АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

"Мне с ними не по пути". Полковника КГБ в отставке сняли с учета в ведомственной поликлинике

Владимира Шульгу, отслужившего 30 лет в КГБ, сняли в обслуживания в поликлинике КГБ в Минске. Причина – участие отставного полковника в мирном протесте.

"Мне с ними не по пути". Полковника КГБ в отставке сняли с учета в ведомственной поликлинике
Владимир Шульга поделился с «Белорусским партизаном» историей своей опалы. И не только. 

-На днях пришел я в поликлинику КГБ – нет медицинской книжки. Начали искать, прибежала деловая медсестра, и с апломбом: вот вам бумажка, чтобы вас поставили на учет в поликлинике по месту проживания. С чего это вдруг: только вчера делали рентген, надо же закончить обследование? По всем вопросам обращайтесь в Комитет. Последовал ответ.

На следующий день пошла жена. Так ее даже не пустили через проходную: точно так же ей вручили медицинскую книжку, выдали бумажку для постановки на учет в поликлинику по месту жительства. Жена возвращается и говорит: ты же воевал в Афганистане, на Кавказе, имеешь ордена, медали – я считала тебя заслуженным человеком! Говорю: не переживай, там блатные все, а в нашей поликлинике все врачи работяги и с большой практикой.

Было желание написано рапорт председателю КГБ, чтобы сняли с пенсионного обслуживания и перевели в Министерство обороны – отговорили меня.
В принципе, я ничего не потерял, просто такая мелкотравчатая подлянка: значит, ты не доволен, значит, ходишь на протесты. Так вот мы тебя пощипаем.

- Сколько лет вы проработали в КГБ?

- У меня 33 года выслуги. В КГБ я с 1976 года, уволился в 96 году, когда Лукашенко начал свои выкрутасы. Я занимался борьбой с оргпреступностью и коррупцией, со многими вещами был не согласен (например, курировал силовые ведомства, которые даже продавали излишки оружия Чечне). 

- Когда начали выходить на акции протеста?

- Ходил на четыре акции протеста. На первую попасть не удалось – просто не знал, вышел уже в следующее воскресенье. Дело в том, что я инвалид 2 группы, поэтому мне довольно-таки тяжело ходить. Три раза ходил пешком от площади Якуба Коласа до площади Независимости, с площади Независимости – к стеле.

 -Вас задерживали или другим способом узнали, что вы ходите на протесты?

- Не задерживали. Из специфики работы я знаю, что ОАЦ определяет местонахождение человека по телефону. Знаю, что в 2010 году, когда после 19 декабря массово вычисляли людей (я тогда работал на Велкоме), КГБ и ОАЦ запрашивали данные у операторов: и у МТС, и у Велкома. Если человек находится в определенном месте, даже не звонит, базовые станции «берут на обслуживание» абонента. 

А все видеосъемки, как мне кажется, от лукавого. Прокурор Минской области, высказываясь по поводу протестующих, которые якобы берут с собой маленьких детей, прого рился, что по телефону мы всех устан иваем. Я так и знал, что по телефону, потому что по видеосъемке установить личность трудновато-таки. А тут сразу списочек: кто в конкретное время находился в известном месте. 

 -Насколько я помню, в 2010 году Велком выдал списки протестующих?

- Выдал. И МТС выдал. 

- Сейчас та же практика продолжается?

- Сейчас они сами уже берут. И ОАЦ, и Комитет закупили технику, и уже сами берут данные, Велком может даже не знать. Укрепились, значит.

- Вернемся к нашей теме. С поликлиникой будете выяснять отношения?

- Нет, пусть они сами там лечатся. Меду пациентом и врачом должны быть доверительные отношения, а если меня так вышвырнули – да ради Бога. Я уже обращался в поликлинику по месту жительства: трудяги-врачи, не блатные. Нет никакого смысла что-то доказывать КГБ.


- Вы ушли в отставку в каком звании?

- Полковника. Я выслужил положенный мне срок, даже больше: сначала в спецназе, прошел Афганистан, Нагорный Карабах – в итоге получилось 27 или 28 календарных лет плюс «день за три». Я видел, в какую сторону разворачивается руководство страны и открыто высказывал свое несогласие. Тогда меня хотели перевести с должности руководителя отдела по борьбе с оргпреступностью и коррупцией на защиту конституционного строя. 

Я отказался, потому что знаю, что такое защита конституционного строя - это борьба с инакомыслием и оппонентами. А я немножко знаком со Статкевичем (политзаключенный. 

Председатель оргкомитета по созданию Белорусской социал-демократической партии (Народная Громада), с Бородачом (бывший командир 5-й отдельной бригады спецназа полковник Владимир Бородач, который попросил политическое убежище в Германии) вообще вместе учились и в суворовском училище. 

И в Рязанском десантном, и в бригаде спецназа, и сейчас немного поддерживаем отношения. Поэтому еще в 96-м году я понял, что мне с ними не пути.


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...