АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Беларусь ответила Комитету по правам человека по делу "Белого легиона"

В январе этого года в Комитете по правам человека ООН было зарегистрировано сообщение бывших фигурантов дела «Белого Легиона» Виктора Данилова, Андрея Дундукова, Виктора Мороза и Сергея Стрибульского. Белорусские власти дали КПЧ свои комментарии по этому делу, а заявители отреагировали на это.

Бывшие фигуранты дела «О подготовке массовых беспорядков" в суде. Фото: БелаПАН.

Напомним, уголовное дело в отношении них и других бывших воспитанников и активистов молодежного бобруйского клуба «Патриот» было возбуждено и расследовалось Комитетом государственной безопасности, а затем – Следственным комитетом в 2017 году. Это дело стало одной из наиболее жестких репрессивных реакций государства на активизацию протестных настроений населения и митингов, связанных с введением «налога на тунеядцев». 

21 марта 2017 года после заявления Лукашенко о «боевиках, которые готовили провокацию с оружием», были задержаны и помещены в СИЗО КГБ 26 мужчин, среди которых были Данилов, Дундуков и Стрибульский. Мороз был задержан 3 апреля. Сначала им, как и другим 12 фигурантам дела, было предъявлено обвинение в подготовке массовых беспорядков по статье статьи 293 Уголовного кодекса, а затем – в создании незаконного вооруженного формирования по статье статья 287 Уголовного кодекса. Дело расследовалось в течение восьми месяцев, и было прекращено по обоим обвинениям за отсутствием состава преступления. При этом каждый из обвиняемых провел под стражей около трех месяцев.

После прекращения дела Данилов, Дундуков, Стрибульский и Мороз обратились в суд за компенсацией морального вреда в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным задержанием и заключением под стражу. В суде они также заявили о применении жестокого обращения при задержании и в СИЗО КГБ, нарушении презумпции невиновности, дискредитации их в государственных СМИ (новостные сообщения и спецрепортаж «Белый легион черных душ»), о принуждении к самооговору и нарушению права на защиту во время расследования. Но неожиданно даже для белорусской судебной практики в иске им было отказано.

Исчерпав средства правовой защиты на национальном уровне, Данилов, Дундуков, Стрибульский и Мороз обратились в Комитет по правам человека ООН на нарушение государством их прав по статьям 9, 7 и 10 Международного пакта о гражданских и политических правах (произвольное лишение свободы и нарушение личной неприкосновенности, жестокое, бесчеловечное и негуманное обращение), а Данилов и Дундуков – также статьи 14, пунктов 2 , 3 b) и g) (нарушение презумпции невиновности, права на защиту и права не свидетельствовать против себя), Данилов – также о нарушении статьи 17 (произвольное вмешательство в частную жизнь). Сообщение было зарегистрировано в Комитете 14 января 2020 года под номером 3700/2020 и в соответствии с процедурой рассмотрения дела в этом органе жалоба с приложениями была направлена государству для представления им своих комментариев. Возражения государства были получены Комитетом и направлены авторам сообщения в апреле 2020 года. Теперь заявители представили Комитету свой ответ на информацию государства.

Что ответили белорусские власти Комитету и что думают про это бывшие фигуранты дела «Белый Легион»?

Вот некоторые аргументы государства и заявителей, представленные в ходе коммуникации перед Комитетом по правам человека, материалы которой передал «Весне» Сергей Стрибульский.

Государство настаивает, что задержание и заключение под стражу осуществлялись в соответствии с процедурой, установленной национальным законом, и были обоснованы. Авторы возражают, что с учетом их личных обстоятельств  (все – законопослушные граждане, имели семьи, работу, постоянное место жительства), также того, что их угроза для общества и совершение ими противоправных действий не подтвердилась даже после восьми месяцев расследования, не было никакой необходимости для их неожиданного и брутального задержания в начале расследования и длительного содержания под стражей. Кроме того, ни один из них ни разу не был доставлен к судье для решения вопроса о дальнейшем содержании под стражей или освобождении, что хотя и не предусмотрено внутренним законодательством, но требуется по условиям Пакта.


В возражениях государства утверждается, что вопрос о компенсации в связи с задержанием и заключением под стражу рассматривался национальными судами, которые пришли к выводу, что авторы не имеют права на возмещение вреда.

Данилов, Дундуков, Стрибульский и Мороз отвечают, что именно по этой причине они и обратились в Комитет по правам человека с вопросом о неправомерности отказа в компенсации. Белорусские судебные инстанции  при рассмотрении их требований исходили из того, что орган расследования не признал за ними этого права, хотя судам было необходимо дать собственную оценку неправомерности задержания и заключения под стражу,  а не полагаться на мнение следственных органов, которые и применили эти меры. 

В информации, представленной государством относительно жестокого обращения указано, что Данилов, Дундуков и Стрибульский с жалобами к прокурору, который надзирает за порядком и условиями содержания под стражей, не обращались.

Заявители отвечают, что государство не продемонстрировало, что прокурор когда – либо встречался с ними в СИЗО и каким – либо образом мог повлиять на условия их содержания в СИЗО КГБ: на интрузивные обыски, отсутствие спальных мест и туалета в камере. Когда они заявили об этом в суде при рассмотрении иска о возмещении морального вреда, никакое расследование по данным фактам не было инициировано и не проводилась, несмотря на то, что в данном судебном процессе участвовал государственный прокурор.

Значительная часть возражений государства посвящена изложению обстоятельств уголовного дела и выдвинутых обвинений. Авторы подчеркивают, что они не представляют на рассмотрение Комитета данные факты, поскольку КПЧ, по общему правилу, не проводит оценку фактов и доказательств по уголовному делу, но оценивает действия государства на предмет их соответствия Пакту. Авторы исходят из того что уголовное дело в отношении них прекращено с признанием их полной невиновности.

И, наконец, Данилов, Дундуков и Стрибульский отмечают, что государство никак не прокомментировало и не оспорило  большинство из указанных ими в сообщении нарушений. Это и нарушение личной неприкосновенности при задержании (применение силы, устрашение путем перевозки с закрытым темной тканью лицом и др.), и принуждение к самооговору при многократных беседах с оперативными сотрудниками КГБ, которые проводились без адвокатов, и создание препятствий для конфиденциальных встреч с адвокатами в начале  расследования, и распространение в государственных СМИ  ложной и подрывающей презумпцию невиновности информации в отношении Виктора Данилова и Андрея Дундукова в период расследования уголовного дела, и произвольное вмешательство в частную жизнь Данилова при проведении обыска в его квартире и демонстрации в новостных репортажах государственных телеканалов кадров, в которых его показали в наручниках и назвали его имя в сопровождении комментариев, формирующих мнение о его виновности.

Теперь по процедуре Комитета по правам человека возражения авторов сообщения будут направлены государству, и дело будет ожидать своей очереди на рассмотрение по существу. 

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...