АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Кто из белорусов уезжает из страны и почему они эмигрируют

Эксперты назвали главные причины, почему беларусы постоянно эмигрируют.

Кто из белорусов уезжает из страны и почему они эмигрируют
Один из тезисов программных речей Вероники Цепкало – эмиграция, точнее, бегство молодых и умных людей из Беларуси из-за невозможности реализоваться. Неужели все действительно так плохо? Старший научный сотрудник beroc Лев Львовский в разговоре с «Центром новых идей» объяснил, кто и почему едет жить и работать за рубеж.

Миграция из Беларуси – это стабильный тренд, который набирает обороты и сегодня. Наше население – это не десятки миллионов, соответственно, и эмиграция в абсолютных цифрах не такая большая. Но не нужно ее недооценивать.

Портрет типичного беларуского эмигранта

Большая часть тех, кто уезжает из Беларуси, – это трудовые мигранты, люди рабочих специальностей. Вообще среднестатистический мигрант отличается от среднестатистического беларуса. 

Он более образован: у 41% мигрантов есть высшее образование – в то время как по стране в среднем им владеют только 18% человек. Мигранты – преимущественно более молодые люди, хотя и нельзя сказать, что все мигранты – это молодежь. Тех, кто уезжает из страны в возрасте от 15 до 30 лет, всего около 41% от всех уехавших. 

Конечно, чаще всего беларусы эмигрируют в поисках высокой зарплаты и хорошей карьеры. Но всех беларуских мигрантов можно разделить на две категории: 

Так называемые не долгосрочные мигранты. Люди рабочих специальностей, которые уезжают в другие страны на год или два, а потом возвращаются обратно. Возможно, возвращаются потому, что условия там, куда они эмигрировали, стали хуже, а в родной стране – наоборот, улучшились.

Долгосрочные мигранты. Чаще всего это молодые и высокообразованные люди, которые уезжают из Беларуси насовсем. 

Самым привычным местом для работы у беларусов всегда была Россия, в Европу ездили гораздо реже – это и сейчас так. Но, несмотря на то, что у Беларуси нет никакого военного противостояния с Россией, как у Украины, количество уехавших в эту страну начало снижаться после 2014-го. 

Скорее всего, это связано с экономикой России: ее ВВП перестал расти, соответственно, условия работы стали хуже, да и количество рабочих мест в России сократилось. Плюс, недавно Беларусь впервые за два года сравнялась с Россией по средней зарплате – так что мотивация ехать к восточному соседу стала еще меньше. 

Хотя, конечно, уехать в Россию беларусу гораздо проще, чем устроиться на работу в ЕС: у нас открыта граница и нет языкового барьера. Но тренд следующий: процент людей, которые уезжают в Европу, медленно, но растет, а вот процент трудовых мигрантов, которые едут в Россию, медленно, но падает. 

Еще важно отметить, что чем западнее Беларусь, тем больше там живет людей с картой поляка. А также в стране есть люди, которые участвуют в лотерее на получение грин-карты. Но ирония в том, что абсолютное большинство из них никогда ее не получит. 

В 2019-м в этой лотерее участвовало около 170 тысяч беларусов, выиграло всего 1300. По количеству участников «розыгрыша» безусловный лидер Минск, что неудивительно: в столице живет около 20% населения всей страны. 

Самое страшное – когда уезжают студенты

Студенческая миграция – большая и важная тема для Беларуси. И, как и в случае с трудовой миграцией, здесь есть изменения: если раньше большая часть беларуских студентов уезжала учиться в Россию, сейчас тренд на это направление отрицательный. Все больше беларусов едут за образованием в Польшу.

Для сравнения: за десять лет количество людей в возрасте 15-19 лет в Беларуси снизилось с 68 тысяч до 45 тысяч, а количество наших первокурсников в польских университетах увеличилось с 700 до 2300 человек. 

Из всех наших соседей по абсолютному количеству студентов за рубежом нас обгоняет только Россия и Украина. Вторая, кстати, начала обгонять нас по количеству студентов-эмигрантов только после 2014 года. 

Отток студентов может стать куда бОльшей угрозой для беларуского человеческого капитала, нежели отток «рабочей силы». Конечно, мы не можем сказать, что каждый третий, кто уезжает из Беларуси, это академик. Но проблема с утечкой мозгов в том, что даже один человек может быть критически важен для страны. 

А релокация десяти предпринимателей в теории может быть серьезным минусом для будущего ВВП страны – ведь это могут быть именно те люди, которые создали бы, к примеру, стартап-единорог. То есть больше всего мы рискуем, когда упускаем предпринимателей, экономический потенциал которых в тысячи раз больше, чем у других. 

Образовательная миграция – феномен не новый, но особенный. Он про молодых людей, которых ничего на родине не держит. У них еще нет семьи, специфического человеческого капитала или карьеры – это люди, которым уехать проще, чем состоявшимся сорокалетним. И миграция таких людей происходит опережающими темпами. 

