АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

"От преподавателей, как от солдат, стали требовать армейской дисциплины"

В начале года из БНТУ уволились два преподавателя: кандидат архитектуры доцент Виталий Арабей и старший преподаватель Елена Книга.

"От преподавателей, как от солдат, стали требовать армейской дисциплины"
Кстати, это не первые педагоги, которые ушли из БНТУ из-за своей гражданской позиции. При увольнении они не делали громких заявлений, но ответить на вопросы «Народной Воли» все-таки не отказались.

– Что стало триггером вашего увольнения? Что стало последней каплей?

В.Арабей: – Просто накопилось. Ведь уже в сентябре пришли на работу оглушенные августовскими событиями. А тут и в университете началось: ворота на замок, студентов не выпускают с территории, чтобы не дать им возможности присоединиться к городским акциям протеста. Но у нас с коллегой гражданская позиция четкая, однозначная: нет насилию и лжи! 

Да, в начале учебного года университет предполагал еще занять позицию невмешательства: мы политикой не занимаемся, главное – учеба, а остальное нас не волнует. Но так не получилось, власти потребовали жесткого реагирования, и БНТУ стал одним из лидеров по отчислению студентов. 

Думаю, скоро и до преподавателей дойдет. Хотя, когда декан Армен Сергеевич Сардаров подписывал наши заявления об уходе, он сказал: «Потерпите». Но мы твердо ответили: «Нет». Кстати, первый раз с нами декан разговаривал, когда мы в начале сентября написали заявление о выходе из профсоюза.


– О, у вас богатая протестная биография!

В.Арабей: – Тогда, если кратко передать наш разговор, он спросил, не хотим ли мы, чтобы у нас было, как в Украине.

– Заезженный шаблон…

Е.Книга: – Еще осенью в числе других преподавателей университета мы участвовали в записи видеоролика против насилия. Видео в сеть вышло в пятницу, а в субботу моментально пришло начальство на кафедру проверять, как мы ходим на работу, как заполняем графики, вовремя ли отчитываемся. Начали снимать премии – не только с нас, но и с наших коллег и даже с заведующей кафедры Натальи Александровны Лозовской. Дело в том, что именно с нашей кафедры архитектурного факультета БНТУ в том видео участвовали четыре человека.

– А как преподаватели, ваши коллеги, прореагировали на репрессии начальства, которые начались из-за вас?

Е.Книга: – Нормально, проблем не было. Но 30 декабря все повторилось снова: проверки и «прочистки». Дело в том, что 6 декабря я была задержана в Логойске (по месту проживания) во время гуляния по городу. Провела несколько часов в РУВД. Без штрафа, без суток, так как задержана была в первый раз. 

В тот день в городе проходили протестные акции, и сказать, что я на улице оказалась случайно, я не могу. Не случайно. И когда к концу декабря документы из РУВД пришли в университет, на нашей кафедре опять началась нервотрепка. Пришел новый проректор «по безопасности и кадрам» Владимир Захаревич, а с ним начальник отдела кадров. 

Да, они не нашли мой рабочий график за одни день – я виновата, не составила, хотя работала, и компьютерная программа Майкрософт может подтвердить, что я выходила на связь со студентами (мы же сейчас на удалении, в онлайн-режиме). В общем, начальство делало проверку, а мне было стыдно.

В.Арабей: – Теперь от преподавателей, как от солдат, стали требовать армейской дисциплины, а это уже ненормальные условия труда. В вузе все-таки должны быть минимальные, базовые отношения доверия и доброты к преподавателям, мы ведь всегда работали гораздо больше, чем требовали наши рабочие графики. 

Студенты писали нам ночью, утром и днем – когда хотели. Мы с ними всегда на связи. И консультации всегда проходят у нас «от обеда до упора» – сколько надо, а не по часам. Но никто это не учитывает.

– А что коллеги? Сердились, пеняли вам, обвиняли вас в неприятностях?

Е.Книга: – Наоборот! Завкафедрой успокаивала: «Мы выдержим любую проверку! Давайте работать дальше». Но они, начальство, не отстали бы… Мы уволились – и теперь тишина: ни графиков, ни проверок. Я так понимаю, у нового проректора Владимира Захаревича в блокнотике есть список фамилий, и пока он не вычеркнет все, ему покоя не будет.


– А где сейчас свой хлеб зарабатывать думаете?

В.Арабей: – Я параллельно с преподаванием всегда сотрудничал с архитектурными фирмами. Теперь попросился в штат.

Е.Книга: – А я пока в творческом поиске. Наверное, пойду учиться дальше, есть такая мысль.

– Какие настроения преобладают у преподавателей? Я понимаю, что никто ни с кем не откровенничает, но почувствовать все равно можно.

В.Арабей: – Обстановка в БНТУ напряженная, все в ожидании развязки. Я считаю, что большинство преподавателей на стороне перемен. Просто не у всех есть возможность высказать открыто свою точку зрения – а потом поменять рабочее место.

– Как вы думаете, среди студентов много «лукашистов»?

В.Арабей: – Не встречал. Возможно, БРСМовцы. Но они в открытую не выступали. Зато протестные настроения были осенью достаточно заметные. Все ребята как-то быстро повзрослели.

– Вы лично знаете студентов, которых отчислили?

В.Арабей: – Знаю четверокурсницу Викторию Гранковскую, вел проект у ее группы. Она, кажется, до сих пор находится в неволе. Первый раз ее задержали еще 1 сентября, университет для этого вызвал ОМОН – это громкая история. 

Девушка собирала подписи под петицией студентов к ректору, чтобы он высказал свое мнение о ситуации в стране после выборов. Студентка разумная, настроена была оптимистично, хотела учиться. Но ее все-таки отчислили. Но Виктория очень закаленный человек, они с братом сироты, их воспитывала бабушка.

– А в маленьком Логойске какие общественные настроения?

Е.Книга: – Логойск живет, выходит на протест, не спит в шапку! В соцсетях постоянно мелькают фотографии из Логойска. Но осенью все наше протестное движение по выходным перемещалось в Минск. Потому что в Логойске активистов очень быстро вычисляют и задерживают.

– А как вас задержали, расскажите, Елена Николаевна.

Е.Книга: – Задержание было комичное. Мы с компанией шли на день рождения к подруге через протестную колонну. Ну, и всех вместе с именинницей забрали в РУВД, а ее потом даже оставили на сутки. Меня тоже долго держали, не спросив, есть ли маленькие дети. Допросы, отпечатки пальцев, фотографирование подошв… 

А город, как известно, у нас маленький, все друг друга знают: все начальство РУВД известно каждому пофамильно, и место их жительства, и кто у них жены-дети. Все учились если не друг с другом, то рядом: одноклассники, соседи или товарищи, муж подруги… Но им не стыдно.

– Пока не стыдно! Как ваши семьи прореагировали на увольнение? Вы, Виталий Геннадьевич, с женой советовались?

В.Арабей: – Нет. Абсолютно. Я ей потом в Telegram написал. Она мне позавидовала. А теперь сама написала заявление об уходе – она тоже работает в БНТУ.

Е.Книга: – Мой муж тоже одобрил мой поступок. В стране сотни покалеченных и униженных… Но бесконечно страдания людей и беззаконие власти длиться не могут.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...