АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Репрессии Всебелорусское собрание Итоги Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

Беларусь под следствием

Самый полный каталог уголовных дел на протестующих, который удалось собрать журналистам.

Беларусь под следствием
Возбуждать уголовные дела против протестующих власти стали одновременно с началом избирательной кампании. После выборов и массовых демонстраций счет быстро пошел на сотни — сейчас правозащитному центру «Вясна» известны имена 730 фигурантов уголовных дел. 

В реальности их число еще выше — опираясь на публичные заявления властей, правозащитники говорят, что таких дел уже больше тысячи. И постоянно появляются новые. 

Чтобы как-то разобраться в этом потоке репрессий, «Медиазона» решила показать, по каким статьям судят протестующих — и какие же они, по версии следствия, совершили преступления.

Финансировали протесты, перекрывали дороги, маршировали на Куропаты, работали журналистами

Статья: 342 УК (организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок).

Наказание: до 3 лет лишения свободы за организацию или активное участие (часть 1), до 2 лет — за подготовку к участию (часть 2).

Фигурантов: не менее 207 человек.

Уже осуждено: не менее 19 из них.

Одна из двух самых популярных статей, дела по ней начали возбуждать еще в мае. Первыми обвиняемыми стали Сергей Тихановский и семеро его сторонников, задержанных 29 мая в Гродно во время пикета и после него. 

Тогда по время встречи с Тихановским толпа начала оттеснять подошедших к нему милиционеров, один из них оказался на земле — этот упавший сотрудник и стал поводом для возбуждения уголовного дела.

По этой расплывчатой статье обвиняют тех, кто, по версии следствия, перекрывал дороги, финансировал протесты или просто растягивал баннеры.

Обвиняемыми по ней стали и журналистки «Белсата» Дарья Чульцова и Катерина Андреева, задержанные во время стрима с «Площади перемен», где люди собрались после убийства Романа Бондаренко. Силовики ворвались в квартиру на 14 этаже, откуда девушки вели трансляцию, с тех пор обе в СИЗО.

Самым массовым случаем применения статьи 342 УК пока стал «Марш против террора», во время которого демонстранты шли в урочище Куропаты. Тогда Следственный комитет завел уголовное дело сразу с 231 подозреваемым. Уже прошли первые суды — в частности, 48-летнего водителя наскоро приговорили к трем годам домашней химии.

По этой же статье КГБ задержал десятерых студентов в начале ноября. Что конкретно им вменяют, до сих пор неизвестно, но из рассказов сбежавших за границу активистов становится понятно, что КГБ интересовали организаторы стачкомов и протестующие.

Вели телеграм-каналы, выходили на протесты, были волонтерами

Статья: 293 УК (массовые беспорядки).

Наказание: за организацию (часть 1) — лишение свободы на срок от 5 до 15 лет; за участие (часть 2) — от 3 до 8 лет; за подготовку людей к участию или финансирование (часть 3) — до 3 лет заключения.

Фигуранты: не меньше 190 человек.

Уже осуждено: не менее двоих из них.

В организации, финансировании или участии в массовых беспорядках обвиняют многих известных беларусов — блогеров Эдуарда Пальчиса и Игоря Лосика, активистов «Европейской Беларуси», волонтера штаба Бабарико Левона Халатряна, политиков Павла Северинца и Николая Статкевича, координатора волонтерской службы «Вясны» Марфу Рабкову. 

Что именно следствие считает в их случае "массовыми беспорядками", неизвестно, особенно с учетом того, что "массовых беспорядков" в Беларуси просто не было.

Ьем не менее именно по этой статье задерживали многих участников протестов 9-11 августа, а также создателей чатов и каналов в телеграме — например, Никиту Яценовича (чат «Белая вежа») и Ирину Счастную («Мая краiна Беларусь» и несколько других каналов). 

ГУБОПиК настаивал, что в телеграм-каналах «выдвигают политические требования, призывают к забастовкам и остановке производства на госпредприятиях, протестовать и оказывать сопротивление милиционерам».

Единственные известные осужденные по этой статье — Владимир Горох и Денис Кирещенко, которые, по версии следствия, на встречах в Новогрудке и Кореличах обсуждали, как поджигать здания, блокировать дороги и бить милиционеров. Гороха приговорили к семи годам лишения свободы, Кирещенко — к полутора.

