АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

Белоруса заочно приговорили к пожизненному за убийство французских военных

Парижский суд приговорил к пожизненному заключению гражданина Беларуси Юрия Сушкина — за причастность к убийству девяти французских миротворцев в Африке, совершенному 16 лет назад.

Белоруса заочно приговорили к пожизненному за убийство французских военных
TUT.BY напоминает, что и почему тогда происходило, и почему до приговора прошло так много времени.

Что случилось

Граждане Кот-д'Ивуара Анж Маглуар Аттюали и Патрис Уэй, а также гражданин Беларуси Юрий Сушкин были признаны виновными в проведении рейда возле ивуарийского города Буаке 6 ноября 2004 года. Тогда два штурмовика армии президента Кот-д'Ивуара Лорана Гбагбо сбросили бомбы на базу французских военных. В результате погибли девять французских военных и гражданин США, сотрудник гуманитарной миссии. Еще 38 военных были ранены.

Гражданскими истцами на процессе в Париже, который начался 29 марта, выступили порядка сорока человек, родственники погибших французских военных, а также те, кто получили ранения в бомбардировке.


Суд был заочным, так как троим обвиняемым удалось скрыться. Парижский суд признал Сушкина и двух ивуарийских офицеров виновными в убийстве людей и приговорил к пожизненному заключению. Как приговор приведут в исполнение — неизвестно, где осужденные сейчас — никто не знает.

Как белорус попал в Кот-д'Ивуар и получил там возможность кого-то бомбить
Кот-д'Ивуар — небольшое государство на западе Африки. Буквально Côte d’Ivoire переводится как «Берег слоновой кости», и до восьмидесятых годов страна так и называлась в русском языке.

С XIX века эти земли колонизировали французы, и почти столетие Кот-д'Ивуар провел в статусе колонии. Как и многие африканские страны, независимость страна получила в 1960 году, прозванному «годом Африки». После обретения независимости какое-то время казалось, что государство развивается довольно успешно — но в восьмидесятых упали цены на сырьевые товары, разразился экономический кризис, и республика получила череду государственных переворотов, а затем гражданскую войну.

К началу 21 века тогдашний президент Лоран Гбагбо признал, что самостоятельно восстановить контроль над страной ивуарцы неспособны, и в республике высадились несколько тысяч миротворцев из Франции. В 2003 году война, казалось, закончилась — уже в январе стороны подписали в Лина-Маркуси (Франция) соглашение, создали Правительство национального согласия, куда вошли и сторонники президента, и представители повстанцев.

Соглашения предсказуемо не соблюдались, повстанческие формирования оружие не сложили, и от «горячей» войны страну удерживали только французские миротворцы, разделившие стороны и не дающие им начать схватку.

Осенью 2004 года мощнейшее повстанческое движение «Новая сила» отказалось разоружаться (что было предусмотрено соглашениями), и президент Гбагбо приказал ударить по повстанцам с воздуха. 6 ноября два штурмовика Су-25 нанесли удар, сбросив не менее 18 бомб — но почему-то не по указанным целям, а по лагерю французских миротворцев в Буаке. Последние понесли чудовищные по современным меркам потери — девять убитых (плюс один гражданин США), десятки раненых.

Франция отреагировала молниеносно: ответными ударами были уничтожены на аэродроме и эти штурмовики, и вообще вся авиация Кот-д'Ивуар. А затем министр обороны Франции Мишель Алио-Мари заявила, что Су-25 были поставлены из Беларуси, и за штурвалами были белорусские наемники.

Через несколько дней появилась информация, что после уничтожения ивуарской авиации белорусы будто бы бежали в соседнюю страну Того, где их арестовали и готовы выдать Франции. Однако потом белорусов внезапно отпустили: та же Мишель Алио-Мари позже заявляла, что без международного ордера на арест не было правовых оснований держать их под стражей.

Возможность присутствия в Кот-д'Ивуар пилотов из Беларуси или любой другой страны бывшего Советского Союза особого удивления не вызывает. После распада СССР численно огромная авиация рухнувшей империи резко сократилась, и из постсоветских стран уехали к началу 21 века в поисках заработка до 7000 летчиков и техников. Многие из них «пришлись ко двору» как раз в многочисленных войнах стран третьего мира — так, к 2001 году из 400 летчиков, служивших по контракту в Африке, половина была или убита или в плену.

Что касается самолетов, то сайт Wikileaks в 2010 году публиковал документ со словами бывшего министра внутренних дел Того Франсуа Боко, где тот утверждал, что Су-25 в разобранном состоянии были доставлены из Беларуси в его страну, там собраны и направлены в Кот-д'Ивуар. Однако «Викиликс» есть «Викиликс», полной уверенности в предоставленных ими материалах нет.

Поразительно другое: громко и на весь мир объявив белорусов виновными в убийстве французских военных, через некоторое время Франция «сдала назад». Белорусский МИД заявил о том, что военных из РБ в Кот-д'Ивуаре не было, и французская сторона не стала возражать. Дело просто спустили на тормозах и долгое время никаких расследований не велось.