Есть и хорошие новости. В то же время эмигрировавшие студенты – это потенциально большой ресурс для нашей страны. Если государство реально займется привлечением уехавших трудовых ресурсов, сможет получить отличные кадры. 

Это возможно, но пока мы не видим, чтобы Беларусь активно занималась работой с диаспорой. По официальным данным, вся работа с эмигрантами за год – это около 20% культурных мероприятий, каких-то концертов, еще 20% художественных выставок и около 5% бизнес-конференций. На этом работа с диаспорой в Беларуси заканчивается. 

Граждане – это не крепостные

В Беларуси в последнее время не было войны, поэтому не было и взрывной волны эмиграции, как в Украине. Отток людей сейчас – это не катастрофическая проблема для беларуской экономики. 

Уровень безработицы в доковидные времена в Беларуси был на хорошем уровне – около 5%, а это норма для стран с развитым человеческим капиталом. Плюс, переводы из других стран в Беларусь составляют около 2,1% от нашего ВВП – это вполне себе серьезная цифра. 

Миграция в Беларуси не является угрозой и с точки зрения человеческого капитала – скорее, это механизм для стабилизации рынка труда. Он успокаивает избыточную занятость, исходя из разного уровня зарплат между Беларусью и Польшей, например. 

Это история про оптимальное распределение трудовых ресурсов по странам. Некоторое количество людей, которые не могут найти работу в Беларуси или хотят более высокую зарплату, уезжают в Россию или Европу – и это стабилизирует местный рынок труда. 

Сейчас многим правительствам (не только беларускому) нужно менять свое отношение к миграции. В современном мире люди, рожденные в определенной стране, – это уже не ее подданные, не ее крепостные. Многие страны соревнуются между собой за людей. 

Соответственно, и миграционную политику нужно воспринимать в таком же ключе. Железный занавес – это проверенная советская практика, которая, как и другие советские практики, не привела людей к счастью. 

Работать над уменьшением эмиграции, конечно, тоже нужно, но адекватно. У людей, которые уезжают, стоит спрашивать о том, почему они это делают. И стараться прорабатывать эти причины.

Но пока основная реальная причина уехать для беларуса – разница в доходах. Люди эмигрируют за потенциально бОльшей зарплатой, чем они могли получать на родине. За последние десять лет Беларусь в своем ВВП не выросла, а вот Польша – да. 

Очевидно, что все большее количество людей будут задумываться о том, чтобы переехать к полякам. И тут мы снова приходим к тому, что нам нужно заниматься стимулированием экономического роста. 

Понятно, что все не уедут. Переезд – это сложное решение, которое влечет за собой разрыв социальных связей, языковой барьер и так далее. Но сейчас это решение становится принимать все легче. Социальные сети помогают чаще общаться с родственниками, и все больше беларусов учат иностранные языки. Плюс политические события иногда становятся решающими.

Легализоваться в Беларуси сложнее, чем в США

Очевидно, у Польши активная программа по привлечению мигрантов. Но история про карту поляка – это не зазывание трудовых мигрантов, а история про культуру или даже национальность. Винить Польшу в ее методах не стоит – нужно самим задуматься о подобных программах. 

У Беларуси уже есть небольшой, но вполне позитивный опыт с привлечением мигрантов-айтишников. Действительно, в нашей стране для них созданы хорошие условия – особенно, для украинцев и россиян. Хочется верить, что правительство будет распространять ее и на другие сферы, а не остановится на ПВТ – потому что больше мы никак не работаем с иммиграцией. 

При этом стать гражданином Беларуси гораздо сложнее, чем стать гражданином США, получить вид на жительство в Штатах тоже проще. Люди, которые приезжают работать в Беларусь не в ИТ, каждый год должны бегать с кучей бумаг, продлевая разрешение на временное пребывание. 

Плюс, у нас все еще сохранились странные законы о том, что пять административных правонарушений вроде перехода дороги в неустановленном месте – это автоматическая высылка. 

Я уверен, что это не сознательное решение властей – думаю, никто даже не смотрел на эти законы. Просто здесь никто не задумывался о том, что Беларусь делает для привлечения мигрантов, и какой у нее имидж за рубежом.

Нам точно нужно что-то делать с привлечением иммигрантов. Очень мало стран смогли добиться хорошей рождаемости, которая позволяет не нуждаться в дополнительном притоке иммигрантов. Сейчас в Беларуси рождаемость – 1,7 ребенка на женщину. 

В целом это нормально, но мы вряд ли сможем «дорасти» до 2,1 ребенка на женщину – а это показатель, при котором удастся сохранить постоянное население. Нам нужны люди, которые приносят стране деньги. Так что нам критически необходимы дополнительные мозги и трудовые ресурсы. И желательно прямо сейчас.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...