Некоторые виды наказания в Беларуси

Лишение свободы — осужденного изолируют в исправительной колонии общего, усиленного, строгого или особого режимов (они различаются, например, числом разрешенных свиданий или посылок). Есть еще колония-поселение — там осужденные свободно передвигаются по территории и могут с контролером выходить в магазин, баню и на работу. Тюрьма — самое строгое учреждение, где заключенные живут не в бараках, а в камерах.

Химия — ограничение свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа. Осужденные живут в чем-то вроде общежития или казармы. Там они каждый день обязательно ходят на работу, это может быть, например, колхоз. Во время отбытия наказания можно заочно получать образование.

Домашняя химия — ограничение свободы без направления в исправительное учреждение. Осужденный на домашнюю химию должен соблюдать определенные правила — например, ходить на работу или учебу, быть дома с 19:00 до 06:00, отмечаться в милиции.

Нападали на милиционеров, ставили им подсечки и кусали

Статья: 364 УК (насилие либо угроза его применения в отношении сотрудника органов внутренних дел).

Наказание: до 6 лет лишения свободы.

Фигурантов: не менее 111 человек.

Уже осуждено: не менее 41 из них.

Такие дела обычно связаны с попытками сопротивляться задержаниям. 

Так, 4,5 года колонии назначил суд витеблянину Олегу Ефременко за подсечку милиционеру на акции протеста 13 сентября. Милиционер тогда упал и поцарапал ладони.

По этой же статье Никиту Самарина из Гродно приговорили к четырем годам домашней химии за то, что он распылил газ в лицо милиционеру, пытаясь отбить задержанного. 

Гродненка Марина Поликарпова получила два года химии — за то, что укусила одного омоновца и ударила другого по лицу.

По четыре года колонии получили двое обвиняемых по «делу 14 июля» — Илья Турков и Евгений Калиновский. Суд признал их виновными в нападении на омоновцев во время стычки у площади Победы в Минске. 20-летнего Глеба Готовко по тому же делу осудили на такой же срок сразу по четырем статьям.

Более тяжелое обвинение предъявили 32-летнему Виктору Борушко из Минска — он, по версии следствия, сломал ногу пытавшемуся задержать его омоновцу (сам Борушко говорит, что омоновец сделал ему подсечку и оба упали). Минчанина обвинили в причинении тяжкого телесного повреждения в связи со служебной деятельностью (пункт 5 части 2 статьи 147 УК, от 5 до 10 лет лишения свободы).

В суде Борушко рассказал, что после задержания его пытали, надев мешок на голову: «Били, дубинку в ж..пу засовывали. После этого я провел 12 дней в реанимации БСМП. Ноги были такие опухшие, что не мог снять джинсы».

Хулиганили: писали на асфальте и рисовали на щитах ОМОНа

Статья: 339 УК (хулиганство).

Наказание: до трех лет лишения свободы (часть 1), а если преступление совершено повторно или группой лиц (часть 2) — от года до 6 лет; за хулиганство с применением оружия или «предметов, используемых в качестве оружия» (часть 3) — от 3 до 10 лет заключения.

Фигурантов: не менее 49 человек.

Уже осуждено: не менее 11 из них.

Хулиганством следователи называют, например, надписи, оставленные на месте гибели Александра Тарайковского у станции метро «Пушкинская». За надпись «Не забудем» Денис Греханов, Игорь Самусенко и Владислав Гулис получили до двух лет в колонии. 


Тихона Клюкача и Софию Малашевич судят за то, что они рисовали баллончиками на щитах омоновцев.

На двух человек, к примеру, завели дело о хулиганстве из-за разбросанных возле административных зданий саморезов — одного из них уже приговорили к двум годам химии. 

По этой же статье на сроки до двух лет осудили двух минчан за блокировку дороги в Серебрянке.

Оскорбляли в соцсетях Лукашенко и других представителей власти

Статьи: 368 УК (оскорбление президента) и 369 УК (оскорбление представителя власти).

Наказание: по статье 368 — до двух лет лишения свободы; по статье 369 — до трех лет ограничения свободы.

Фигурантов: не менее 40 человек.

Уже осуждено: не менее 15 из них.

Публикуя сообщения о делах об "оскорблении президента" или представителей власти, МВД и Следственный комитет почти никогда не указывает, в чем конкретно это оскорбление заключалось.

Владимира Гороха приговорили к семи годам колонии усиленного режима по обвинению в подготовке к массовым беспорядкам и в "оскорблении президента". 

