АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

«Страна уже давно шагает не в том направлении». Как офицер запаса из Жлобинского района попал в список «неугодных» власти и почему так верит в «Ветер перемен»

В Жлобинском районе живет 59-летний мужчина с удивительной историей. Его не раз наказывали штрафами и арестами, он даже умудрился устроить митинг в РОВД.

«Страна уже давно шагает не в том направлении». Как офицер запаса из Жлобинского района попал в список «неугодных» власти и почему так верит в «Ветер перемен»
На заседании хотел подарить судье картину «Сдирание кожи с продажного судьи», а на президентских выборах председателю комиссии вручил фото электрического стула. «Сильные Новости» встретились с Петром Карабановым и узнали, как он попал в список «неугодных» власти и что это за программа, из-за которой он собирался баллотироваться в депутаты.

«Вам надо — вы и косИте»


Пётр Викторович Карабанов — выходец из деревни Мормаль, что под Жлобином. В свое время вместо «колхоз поднимать надо», решил лучше «поднять страну». Офицер запаса, ракетчик, получил высшее образование и стал инженером-физиком. Работал в отделе микроэлектроники на крупном предприятии космической отрасли СССР. Затем перебрался на родину и пошел на БМЗ программистом. Начинались «нулевые», и тогда до него вдруг дошло: а государству-то человек не нужен. Его опыт и знания завод признавал, но не ценил, а «просиживать» штаны за копейки Пётр смысла не видел.

У каждого человека наступает пора, когда «хочется пожить для себя», а лучше — еще и с пользой. Так родилась идея открыть небольшую ферму и разводить кроликов. Пётр так увлёкся, что не заметил, как в его хозяйстве, кроме ушастых, «поселились» гуси, индейки, куры. Дело пошло и пошло успешно. И тут объявился райисполком. Он предложил выкупить ферму у Карабанова, но тот — в отказ. Вот так зародилось противостояние «маленького человека» и «больших дядей». Спустя время на все посыпавшиеся предписания мэрии «там не покрашено, а там не покошено» Пётр стал отвечать: «Вам надо — вы и косИте». А затем и вовсе махнул рукой, распродал всю живность и решил посвятить себя будущей Беларуси, без этих колхозных замашек, голодных до чужого успеха властей и «не по телеку» айти-страны, а даже вот здесь — в его родной деревне.


Первые «сутки» и митинг в РОВД


Первый раз Петра Викторовича задержали на День Воли. Только не в этом году, а в 2017-м, во времена «митингов тунеядцев».

— Я был на акции Николая Статкевича в Минске. Все поначалу было спокойно, и я уже собирался домой, мне нужно было на поезд. Пошел на остановку, но вместо автобуса приехал бусик с омоновцами. Всех, кто был рядом, «запаковали» и отвезли в отделение, точнее, в его двор. Продержали там три часа под мокрым снегом лицом к стене и отпустили.

С тех пор понеслось: бесконечные «профбеседы», вызовы в КГБ, милицию. Затем немного поутихло и настал 2020-й.

Сегодня на счету Петра несколько штрафов, пару раз по 15 «суток» (сидел и в день выборов), конфискованная техника в счет долгов и заблокированные счета. Говорит, принципиально не платил и не собирается.

Практически ни одна акция протеста в Жлобине не обошлась без участия в ней Петра Викторовича. Исключением если только стало шествие 23 августа. В тот день многих жлобинских активистов рано утром повыдергивали прямо из постелей и до вечера держали в отделении. И что вы думаете, Карабанов устроил митинг прямо там!

— Ну а что?! Нас там очень даже много было, да и флаг БЧБ с собой (успел прихватить, когда милиция забирала из дома). Все ребята поддержали идею, но «те товарищи» — нет. И тогда нас развели по кабинетам. Еще и протокол на меня составили по «хулиганке».


«Ветер перемен»

— За 25 лет только в нашем Жлобине исчезли торфобрикетный завод, крахмальный, кирпичный, льнозавод, птицефабрика, завод «Днепр» и даже спиртзавод. Раньше БМЗ был титаном, город выстроил, а сейчас с ним что — больно взглянуть. Ну только дураку не понятно, что «развитие», о котором «они» неустанно повторяют, — пустые слова, страна уже давно шагает не в том направлении.

Жлобинчанин уверен, что знает выход из ситуации. Пётр Викторович лет десять назад ушел в цифровую экономику — «Форекс», криптовалюта, создание торговых роботов. И сейчас это у него основной вид деятельности.

Полтора года назад Карабанов засел за разработку программы, направленной на возрождение белорусской экономики, дав рабочее название «Ветер перемен». Сегодня — это готовый продукт.

— Программа тяжела для восприятия простому человеку, но это не страшно. Все сегодня пользуются смартфонами, но это же не значит, что они понимают, как они устроены. Если я скажу, что «Ветер перемен» выстроен на основе блокчейн, p2p-платформы и биржевых опционов, это мало кто поймет, а вот с понимающими людьми я с радостью готов обсудить механизм. Уверен, что в новой Беларуси это станет просто фундаментом для строительства стабильного государства.

«Ветер перемен» предполагает ускоренное развитие малого и среднего бизнеса. Сама программа состоит из четырех частей, в ней, например, предусмотрено списание кредитов населению.

Кстати, именно с целью продвижения своей программы Пётр решил баллотироваться в депутаты.

— Какой же я был наивный. Я ведь верил, что подписи решают всё. Оно-то, может, и решают, но как их собрать, когда наши люди, оказывается, так боятся! Знакомым «запрещают начальники», незнакомым боязно «потерять работу» из-за «непонятно кого». Наступило разочарование, но затем к нам в город приехал Николай Статкевич, и я стал кандидатом его штаба протеста. Политик, кстати, подарил мне флаг, который у меня всё никак не могут изъять, и рупор, в который в августе говорила Мария Колесникова в нашем городе. Ну, пожалуй, всем известно, чем закончилась история Статкевича с выдвижением…

Легенда или быль?


По Жлобину ходит очень много легенд, связанных с Петром Карабановым, и нельзя было просто взять и обойти эти темы при встрече.

— Вы действительно просили приобщить к материалам своего административного дела картину «Сдирание кожи с продажного судьи»?

— До, но мне отказали. Тогда я преподнес ее судье как подарок и отправился на свои 15 «суток». Это, кстати, был мой второй подобный опыт. Первую картину — электрического стула, я вручил председателю участковой комиссии в своей деревне, где хотел участвовать в подсчете голосов, но мою кандидатуру не одобрили.

«Страна уже давно шагает не в том направлении». Как офицер запаса из Жлобинского района попал в список «неугодных» власти и почему так верит в «Ветер перемен»

— Есть еще легенда, что Вы сравнили кабинет зама райисполкома с кладбищем, увидев там два портрета Лукашенко?

— Так и есть. Но ведь действительно, четное количество фото размещают лишь на кладбище. После я предложил их разбавить фотографией Тихановской, но Нехай [Валентина Нехай — заместитель председателя Жлобинского райисполкома, возглавляла районную избирательную комиссию, — прим. ред.] почему-то не захотела, сказала — лучше повесит третий портрет Лукашенко.

— Говорят, Вы просили трудоустроиться в мэрию? Это была шутка?

— Я до сих пор жду ответа от райисполкома. А вдруг! Я бы порядки там навёл! Хотя, конечно, прекрасно понимаю, что при нынешней власти мы не сможем прийти к чему-то хорошему. Нужны колоссальные изменения. И я верю, что они скоро наступят. И вот тогда, поверьте мне, вы снова вспомните про Карабанова с его «Ветром перемен».

Снежана Погодина

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...