АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

Кто не работает, тот платит, или Кого запишем в тунеядцы?

Близится Первомай — День международной солидарности трудящихся. Немалая часть белорусов в этот день получат подарок от родного Совмина: с 1 мая согласно постановлению №252 «трудоспособные граждане, не занятые в экономике» (в просторечии — тунеядцы), должны будут оплачивать услуги теплоснабжения и газоснабжения «по тарифам, обеспечивающим полное возмещение экономически обоснованных затрат на их оказание».


На эту тему очередной раз решили подискутировать корреспонденты МЛЫН.BY.

Шибковская: Это отлично и очень своевременно. Грядет третья волна пандемии коронавируса. Бюджетная нагрузка и так возросла из-за COVID-19: все силы и средства брошены на профилактику, диагностику и лечение в системе здравоохранения Беларуси. А это немалые незапланированные затраты. Поэтому всем тунеядцам пора начать работать и платить налоги. А данное постановление можно воспринимать как способ простимулировать граждан, не задействованных в экономике, заняться делом.

Орехов: Слушаю тебя, Диана, и вспоминаю фильм «17 мгновений весны», эпизод, в котором Мюллер отдает Холтоффу приказ найти связь Штирлица с русской разведкой. А потом смотрит на него и думает: «Этот будет рыть землю». Мюллер знал, что нельзя обнаружить то, чего нет. Так вот: ты, Диана, тоже роешь землю. В Беларуси нет тунеядцев. Что об этом говорят словари?

Словарь Ожегова: «Тунеядец — человек, который живет на чужой счет, чужим трудом». Словарь Ушакова: «Человек, живущий на чужой счет, чужим трудом, бездельник, паразит, дармоед». Этимологический словарь Крылова: «Тунеядец — образовано путем соединения наречия (в) туне и существительного ядец — «едок», «охотник поесть», так что исконный смысл этого слова — «тот, кто ест, ничего не давая взамен».

Как ты можешь называть тунеядцами людей, которые кормят себя и свои семьи, работая неофициально? Повторяю: ты роешь землю.

Шибковская: Хорошо, что ты затронул военную тематику. Я оценила шутку! Но рассказывать анекдоты про Штирлица без учета современной экономики можно было вчера. А сегодня так нельзя! И кризисное время диктует нам, а не Совмин, много работать. Трудиться в экстремальных условиях карантина и жестких бизнес-ограничений придется почти как в военные годы, чтобы обеспечить критически важные отрасли всем необходимым. Укрепим таким образом оборонный потенциал государства, куда можно отнести и продовольственную безопасность, кстати. Оппозиционные партии, конечно, будут протестовать против всего этого, но не думаю, что большинство их поддержит и захочет умереть, допустим, с голодухи из-за безалаберности других.

Орехов: Слушаю тебя, Диана, и оторопь меня берет… Оставлю без внимания тезис, что фильм, поставленный по роману Юлиана Семенова, — анекдот. Но в целом — не в то время ты, Диана, живешь. Твое время — с 1918 по 1921 год, в борьбе с Деникиным, Юденичем, Колчаком и Врангелем. В кожанке и с маузером.

«Военное положение», «экстремальные условия», «сурово», «кризисное время», «карантин», «бизнес-ограничения», «продовольственная безопасность»… Какое отношение ко всему этому имеют так называемые «тунеядцы», для которых решили ввести коммерческие тарифы на тепло и ГВС?!

Шибковская: Коммерческие тарифы при оплате ЖКУ для тунеядцев — вполне экономически обоснованны. Ведь они не уплачивают налоги. Получается, государство теряет деньги, которые затем может выделить на то же укрепление материально-технической базы бесплатной медицины в условиях пандемии. Считаю, что уважительной причиной, по которой гражданин может быть освобожден от оплаты тарифа по полной, может быть только  инвалидность и беременность. Вот и выбирайте: вам приятнее, чтобы вас считали  нормальным трудоспособным человеком либо недееспособным? Если второе, тогда несите справку! То есть или ты работаешь, или ты лечишься! И окружающим сразу будет понятно, что за кадр просиживает штаны дома круглосуточно, — значит, есть проблемы, и он просто больной. А трудотерапия, кстати, помогает почти от всех болезней.

Орехов: Действительно «неофициально работающие» не уплачивают 13% подоходного налога. С зарплаты. Но, покупая любой товар в магазине, на рынке, в интернете, они платят 20%-ный налог на добавленную стоимость, который в цене товара уже заложен. Еще они платят акциз при покупке подакцизных товаров (автомобильное топливо, сигареты, алкогольная продукция). Еще они платят земельный налог, налог на недвижимость… Платят обязательную страховку (больше похожую на косвенный налог) за недвижимость. То есть налоги народ платит. И всячески и всемерно поддерживает белорусского производителя.

Попасть же в «базу тунеядцев» у нас очень просто: в одном квартале ты оказался безработным, в течение следующего квартала работу не нашел — и  ты тунеядец. Чтобы отделить реального иждивенца и тунеядца от того, кто в силу жизненных обстоятельств оказался в «базе», нужен очень тонкий инструмент. А ты предлагаешь проводить микрохирургическую операцию даже не циркуляркой, а бензопилой. Не по-государственному это. Слишком мелко. Недостойно.

Шибковская: Ты уверен, что тунеядцы все это исправно уплачивают? Для многих из них уход от налогов становится стилем жизни. Или они все сплошняком — рантье? Но много ли белорусов могут жить на нетрудовые доходы, имея счет в банке? Скорее всего, это какие-то «серые» схемы заработка. Вот и не мешает заодно их всех проверить на этот счет. А когда выявят — заставить работать официально, чтобы ни одна копейка не шла мимо кассы и госбюджета. Вот, к примеру, «девушки с низкой социальной ответственностью», они ведь тоже живут красиво и нигде не работают при этом. На минутку, в базе данных порядка 500 тысяч тунеядцев. Как говориться, с миру по нитке — голому рубашка.

Орехов: Мне кажется, что твой подход лишь усугубит ситуацию с «серыми» зарплатами, когда копейка будет отчислена в качестве подоходного налога (на 500 тыс. копеек дорогу не заасфальтируешь), а зарплата в конверте проплывет мимо бюджета.

По данным ФМС, в 2019 году в России официально работали 26 тыс. белорусов. А неофициально — до 800 тысяч. Но они  работали, присылали деньги родным (на этом зарабатывали банки, Белпочта), продолжая содержать свои семьи. То есть в России они тоже — неофициально. Но не от хорошей же жизни люди идут на это?

Может, стоит освободить от статуса тунеядца людей, которые работают в Союзном государстве? А подтверждением данного факта пусть служат денежные переводы. На определенную сумму.

Никому неинтересно работать неофициально и быть не защищенным от произвола работодателя. Появится возможность — люди определятся «официально». Но не стоит их оскорблять «тунеядством» и вычленять из тарифа на теплоснабжение на квартиру/дом долю «неработающего отца или матери».

Диана Шибковская и Владимир Орехов

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...