Год колонии по статье 368 УК дали онкобольному активисту из Гомеля, а гродненцу Юрию Панасюку — два года домашней химии. 

Корреспондент сайта «Першы Рэгіен» Сергей Гордиевич проходит обвиняемым по этой статье, он находится под домашним арестом.

Практически все случаи дел по статье 369 — это обидные сообщения в телеграм-чатах. 

Редкое исключение — студент, которого приговорили к полутора годам ограничения свободы за оскорбительные надписи на стенде подъезда, «содержащие негативную оценку» главы ОМОНа Дмитрия Балабы — например: «Балаба — убийца». 

Или электромонтер из Лиды, задержанный за создание телеграм-канала с «доской позора» силовиков.

Писали в телеграме адреса силовиков и «порочащую информацию»

Статья: 188 УК (клевета).

Наказание: до 3 лет ограничения свободы.

Фигурантов: не менее 25 человек.

Уже осуждено: трое из них.

Максима Смирнова из Бреста и Николая Лосицкого из Пинска суд признал виновными в клевете за сообщения в телеграм-чатах с домашними адресами и телефонами омоновцев и «порочащей информацией» о них. 

Смирнова приговорили к двум годам домашней химии, Лосицкого — к такому же сроку, но на химии в колонии.

Главный редактор «Новой газеты Сморгони» Ромуальд Улан получил 2,5 года химии за то, что опубликовал в городском паблике во «ВКонтакте» фото расклеенных кем-то по городу листовок. В листовках были указаны данные милиционеров и сказано, что они лжесвидетельствовали в суде против участников протестных акций.

Подозреваемым в клевете проходит и главный редактор «Нашай Нiвы» Егор Мартинович — за материал с цитатой «диджея перемен» Владислава Соколовского о том, что на Окрестина его ударил замглавы МВД Александр Барсуков.

Пытались отбить задержанных, срывали маски с омоновцев

Статья: 363 УК (сопротивление сотруднику органов внутренних дел).

Наказание: до двух лет лишения свободы (часть 1), а с применением насилия (часть 2) — до пяти лет.

Фигурантов: не менее 23 человек.

Уже осуждено: не менее 11 из них.

Судя по уже прошедшим судам, по этой статье часто судят за попытки отбиться при задержании. Например, двоих жителей Молодечно осудили за события 19 июня, когда люди пытались отбить задержанных — это тогда в руках у одного из омоновцев заметили пистолет. 

Владислава Евстигнеев получил 3 года лишения свободы, а Павел Песков — 3 года и 3 месяца.

Самый известный пока приговор — дело гражданки Швейцарии Натальи Херше, которая, как утверждало обвинение, во время задержания на акции протеста 19 сентября сорвала маску с омоновца. Ее приговорили к 2,5 годам заключения.

Помогали Бабарико, журналистам или уволившимся силовикам

Статьи: 209 (мошенничество), 235 (легализация преступных доходов), 243 (уклонение от уплаты налогов), 430 УК (получение взятки).

Наказание: до 15 лет лишения свободы.

Фигурантов: не менее 21 человека.

Уже осуждено: ни одного.

Экономические обвинения поначалу были связаны с попыткой экс-главы «Белгазпромбанка» Виктора Бабарико выдвинуться на президентских выборах — кандидатом его так и не зарегистрировали, посадив вместо этого в СИЗО сразу по нескольким статьям.

Вместе с ним арестовали и топ-менеджеров «Белгазпромбанка», их обвиняют в получении взяток, а учредителя ООО «Активлизинг» Виктора Кобяка — в даче взятки в крупном размере. 

В уклонении от уплаты налогов обвиняют также пять человек из ЗАО «Белтяжмаш», сдававшего помещения в аренду штабу Бабарико и Координационному совету.

Обвиняемой по статье об уклонении от налогов стала и член президиума Координационного совета, известный юрист и медиатор Лилия Власова — ее задержали в конце августа, а 23 октября освободили из-под домашнего ареста. 

Вместе с ней по делу проходит сын Борис, учредивший туристическую компанию «Мерлинтур». Секретарь КС Иван Кравцов обвиняется по делу о хищении путем злоупотребления служебными полномочиями (часть 4 статьи 210 УК)..

В августе основатель калифорнийской IT-компании PandaDoc Микита Микадо публично предложил помощь тем беларуским силовикам и военным, которые готовы «перейти на сторону добра», но не решаются уволиться, боясь финансовых трудностей. 

