АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Российский военкор: Протест в Минске не похож на то, что я видел раньше

Военкор Комсомолки Александр Коц побывал в Минске, где прошли столкновения протестующих с силовиками

Российский военкор: Протест в Минске не похож на то, что я видел раньше
Под звуки автомобильных клаксонов я шел по минскому проспекту Независимости с очередной акции оппозиции, которая закончилась жестким разгоном. Мимо пролетали колонны машин, из которых торчали люди с флагами и со стороны могло казаться, что они что-то празднуют. Хотя поводов для радости у оппозиции не было. Гаишники грустно смотрели на протестующих по всем правилам дорожного движения автомобилистов – ни один из них не проехал на красный свет. В соседних кварталах ухали шумовые гранаты – рассеявшиеся по городу группы демонстрантов гоняли омоновцы.


Акция в районе Проспекта Победителей предполагалась, как реванш за проигрыш предыдущей ночи. Но, судя по всему, в условиях почти полного отсутствия интернета, информация о точке сбора дошла не до всех. И правоохранители постарались заблокировать все подходы к месту встречи.

- Я вас проведу, - подошел ко мне пожилой мужчина, представившийся генералом МЧС запаса. – Вы же из России? Вы должны понять, что этот результат выборов нереален. Если вы примите его, вы нас предадите.

На проспекте Победителей собралась разношерстная публика, которую от воскресной акции отличало одно – полное отсутствие силового ядра, которое готово на прямое столкновение с силовиками. От того взаимоотношения ОМОНа с протестующими напоминали игру в кошки-мышки. Демонстранты стекались, накапливаясь у милицейской цепи, те в какой-то момент начинали наступать, народ разбегался, ОМОН отходил на исходные позиции, люди возвращались. 

Периодически силовики в черных балаклавах выдергивали из толпы жертву, жестко заламывали ей руки и вели в автозак. И в этой рулетке от поездки в кутузку не был застрахован никто. При мне забирали и крепких парней, и двух девчонок лет пятнадцати, и седовласого мужчину.

- Фашисты! – кричали люди.

Омоновцы отвечали матерно. И в этой грубости было что-то иррациональное. В конце концов, ты – человек в погонах. И должен стойко переносить все тяготы и лишения. Но они вели себя с людьми, как с противником.

- А что ты хочешь? Нас учили ненавидеть демонстрантов, - говорит мне минский знакомый – бывший сотрудник одного из местных подразделений ВВ. – Им в головы вбивают, что это не люди, что это радикалы, провокаторы, которых надо давить самым жестким образом. Он не думает, что перед ним – инженер или учитель. У него программа – дави.

- Дави их всех! – вдруг заорал командир и омоновцы ринулись в бой.

Еще секунду назад проезжая часть проспекта Победителей была перекрыта людьми, стоящими в локтевой сцепке. Подтянулись фанаты, звучали песни. Но едва с тыла подъехали несколько грузовиков с вэвэшниками и полетели первые газовые и светошумовые гранаты, как все рассеялись по близлежащему парку. Силовики еще долго гоняли их, как зайцев по траве.

- Ложись! – летел на меня детина с дубиной.

Я предпочел прибавить ход. Еще пять минут трусцой, и попадаешь в совершенно другой мир. У огромного озера, на котором под музыку «танцуют» фонтаны, сидят расслабленные минчане. Где-то вдалеке слышны взрывы пиротехники, но люди, кажется, к этому фону за пару дней привыкли, как привыкали жители Донбасса к артиллерийской канонаде.

Протест в Минске не похож на то, что я видел раньше. Здесь нет единого лидера и точки притяжения в виде майдана или палаточного городка. Но ближе к полуночи протестные вспышки разлетаются по всему городу, раздергивая силовые подразделения, которые вынуждены реагировать по факту в разных концах Минска. 

Пока в этом больше хаоса, чем продуманной протестной системы. Однако, децентрализация протеста вполне может войти в привычку – как действенный инструмент противников властей.



Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...