АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Всебелорусское собрание Итоги Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Беларусь-Россия

Наша боль. Зачем прессуют прессу

Из вчерашнего «расследования» СТВ стало понятно, что коллега Катя Борисевич в ближайшие дни не окажется на свободе.

Наша боль. Зачем прессуют прессу
Из вчерашнего «расследования» СТВ стало понятно, что коллега Катя Борисевич в ближайшие дни не окажется на свободе. Она пострадала из-за того, что опубликовала информацию, которая разнится с официальной. СК и Александр Лукашенко утверждали, что Роман Бондаренко был пьян в момент драки во «дворе перемен». 

А медики предоставили журналисту выписку, где говорится, что у погибшего в крови не было алкоголя. 

И данное противоречие, а не избиение Бондаренко, не отсутствие задержанных за это, и не то насилие, наблюдаемое в стране в течение уже нескольких месяцев, по мнению Генпрокуратуры, вызвало напряжение в обществе.

Александр Заяц Заместитель главного редактора

Что сообщили по СТВ? 


Представитель Генпрокуратуры напомнил, что Мининформ приостановил деятельность TUT.BY в качестве СМИ. Соответственно, «Борисевич на момент совершения противоправных действий не обладала статусом журналиста средства массовой информации, с вытекающими отсюда правами и обязанностями». При этом Борисевич «не стала обращаться за информацией к официальным органам и организациям, а склонила врача к разглашению врачебной тайны». В итоге «такие действия привели к активному обсуждению и очередному конфликту в обществе, направленному на подрыв доверия граждан и официальной информации и в целом правоохранительным органам и органам государственной власти».

Катерина Борисевич пришла в редакцию TUT.BY в 2017 году. К тому времени она уже была известной журналисткой, работала в «Комсомолке» и на Еврорадио. Катя много пишет о судах и уголовных делах, то есть постоянно общается с представителями силовых ведомств. TUT.BY получил статус СМИ в 2019 году. Мне сейчас интересно, в 2017—2018 годах Борисевич аккредитовывали в судах в качестве кого? Вольного слушателя? Так для этого не нужна аккредитация. Или на брифинги в здание Генпрокуратуры — режимный объект между прочим — она проникала как самозванец?

Теперь о том, как происходит обращение за комментариями в госорганы. Если попросить прокомментировать заявление Александра Лукашенко, то ответ стандартный: «Ну как мы можем комментировать президента?» Если есть потребность уточнить содержание официального пресс-релиза, то в большинстве случае ответ будет примерно следующий: «Всю информацию, которую мы хотели сообщить, уже разместили. Других комментариев не будет». Какой ответ услышала бы Борисевич, если бы обратилась в СК, который уже распространил свое сообщение?

Что касается глагола «склонила», то тут комментировать что-то сложно, не имея фактуры. Но очевидно, что журналист не предлагала врачу деньги, не приставила пистолет к его виску, не шантажировала еще как-то. Вполне допускаю, что Катя убедила медика дать комментарий по общественно значимой теме, предложив не называть его фамилию. Но это РАБОТА журналиста, одна из задач которого собирать информацию всеми законными способами.

Катерина Борисевич

Про лишение TUT.BY статуса СМИ говорено много, до сих пор продолжаются судебные слушания. В 2000—2019 годах портал работал без этого статуса, и в принципе все всех устраивало. Даже госорганы. Конечно, когда они что-то не хотели комментировать, то тогда включали пластинку «Так вы же не СМИ». Мы долго думали, нужен нам этот статус или нет. А смысл в нем, если могли отобрать свидетельство, едва его выдав? Но взвесив все «за» и «против», все же решили получить регистрацию сетевого издания. И что в итоге? Журналисты работали на акциях протеста в полном обмундировании, со всеми документами, но их все равно задерживали и даже закрывали на «сутки». В тот момент власти, видимо, понимали, что это как-то не совсем правильно. Поэтому давайте-ка лишим их статуса СМИ. И выписали оперативно 4 предупреждения. Были ли огрехи с нашей стороны? Были. Но в футболе ведь не за все нарушения показывают «желтые карточки», иначе к концу матча на поле может не остаться ни одного игрока.