Через месяц Департамент финансовых расследований провел обыски в минском офисе компании, четверо ее сотрудников стали фигурантами уголовного дела о мошенничестве. Осенью трем из них изменили меру пресечения на подписку о невыезде, под стражей остается только Виктор Кувшинов.

В конце декабря силовики задержали шестерых сотрудников «Пресс-клуба» и одного фрилансера. Основательнице «Пресс-клуба» Юлии Слуцкой предъявили обвинения в уклонении от налогов, остальным — в пособничестве ей. Россиянина Сергея Якупова вскоре депортировали, а шесть человек до сих пор в СИЗО.

Снимали красно-зеленый флаг

Статья: 370 УК (надругательство над государственными символами).

Наказание: до года ограничения свободы.

Фигурантов: не менее 12 человек.

Уже осуждено: девять из них (от штрафа до года химии).

Почти любое прикосновение к государственному флагу может стать поводом для уголовного дела. 

Житель Бреста получил год химии за сорванный со здания школы флаг, а подросток из Кобрина — полгода домашней химии за попытку такой флаг сжечь. 

Гомельчанина будут судить за то, что он заменил красно-зеленое полотно на флагштоке в центре города на бело-красный-белый флаг.

Поджигали машины и административные здания

Статья: 289 УК (акт терроризма).

Наказание: от 8 до 15 лет лишения свободы (часть 1), если теракт совершен группой лиц (часть 2) — от 8 до 20 лет, а если организованной группой (часть 3) — вплоть до пожизненного заключения или смертной казни.

Фигурантов: не менее 12 человек.

Уже осуждено: ни одного.

Актами терроризма КГБ — именно он ведет эти дела — считает поджоги.

В поджогах машин силовиков и административных зданий обвиняют четырех анархистов, задержанных в ночь на 29 октября при пересечении границы. Все четверо сейчас в СИЗО КГБ. Один из задержанных — Игорь Олиневич, который уже был в этом изоляторе и потом рассказывал о нем в книге «Еду в Магадан».

Второе дело о терроризме тоже касается бывшего политзаключенного. О задержании Николая Автуховича и еще семи человек телеканал «Беларусь-1» сообщал в начале декабря. 

«Террористическую группу», организатором которой назвали Автуховича, обвинили в подрыве автомобиля милиционера в Гродно, а также в поджоге еще одной машины и строящегося дома другого милиционера.

Замыкали проволокой рейсы и вывешивали чучела

Статья: часть 1 статьи 309 УК (умышленное приведение в негодность транспортного средства или путей сообщения).

Наказание: до трех лет лишения свободы.

Фигурантов: не менее 10 человек.

Уже осуждено: ни одного.

23 ноября МВД объявило, что задержало группу брестчан, которые «заблокировали металлической проволокой автоматизированную систему управления и контроля движением поездов», что привело к сбою графика. 

Правозащитники знают имена четырех из них. Их обвинили еще и в хулиганстве — по версии следствия, брестчане разбили камнями стекла в опорном пункте милиции, жгли на дорогах покрышки и вывешивали у дороги чучела «с циничными надписями, призывающими к насилию над милиционерами».

Правозащитникам известно о еще трех подозреваемых по этой статье — по одному в Ошмянах, Светлогорске и Бресте. 

Кроме того, 30 октября Генпрокуратура возбудила уголовное дело о терроризме за попытки блокировать работу железной дороги, но до сих пор неизвестно ни об одном подозреваемом. 

Позже, 11-12 ноября, силовики задержали трех человек, но их обвиняют все же по статье 309 УК.

Оставляли политические граффити на зданиях

Статья: 341 УК (осквернение сооружений и порча имущества).

Наказание: общественные работы, штраф либо арест.

Фигурантов: не менее 9 человек.

Уже осуждено: шесть из них (от штрафов до 3 месяцев ареста).

За надписи «Жыве Беларусь!», «Лука, уходи!» и «3%» на дверях подъезда, тротуарной плитке, лестнице в подъезде и электрощитках Андрей Сысун из Вилейки получил 3 месяца ареста. 

К двум месяцам ареста суд приговорил минчанку Марию Сафонову, написавшую «Жыве Беларусь» на тротуаре и нарисовавшую бело-красно-белый флаг на жилом доме, дверях подвала, перилах и мусорном баке. 

