпечатали в типографии осенью минувшего года, а затем перешли на электронный вариант, в редакцию до сих пор каждый день приходят люди с просьбой продать свежий номер газеты. И мы все время в поисках типографии.

Марина Коктыш, заместитель главного редактора газеты «Народная Воля»

«Белорусский Дом печати», где мы тиражировались раньше, вероятно, ждет отмашки сверху: зажгут зеленый свет в Администрации президента – будут печатать, нет – снова будут придумывать байки про сломавшийся станок.

На днях я лично обзвонила около десятка государственных типографий, подчиненных Министерству информации. Спрашивала прямо, без всяких вокруг да около: напечатаете «Народную Волю»?

«А какой тираж? – въедливо уточнял детали директор одной из региональных типографий. – А на чьей бумаге? А когда сдаетесь? А какие полосы в цвете?» Потом вздохнул: «Ладно, не буду больше задавать вопросов… Меня похоронят, если я вас напечатаю, и даже без почестей…»

Похороны – дело дорогое, директор типографии хоть и не орел, но в расцвете лет, пусть живет долго и счастливо. Звоню в другой регион.

«Мне нравится ваша газета, правда, но кто потом будет содержать мою семью? Ведь меня уволят, если я вас напечатаю!» – отреагировал на предложение напечатать «Народную Волю» директор еще одной региональной типографии, подчиненной Министерству информации.

В гомельской типографии директор сказал резко, как отрезал: «Я не смогу печатать вас. Не буду объяснять, почему». До этого думал над ответом почти полдня.

В еще одной типографии, уже минской, тоже государственной, замдиректора сразу и категорично не отказал, сказав: переговорю с директором, отвечу позже. Обещание сдержал, с начальством посовещался и даже сам перезвонил: «Не хотелось бы использовать эту фразу, однако… Вы сами всё понимаете… Уйдут меня, уйдут моего заместителя, а что будет с коллективом? А попробуйте в частные типографии. У них, может, проще…»

«Ха-ха-ха! – громко рассмеялся директор столичной частной типографии. – «Народную Волю» хотите отпечатать? Боюсь, в Беларуси у вас точно не получится…»

Так фокус в том, что и в России не получается – как говорят в тамошних типографиях, «запрет на федеральном уровне», вплоть до закрытия предприятия! Доходит до смешного. Недавно договор заключили с одной московской типографией, тираж оплатили, а за два часа до отправки полос от них прилетает сообщение: мол, SOS, всё отменяется, нас предупредили, что закроют, не хотим терять бизнес, до свидания. И даже дружеский поцелуй на прощание не отправили.

Мы в редакции по этому поводу уже горько шутим: ищем типографию, которая хочет красиво закрыться…

А если серьезно, то, конечно, не до смеха. До недавнего времени чиновники из Мининформации открытым текстом говорили: ваш вопрос решается не на уровне министерства.

Мы пытались достучаться до Администрации президента, отправляли телеграммы, в том числе и главе администрации Игорю Сергеенко, но он молчит, не реагирует, делает вид, что не понимает, почему его тревожат. А ведь без негосударственных газет, со страниц которых звучит альтернативная точка зрения, все равно никуда не деться, сегодня в обществе есть спрос на объективную, принципиальную прессу, это – веяние времени! Такие газеты должны быть, нравится это кому-то или нет! Всегда были и будут медиа, которые при любом раскладе останутся в оппозиции. Причем не только к власти, а ко всему, что не вписывается в цивилизованные нормы жизни, что не способствует развитию страны и общества. Жизнь – она ведь не черно-белая, а разноцветная! Поэтому были и будут как провластные, так и независимые газеты. Это нормально!

Мы не призываем к убийствам, революции, террору, «Народная Воля» всегда выступала за объективность, за правду, за свободу слова. И если некоторые заявления или комментарии в независимой прессе кому-то кажутся слишком резкими или обидными – ну что ж, бывает и такое! Но страницы нашей газеты всегда открыты для всех точек зрения, мы готовы всё обсуждать.

Директор одной минской типографии, комментируя свой отказ печатать «Народную Волю», сказал: «Люблю, всем сердцем с вами, но не могу…»

Кстати, даже в сексе, когда у пары семейный разлад по типу «люблю, но не могу», психологи советуют партнерам не замалчивать, а обсуждать проблему. Интересно, во власти еще остались чиновники, способные трезво взглянуть на сложившуюся ситуацию? Которые не только в кулуарах могут говорить, что поддерживают газету, но при этом еще хотят и реально могут решить простой вопрос с типографией. Есть ли тот, кто наконец прокомментирует ситуацию и ликвидирует все барьеры на пути «Народной Воли» к белорусским типографиям? Или все ждут отмашки с самого верха?

Мы ведь не бесплатно печатаемся, а приносим прибыль типографиям, платим большие налоги в госказну! Но экономика в данной ситуации почему-то уходит на второй план. Что, деньги бюджету не нужны?...

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...