Почему дело столько лет не двигалось и вдруг возобновилось?

Точных причин, по которым 15 лет по делу не было практически никакого прогресса, никто не называл. Французские журналисты влиятельного издания Le Monde, расследовавшие обстоятельства авиаудара 6 ноября, выдвигали в 2016 году три версии.

По первой, бомбардировка базы в Буаке была не случайной — якобы Франции нужен был формальный предлог убрать президента Лорана Гбагбо. А он вел себя слишком лояльно, чтобы что-то ему предъявить. С этой целью и было заключено некое соглашение с высокими чинами в ивуарской армии, которые в нужный момент и приказали провести бомбоудар по лагерю в Буаке.

При этом в момент атаки лагерь должен был быть пустым — но что-то пошло не так, и удар пришелся на момент, когда в Буаке было множество военных. В результате огромные потери привели к тому, что французские «верхи» быстро забыли и о самой атаке, и об участии в ней «белорусских наемников» — потому что тщательное оперативное расследование могло бы вскрыть заказчиков, а им этого чрезвычайно не хотелось. Возможно, поэтому не последовало и предполагаемого смещения Гбагбо (он правил в итоге до 2011 года) — все ограничилось уничтожением ивуарской авиации.

Вторая версия гласит, что Франции нужен был предлог для ухода из Кот-д'Ивуара, и она сознательно позволила Гбагбо нарушить перемирие, чтобы ситуация поскорее разрешилась. Либо побеждает президент, либо повстанцы, и победитель берет власть в стране, а роль Франции на этом закончена. Правда, она не объясняет, почему удар был нанесен именно по лагерю, а не по повстанцам.

Наконец, третья и самая проработанная версия заключается в следующем. Возможный судебный процесс над белорусскими летчиками в Париже, считает «Ле Монде», мог выявить неприглядную роль французского торговца оружием Роберта Монтойя, который в то время проживал в Того и имел непосредственное отношение к поставкам в Кот-д'Ивуар вооружений, в том числе из стран бывшего СССР.

Автор этой версии считает, что именно Монтойя провернул операцию с поставкой Су-25 из Беларуси в Кот-д'Ивуар. При этом торговец оружием мог вращаться в высших кругах французского истеблишмента, и его раскрытие могло затронуть интересы влиятельнейших людей Франции. В таком случае внезапное исчезновение уже «задержанных в Того» летчиков вполне обоснованно.

Среди тех, кто ответственен за сокрытие дела, называли очень влиятельных людей. Так, судья Сабина Херис, которая вела расследование дела о бомбардировке Буаке с 2012 года, не исключала, что и тогдашний министр обороны Мишель Алио-Мари, и глава МВД Доминик де Вильпен, и министр иностранных дел Мишель Барнье сознательно саботировали работу судов по этому вопросу.

Что же касается факта, что дело все-таки не замяли, и спустя много лет оно продолжилось — дело явно в том, что за гибель девяти и ранение 38 человек за все годы никто не ответил. Авиаудар по Буаке стал крупнейшим по количеству погибших французских военнослужащих со времен взрыва в Бейруте в 1983 году (только два года назад, когда при столкновении вертолетов погибли 13 французских военных, печальный «рекорд» Буаке был перекрыт).

У погибших остались родственники, которые вряд ли потерпели бы, чтобы дело просто так взяли и закрыли. Хотя в 2019 году Суд Французской Республики (единственная инстанция, имеющая право судить людей министерского звания) отказал в возбуждении дела против трех министров, которого требовала Сабина Херис, это ни в коему случае не означало, что расследование окончено.


Что в итоге?

В результате слушания должны были начаться в марте 2020 года — но начавшаяся пандемия COVID-19 вынудила отложить процесс, и он возобновился только в марте 2021 года. На скамье подсудимых заочно оказался белорус Юрий Сушкин (утверждалось, что именно он сидел за штурвалом Су-25) и ивуарцы Анж Маглуар Ньяндюле Аттюали и Патрис Уэй (вторые пилоты двух штурмовиков). Все трое получили пожизненное заключение, которое будут отбывать неизвестно как, так как французская сторона не обладает никакой информацией об их местоположении.

Ранее считалось, что известны фамилии обоих пилотов Су-25 — кроме Юрия Сушкина, называлось имя Бориса Смахина (о них было известно французской прессе как минимум с 2006 года). Оба белоруса фигурировали в числе тех наемников, которых задержали и быстро отпустили в Того. Однако в итоге Смахина не оказалось на скамье подсудимых даже заочно — в деле фигурировали лишь трое обвиняемых. Причина того, что Смахин исчез из списка подозреваемых, неясна.

В результате суда никак не прояснились и мотивы удара по базе: так как обвиняемые отсутствовали, не было и их показаний. Заочно судили только исполнителей, так что до сих пор неясно, кто именно навел штурмовики на французский военный лагерь. Несмотря на суровый приговор, реально отбывать наказание никто из фигурантов не будет, по крайней мере пока — вынесенное решение накладывает серьезные ограничения на их перемещение по миру.


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...