А вот 25-летнему Герману Кузнецову суд дал штраф 5 400 рублей из-за «циничных надписей» про омоновцев на доме в Минске.

Входили в президиум Координационного совета

Статьи: часть 3 статьи 361 УК (призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Беларуси), часть 1 статьи 361-1 УК (создание экстремистского формирования).

Наказание: от 2 до 5 лет лишения свободы по статье 361 УК; от 3 до 7 лет — по статье 361-1 УК..

Фигурантов: не менее 6 человек.

Уже осуждено: ни одного.

По статье об экстремистском формировании возбуждено только одно дело — против Светланы Тихановской и членов президиума Координационного совета.

Генпрокуратура заявляла, что расследует это дело в отношении Светланы Тихановской, Марии Колесниковой, Максима Знака, Павла Латушко, Ольги Ковальковой, Сергея Дылевского «и иных лиц». 

Позже стало известно, что Максиму Знаку обвинение по ней так и не предъявили. Как и Мария Колесникова с Ильей Салеем, Знак проходит по делу о призывах к причинению вреда национальной безопасности (часть 3 статьи 361 УК).

Одновременно против создателя фонда By_Help Андрея Леончика и других неназванных людей было начато дело о финансировании деятельности экстремистского формирования (статья 361-2 УК, до 6 лет лишения свободы).

Поджигали «табакерки» и хлев милиционера

Статья: 218 УК (умышленные уничтожение либо повреждение имущества).

Наказание: если причинен значительный ущерб (часть 1) — до двух лет ограничения свободы; крупный ущерб (часть 2) наказывается сроком до 10 лет заключения, а если преступление совершено организованной группой (часть 3) — от 7 до 12 лет заключения.

Фигурантов: не менее четырех человек.

Уже осужден: один.

Пятерых минчан, которые написали «Не забудем» и «Не забубем» на месте гибели Тарайковского, изначально тоже обвиняли в умышленном повреждении имущества, но позже его сняли.

В итоге обвинения по этой статье связаны с поджогами — так, минчанина Дмитрия Лещенко осудили на 5 лет в колонии усиленного режима за поджог хлева милиционера. 

До суда пока не дошло дело о поджоге «Табакерки» в Бобруйске, по нему задержаны трое подозреваемых. Все они в СИЗО, им предъявлена третья, самая тяжелая, часть статьи 218 УК.

Кроме того, известно об одном обвиняемом по делу о незаконном сборе информации о частной жизни (часть 1 статьи 179 УК, )  — это почтальон из Минска, которая, по версии СК, собирала сведения о подписчиках ведомственного издания МВД и опубликовала их в сети

Только один обвиняемый известен и по статье о принуждении к забастовке (статья 200 УК, до 3 лет ограничения свободы) — это сотрудник «Гродно Азота».

Забрали рации у милиционеров

Статья: часть 1 статьи 205 УК (кража).

Наказание: до трех лет лишения свободы.

Фигурантов: два человека.

Уже осужден: один.

Юлию Михейчик из Минска и Дмитрия Щурко из Бреста обвинили в краже раций милиционеров во время акций протеста. Оба говорят, что просто подняли рацию с земли, а не крали.

Михейчик задержали сразу на акции в конце сентября и, по ее словам, допросили на камеру и отпустили, назначив штраф только за участие в митинге. Она на свободе и по делу о рации пока не осуждена. 

Брестчанина же Щурко вызвали в отделение милиции через день после демонстрации — он вернул рацию, но все равно стал обвиняемым. 23 декабря суд приговорил его к двум годам домашней химии.

Сообщили, что Роман Бондаренко не был пьян

Статья: часть 3 статьи 178 УК (разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия).

Наказание: до трех лет лишения свободы.

Фигурантов: два человека.

Уже осуждено: ни одного.

По этой статье Следственный комитет возбудил всего одно дело — против журналистки TUT.BY Катерины Борисевич и врача Больницы скорой помощи Артема Сорокина. По версии следствия, Сорокин «разгласил медицинскую тайну», сообщив журналистке, что избитый до смерти Роман Бондаренко не был пьян, а та написала об этом статью. 

Это опровергало официальную позицию СК и Лукашенко — они не раз повторяли, что Бондаренко в вечер драки на «Площади перемен» был нетрезв.

Борисевич и Сорокина арестовали 19 ноября, с тех пор они в СИЗО.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...