АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Санкции Репрессии Итоги Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

Придёт их время! Могилевский часовщик уволился из-за политики — часы на ратуше стоят, горнист не трубит

Башенные часы — большой и сложный механизм, который в XXI веке нужен не столько для того, чтобы узнавать время, сколько для того, чтобы поддерживать престиж города.

Придёт их время! Могилевский часовщик уволился из-за политики — часы на ратуше стоят, горнист не трубит
Башенные часы — большой и сложный механизм, который в XXI веке нужен не столько для того, чтобы узнавать время, сколько для того, чтобы поддерживать престиж города, пишет mogilev.online. Так считает гениальный могилевский инженер Геннадий Головчик — именно он с нуля создал башенные часы на ратуше, а также обслуживал их с 2008 года. Спустя несколько лет, в 2014 году, в городе появился еще один имиджевый проект — мальчик-горнист Могислав каждый день выезжал из ратуши и трубил свою песню. Но теперь замолчал и он, часы тоже стоят — Геннадий Головчик принял решение уволиться из Музея истории Могилева по политическим причинам.

Когда-то увлечение инженера началось с городских часов на Театральной площади Могилева — их он предложил отремонтировать городским властям в обмен на место в общежитии. У него все получилось — и с этого и началось страстное увлечение мужчины башенными часовыми механизмами. К слову, Геннадий чуть ли не единственный специалист столько высокого уровня в стране в этой области.

— Причиной всему случайность, как и все в жизни, — рассказывает Геннадий Головчик корреспонденту МогилевОнлайн. — Однажды в голову пришла идея починить часы на Театральной площади, с этого все и началось.

На тот момент за плечами инженера была служба в Балтийском флоте, диплом машиностроительного института, он был женат и имел сына. Работал главным механиком завода, в подчинении у него находилось 40 человек. Но с людьми работать ему было не по душе, поэтому работу пришлось сменить: 14 лет он проработал главным конструктором завода «Протос». В минувшем году Головчик даже изготовил для завода стапель для сборки железнодорожных балок.

— Сейчас я могу сказать, что в каждом вагоне, выпущенном в Беларуси, есть частица моего труда. Но часы всегда были хобби, хоть иногда и приносили доход. Моя трудовая книжка действительно лежит в Музее истории Могилева, но это не было моей основной работой, — говорит инженер.

По словам Геннадия Головчика, музей принадлежит городу, а городская власть поддерживает политику государства, на которое он больше не хочет работать — такую форму протеста он для себя выбрал.

— Мы все катимся по течению, которое называется безразличие, и я не хочу в этом участвовать, — заявляет мужчина. — Три года назад я забрал из лютеранской кирхи в Гродно башенные часы 1912 года — и отремонтировал их. Потом начались выборы, после которых в городе на высокопоставленные должности назначили бывшего министра здравоохранения Владимира Караника и бывшего министра МВД Юрия Караева. Возвращать часы на тот момент я не захотел — и их выставили в Могилеве. В музей люди приходили смотреть не экспозиции, а именно часы из кирхи. Не хочу создавать информационный повод, чтобы гродненские государственные СМИ просили у меня интервью — мне нечего им сказать после всего случившегося в стране. Теперь ко мне появились вопросы, кто финансировал ремонт часов — а я ни копейки не взял за них.

Будто время остановилось

До 14 марта Головчик находится в отпуске — и это его первый отпуск, в который он не приходит в музей каждый день, чтобы обслужить часы. После августовских событий коллектив музея написал открытое письмо, в котором осудил действия силовиков и применение насилия к протестующим. Были выдвинуты и политические требования, среди которых значилась отставка Александра Лукашенко. Письмо тогда подписал и Головчик, и бывший директор музея Алексей Батюков, контракт с которым не продлили в январе. Инженер крайне не согласен с таким решением — и из солидарности с Батюковым тоже решил уйти. Теперь его пытаются отозвать из отпуска — но он не хочет выходить, выражая таким образом свой протест.

Чертежи, по которым создавались часы, действительно были уничтожены — эту информацию Головчик подтвердил. Но теперь Геннадий готов взять на обучение талантливого специалиста, если тот захочет обслуживать часы. Правда, признается мужчина, платить новому смотрителю за эту работу будут мизерные деньги, поэтому пока не понятно, кто бы мог стать его учеником. Несмотря на это, он написал подробную инструкцию о том, как обращаться с часами, что делать с механизмом и как его регулировать.

— После судов, на которые вызывали в том числе и наших работников за участие в митингах, я не захотел, чтобы мальчик Могислав выходил на ратушу и трубил, — вспоминает Головчик. — Я создал его в 2014 году, но не обязан его обслуживать. Сначала я его выключил, а спустя некоторое время мы посоветовались с Батюковым — и Могислав некоторое время играл произведение Александра Баля «На родине моей беда, беда». Так было две недели, потом кто-то, видимо, не пожаловался — и нам такое запретили в горисполкоме. С тех пор Могислав молчит. Он спит. Это стало последней каплей, после которой и начались проблемы у Батюкова. Могислав стал символом протеста в Могилеве.

У Могислава сложная система программирования — с этим связаны трудности в его обслуживании. Программа часто «слетает», ее нужно вводить заново, а данные зависят в том числе и от погоды, направления и силы ветра, которые влияют на натяжение пружин, открывающих двери перед Могиславом.

Геннадий Головчик признается, что ему жалко покидать свое детище, но такова ситуация. Часы он делал почти год на заводе — там ему разрешили работать по выходным, для этого кто-то из коллег выходил на работу, так как по технике безопасности один работник не может находиться в цеху. Так инженер работал над городскими часами по выходным до поздней ночи. А успев к запланированному сроку — Дню города — установил на них табличку, на которой написано «Этот механизм я посвящаю моей матери, воспитавшей меня, в напоминание каждому родившемуся о том, что он умрет раньше, чем эта стрелка провернется лишь на четверть». В часах действительно есть стрелка, которая делает полный оборот раз в 500 лет.

На дисках часового механизма Головчик сделал надписи, напоминающие о важных для города событиях. Он считает их политическими, хотя на работе ему часто доводилось слышать о том, что музей не должен быть связан с политикой. Среди гравировок есть записи об окончании Александром Лукашенко Могилевского педагогического института, встрече святых мощей Евфросинии Полоцкой могилевчанами в 1910 году, и даже его стихи, а также записи о войне в Афганистане.
— Руководство музея знало, что я ухожу в отпуск по графику. Они должны были составить какой-то алгоритм, как сделать так, чтобы часы не остановились, — отмечает их создатель. — Но этого не сделали. Раньше, уходя в отпуск, я все равно каждый день приходил обслуживать часы.

Сейчас Головчик даже не может попасть в ратушу — замки после его ухода там сменили, ключей у него нет, что даже как-то задело. Мужчина признается, что впервые за многие годы отдыхает, потому что не приходит на работу каждый день. При этом предложений о новой работе у него хватает и сейчас — предлагают даже преподавание в московском колледже, связанном с авиацией.


Часы определяют статус их владельца. Геннадий Головчик говорит, что, возможно, еще вернется на ратушу и запустит часы вновь — в новой Беларуси.



Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...