АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Интеграция Ликвидация НГО Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

«Смотрю: а у него слезы на глазах, колени дрожат». Родители о задержании школьников в воскресенье

31 января в Минске снова массово задерживали людей, причем многие говорят, что не участвовали ни в каких акциях. Среди задержанных оказались даже школьники, которые шли по делам.

«Смотрю: а у него слезы на глазах, колени дрожат». Родители о задержании школьников в воскресенье
Отойдя от стресса, родители рассказали нам подробности того, как их дети оказались на выходных в РУВД. 

 «Мужчины сидели на сиденьях, а девочки — на полу» 


Екатерина считает, что ее дочь вместе с другими подростками в воскресенье «просто похитили среди бела дня». 

Школьницы приехали в центр, чтобы сходить на барахолку в культурный центр «Корпус» на Машерова. Оттуда они пошли вдоль трамвайных путей к метро «Площадь Победы», чтобы уехать к Макдональдсу. 

— Им всем по 15 лет. Дети спускались к метро, когда увидели, что за ними бегут мужчины в балаклавах. Девчонки, естественно, тоже побежали, спустились к турникетам, — описывает ситуацию со слов дочери Екатерина. —  Мужчины в гражданской одежде, без опознавательных знаков, схватили детей и посадили в бус. Сразу же забрали телефоны, только одной девочке удалось телефон спрятать. 

Работники метро никак не отреагировали на задержание подростков, удивляется мама. Девочек сначала посадили в микроавтобус, где «мужчины в балаклавах сидели на сиденьях, а девочки на полу». 

Из буса детей перевели в автозак, и уже на нем отвезли во Фрунзенский РУВД г. Минска. 

— В 2-местном «стакане» везли 5 человек. Когда доставили в РУВД, сначала посадили детей в актовом зале. Опросили устно, сфотографировали. Потом, насколько я поняла, пришли женщины из инспекции по делам несовершеннолетних, забрали девчонок в другой кабинет. Там уже отдали телефоны и разрешили детям позвонить родителям, — рассказывает мама. 

В протоколе, который Екатерина прислала нам в редакцию Rebenok.by, написано, что инспектор ИДН Фрунзенского РУВД г. Минска проводил опрос в присутствии законного представителя, педагога и психолога, но собеседница это отрицает. По ее словам, о задержании ребенка ей сообщили уже после проведения опроса. 

— Когда я приехала туда, спросила: кто вам дал право проводить какие-то действия с несовершеннолетними без законных представителей? На что мне было грубо сказано, мол, почему ваши дети 15-летние гуляют в городе одни? Я начала возмущаться: мне что, 15-летнего ребенка на поводок посадить? Они стояли на своем: ребенок должен был быть со мной. 

В РУВД Екатерине сказали, что все сведения о подростках будут переданы в комиссию по делам несовершеннолетних, а родителям могут дать «административку» за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. О том, то делу ход дали, мама узнала от учителей. 

— Уже приходили в школу к младшему ребенку, который учится по прописке, спрашивали, что за семья, что за дети. А дочка учится в другой школе — в гимназии в центре города. Знаю со слов учителя, что в школу вчера звонили и срочно требовали характеристики на детей, наша классная в экстренном порядке их готовила.  Екатерина говорит, что ее дочь испытала серьезный стресс, хотя сама по себе «девочка сильная, смелая». Неожиданное задержание в воскресенье очень напугало подростков.  

— Мы тут сначала стали искать свидетелей, хотели найти записи с камер, а сегодня решили: почему мы должны оправдываться? Наших детей похитили! Пока думаем, как в такой ситуации защитить интересы ребенка.  

«Закошмарили так, что ребенок чуть доехал домой» 


Еще одной историей о задержании в воскресенье поделился с нами режиссер Павел Недзьведь. В тот день он встретился с 13-летним сыном Тимуром у метро «Октябрьская». Подросток возвращался со съемок в сериале Евгения Крыжановского, куда уже два года ездит по выходным. У юного актера есть портфолио, он известен по роли в фильме «Купала», где играл поэта в молодости. 

Отец с сыном перекусили в Макдональдсе и пошли по проспекту в сторону вокзала, откуда Павел хотел отправить ребенка домой — на электричке в Заславль. По пути они немного задержались, потому что встретили знакомых.  

— Вдруг возле нас остановился микроавтобус, из которого выбежали люди в черном и схватили мою знакомую. Я, конечно, стал спрашивать, что случилось, ведь мы ничего не делали, митингов никаких вокруг не было. На что один из них указал на моего сына, мол, его тоже забираем. Я сказал, что никуда его не отпущу, ему всего 13 лет, и один мужчина с улыбкой мне сказал: «Ну, тогда вы тоже пройдемте». 

Павел рассказал, что какое-то время они с сыном и другими задержанными катались в микроавтобусе, мужчины шутили, что это «такая экскурсия по городу». Во Фрунзенском РУВД задержанных отвели в актовый зал. Собеседник отмечает, что ему с сыном не давали разговаривать и долгое время не пускали в туалет. 

— Сказали, что в армии мы бы не ныли. Нас там человек 15 сидело в актовом зале, и одна девушка плакала. Я на сына смотрю: а у него тоже слезы на глазах, колени дрожат. Стал утешать его, чтобы он не волновался. Мол, сейчас уже никого не бьют и со мной все будет хорошо, отсижу — выйду. И, конечно, стал требовать, чтобы ребенка срочно пустили в туалет. Отпустили. 

Затем мужчину обыскали, опросили, сделали фото и видео, потребовали показать телефон. 

— Вернулись мы назад в актовый зал, и я был в полной уверенности, что нас отпускают. Но поступил приказ обыскать моего сына. Я у них спросил, законно ли это? Они ответили, что лишь «слегка посмотрят». Порылись в рюкзаке, достали школьную форму и учебники, потребовали тоже показать телефон. Но я наотрез отказался разблокировать телефон сына, в его личную переписку даже я никогда не лезу. 

По словам отца, позже его самого отвели на очередной разговор, а в это время общались с ребенком. Тимур все же разблокировал свой телефон, где в папке «Удаленное» сотрудники милиции нашли несколько протестных фото. Отец рассказывает, что какое-то время с сыном еще общались инспекторы по делам несовершеннолетних, но уже в присутствии матери (ее также вызвали в РУВД). 

— Бедняга Тимур сидел там уже сам не свой, сказал, что сильно болит голова. Составили какие-то протоколы, сказали, что ставят ребенка на учет по делам несовершеннолетних. Предупредили, что в школу и к нам домой придут инспекторы. Сказали, что ребенок «на скользкой дорожке», что теперь «у него начнется бурная жизнь» и что он «никуда не поступит». В общем, «закошмарили» малого так, что чуть домой доехал — сразу спать лег. 

Отец считает, что для его сына это было, пожалуй, самое сильное потрясение в жизни. В школе Тимур пока не заметил какого-либо давления, но в квартиру, где он прописан (семья там не живет), вечером приходил инспектор. Объяснил, что ему нужно узнать больше информации о подростке и его семье, обещал прийти по действующему адресу. Чем закончится эта история и какие последствия могут быть, родители не знают, и эта неизвестность пугает больше всего. 


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...