Или перенесемся на более высокий уровень. Министров же почему каждый год не меняют, если не выполняют планы по экспорту или инфляции? 

Помнится, людям обещали среднюю зарплату под 1000 долларов. Ну не получилось. И ведь никого за это не дисквалифицировали. 

Но ладно, вернемся на медийный уровень. Есть ведь «правильные» СМИ, которым позволено пропускать мат в эфир, печатать оскорбления и так далее. И кто-то из них получил предупреждения от Мининформа? Нет. Потому что мы — свои, мы — власть и мы решаем. Таков и главный посыл слитого разговора «Димы» и «Наташи».

Про «очередной конфликт в обществе, направленному на подрыв доверия граждан и официальной информации» дискутировать особо не хочется. Потому что уже привыкли, что во всем происходящем в стране виноват TUT.BY. Недавно довелось услышать занимательное объяснение, почему журналистам не место на акциях. Дескать, люди приходят на них, чтобы попозировать и попиариться прессе. Наши журналисты посещают акции уже не один год. Почему раньше народ не шел толпами на акции оппозиции, журналисты то там тоже были?

Это лишь одна наша маленькая история, наша боль.

С лета 2020 года сотрудников TUT.BY во время выполнения редакционных заданий задерживали 37 раз, речь идет о 18 журналистах и фотографах.

Несколько коллег уже отсидели свои «сутки». Например, еще в сентябре по трое суток получили Надежда Калинина и Алексей Судников, 11 суток отсидел Владимир Гридин, по 15 суток — фотограф Вадим Замировский и видеограф Всеволод Зарубин. Сейчас за решеткой находится арестованная на 15 суток Александра Квиткевич. На доработку отправлены дела в отношении еще двух коллег.

По подсчетам Белоруской ассоциации журналистов, за время выборов и поствыборный период жертвами преследования, а речь идет не только о задержаниях, стали 

390 журналистов, из которых 77 прошли через административный арест.

На этом фоне в памяти всплывает «Марш в тюремных робах», который состоялся в Минске 30 августа 1997 года. Поскольку сейчас это уже не акция-перформанс, а реалии для прессы. Тогда полтора десятка журналистов прошлись по минским улицам, чтобы высказать солидарность с арестованными корреспондентами телеканала ОРТ Павлом Шереметом и Дмитрием Завадским, а также в знак защиты свободы слова в Беларуси. Журналисты были одеты в импровизированной тюремной одежде и с табличками «I'm a journalist», «Я — «нячесны журналист», «Я плохо говорил о нашем президенте».

Фото: gazetaby.com

В ту пору я только грезил о журналистике и недоумевал, почему ущемляют права мастеров пера и диктофона. Люди же делали великолепно свою работу. Пользовались спросом газеты «Имя», БДГ, «Белорусская газета», «Свабода», «Прессбол» и другие. На фоне пресных «Правды», «Красной звезды» и «Физкультурника Беларуси», которых довелось листать в период развала СССР, новые газеты, программы на ТВ и радио были настоящим прорывом. Поэтому у жителя провинциальных Столбцов такие наезды на любимую прессу вызывали удивление и возмущение.

В 2003—2006 годах уже собственными глазами удалось повидать, как правящая группа расправлялась с БДГ. В последующем отношение властей к негосударственным СМИ также были далеки от идеальных. Но то, как сейчас относятся к журналистам, наверное, переходит уже все грани понимания.

С точки зрения журналистики это очень печально. Потому что подавляются всяческие творческие задумки, новые технологические начинания, а создание искусственной конфронтации подогревает эмоциональный фон, что не есть хорошо для журналистики. Но в контексте реалий такое отношение к прессе уже не вызывает удивления. Преследуют и артистов, и медиков, и спортсменов, и бизнесменов, и пенсионеров. Перефразируя мораль известной басни Крылова, остается сказать: «Ты виноват уж тем, что неугоден власти».

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...