АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

«Ольгу отправили в карцер, она объявила голодовку». Отец о дочери, задержанной за «уголовку»

В редакцию TUT.BY обратился минчанин Александр Павлов. Сейчас его дочь Ольга находится в СИЗО в Жодино.

«Ольгу отправили в карцер, она объявила голодовку». Отец о дочери, задержанной за «уголовку»
За последние четыре месяца девушку задерживали четыре раза. Сейчас, по словам отца, ей предъявлено обвинение по ст. 342 УК (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок). В декабре, продолжает отец, Ольга 17 дней провела в карцере, десять из них она голодала. «20 декабря ее перевели в медчасть, — говорит отец. — В прошлый четверг, когда адвокат к ней ездил, она еще была там».

Ольге Павловой 32 года. Она окончила медицинский университет и занималась продвижением профессиональной косметики на одном из крупных косметологических предприятий. До этого года, рассказывает Александр, политика девушку не интересовала. Лишь как зритель она смотрела блог Сергея Тихановского «Страна для жизни».

— В прошлом году с ней случилась беда. Она стучалась в двери разных структур, но человека, который ее обидел, так и не наказали. Тогда дочка стала задумываться над тем, что в этой стране нужно что-то менять, — рассказывает Александр. — Когда Тихановский объявил о планах заявить на выборах свою кандидатуру, она решила его поддержать. Ей нравилось, что он общается с народом. Он говорил об изменениях, и дочке это было близко.

Поддержать Тихановского Ольга решила не только как избиратель. Девушка вошла в инициативную группу экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской.

— Она понимала, придется ездить по городам и весям. Совмещать общественную деятельность с работой было бы сложно, поэтому в конце апреля дочка уволилась, — продолжает отец. — На предприятии она проработала два или три года, была на хорошем счету. Она и ее 6-летний сын живут со мной. Когда она стала думать про увольнение, я не возражал. Сказал: делай, как считаешь правильным.

За последние четыре месяца, говорит Александр, Ольгу задерживали четыре раза. Первый был в воскресенье, 9 августа. Девушку остановили у стелы и отвезли на Окрестина.

— Назавтра был суд. В деле правильно указали лишь имя и фамилию, даже дата рождения и отчество не совпадали. Ольга сообщила об этом судье. Ее отправили в Жодино, — описывает ситуацию дочки отец. — В Жодино Ольга провела два дня. Сообщив очередному проверяющему, что в документах на нее не те данные, предупредила: когда выйдет, будет добиваться, чтобы сотрудников наказали. В итоге ее выпроводили через задний двор.

Второй раз, продолжает отец, Ольга оказалась в милиции 6 сентября. В тот день, рассказывала она на суде, они с др ьями из инициативы «Страна для жизни» встретились на Партизанском проспекте. Стояли у магазина, разговаривали и пили кофе. В протоколе же значилась другая информация: участие в несанкционированн кете. У Ольги есть ребенок, и по закону дать административный арест ей не могут. Судья Марина Запасник назначила ей штраф 25 базовых (это 675 рублей).

— В следующий раз дочь задержали 1 ноября возле Института культуры. Якобы она шла в колонне, хотя она рассказывала, что к тому моменту направлялась на встречу. Увидела, как забирают какого-то парня, подошла к людям в балаклавах, попросила представиться. Ну ее в автозак и пригласили, — продолжает отец. — В Ленинском РУВД на нее составили два протокола по статьям 23.34 и 23.4 КоАП. Большинство тех, кого задержали в тот день на марше, стали подозреваемыми по ст. 342 УК. 3 ноября дочку судили по «административке», дали 70 базовых (1890 рублей) и выпустили, но «уголовка» осталась.

Четвертый раз Ольгу остановили в воскресенье, 15 ноября, на «Площади перемен». Туда, говорит отец, она пошла с другом, чтобы поставить лампадки в память о Романе Бондаренко.

— В среду, 18 ноября, ее судили по ст. 23.34 КоАП, дали 25 базовых. После заседания мы поехали под Окрестина, чтобы ее встречать, — описывает ситуацию Александр. — Когда через час она не вышла, я позвонил адвокату. Защитник стал разбираться и выяснил, что сразу после освобождения Ольгу увезли в Ленинский РУВД. Я помчался туда, там сообщили: дочь задержали на 72 часа по «уголовке» за 1 ноября. 20-го ее уже арестовали. Ей предъявлено обвинение по ст. 342 УК.

Дня через два Ольгу этапировали в Жодино. 3 декабря, говорит Александр, она попала в карцер.

— 2 декабря она мне сообщила в письме, что отказалась здороваться с надзирателями и за это на нее составляют рапорты, — рассказывает Александр. — 3 декабря якобы за нарушение режима ее отправили в карцер на семь дней. В карцере, как я понимаю, есть стул и нары, которые на день поднимают. Дочка решила, что не хочет мириться с системой, и ложилась на бетонный пол. За нарушение режима ей продлили пребывание в карцере еще на пять суток. Узнав об этом, Ольга объявила голодовку. Затем ей назначили еще пять суток карцера.
 
По словам отца, десять дней в карцере Ольга голодала. На прошлой неделе ее перевели в медчасть.

— Когда адвокат видел ее в последний раз, она была совсем слаба. Она написала, какие нужны лекарства, я отвез в передаче, — говорит отец. — Завтра защитник снова к ней поедет, надеюсь, дочь уже чувствует себя лучше. Ее сын, мой внук, сейчас живет у отца, а я жду дочку.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...