АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Алексиевич, Орлов, Законников и Голубович готовы в суде поручиться за подругу Бабарико Светлану Купрееву

С момента задержания подруги семьи Виктора Бабарико Светланы Купреевой прошло две недели. Все это время Купреева находится в СИЗО КГБ.

Алексиевич, Орлов, Законников и Голубович готовы в суде поручиться за подругу Бабарико Светлану Купрееву
Сначала — в качестве задержанной, а с 13 июня — в качестве заключенной под стражу. В прошлый четверг Купреевой было предъявлено обвинение, то есть под стражей ее могут держать еще полтора месяца, а дальше возможно продление. Адвокат Светланы Купреевой Евгений Пыльченко рассказал TUT.BY, сколько раз за две недели он смог встретиться со своей подзащитной и о том, кто из белорусских писателей готов в суде лично поручиться за Купрееву, чтобы ей изменили меру пресечения и выпустили из СИЗО КГБ.

«Ее вина лишь в том, что она друг семьи». Что известно о подруге семьи Бабарико, которая попала в СИЗО КГБ

Ситуация с посещением адвокатом Купреевой такая же, как у защитников Виктора и Эдуарда Бабарико: защитника к ней в СИЗО КГБ не пускают.

— Мы виделись всего два раза — на следственных действиях, но в изолятор меня к ней не пускают. Ссылаются на эпидемию коронавируса. Почему-то в СИЗО № 1 это посещениям не препятствует, а в КГБ — препятствует. Но никакой коронавирус не отменяет права обвиняемого на общение с адвокатом. В законодательстве таких норм просто нет. Поэтому я однозначно утверждаю, что право Купреевой на защиту грубо нарушается. Сегодня можно констатировать, что государственные органы, которые могут обеспечить соблюдение прав Купреевой, мер для этого не предприняли. Следственный изолятор отказывается меня впускать. 15, 16, 17 и 22 июня я лично приходил в бюро пропусков СИЗО, но каждый раз мне отказывали. В другие дни ситуация была аналогичная, об этом я достоверно знаю от коллег, которых также не пустили в СИЗО, — говорит Евгений Пыльченко.

На этой неделе дело Купреевой передали в КГБ. Адвокат обратился в КГБ с проблемой недопуска к подзащитному, но оттуда лишь направили в СИЗО уведомление о том, что Евгений Пыльченко является защитником и ему разрешены посещения.

— Меня же в КГБ уведомили, что вопросы допуска в изолятор должны разрешаться непосредственно изолятором, а не следователями. Это очень удобная позиция. Мы поместили человека в СИЗО, в этом СИЗО предусмотрены посещения — значит, все законно, права обвиняемого соблюдены, — удивляется Пыльченко.

При этом, отмечает адвокат, в Уголовно-процессуальном кодексе указано, что орган уголовного преследования обязан предпринимать меры по обеспечению прав обвиняемого.

— То есть либо организуйте обвиняемому реальную возможность свидания с адвокатом, либо отпускайте, раз ваша мера пресечения на практике влечет нарушение прав обвиняемого и лиша го юридической помощи, — говорит адвокат. — Факты недопуска меня в СИЗО известны и в Генеральной прокуратуре: я подал уже три жалобы — прошлый вторник, среду и в этот понедельник. Результаты рассмотрения жалоб мне пока не известны, но то, что незамедлительных мер по ним не предпринято, уже о многом свидетельствует.

Защитник Купреевой обжаловал в районный суд и задержание, и заключение под стражу. Но жалобы, как и в случае с Виктором Бабарико, отклонены. Минский городской суд постановление районного суда по жалобе на задержание оставил в силе.

25 июня Минский городской суд будет рассматривать вопрос законности и обоснованности заключения под стражу. Это, как отмечает Пыльченко, фактически последний государственный орган, который еще не рассматривал вопрос нарушения прав Купреевой в связи с заключением под стражу и «который может своим решением обеспечить соблюдение ее прав».

— Многое зависит от этого решения. Специфика рассмотрения судом таких жалоб состоит в том, что УПК обязывает суд в случае освобождения из-под стражи применить какую-либо другую, более мягкую меру пресечения. На ситуацию со Светланой Купреевой откликнулись множество людей, предлагавших поддержку. И мы поняли, что можем предоставить суду реальную альтернативу содержанию под стражей. Существует такая мера пресечения — личное поручительство. Заслуживающие доверия граждане дают письменное обязательство о том, что на свободе обвиняемый не скроется от следствия и не будет ему препятствовать, — объясняет адвокат.

Светлана Купреева — дочь поэта Миколы Купреева, и с поручительством за нее выступили писатели Владимир Орлов, Сергей Законников, Леонид Голубович и Светлана Алексиевич.

— Сегодня я получил от них письменные ходатайства, которые будут представлены суду, чтобы тот, отменяя меру пресечения, не сомневался в правильности своего решения, ведь оно в том числе позволит Купреевой реализовать ее конституционное право на юридическую помощь, — говорит Пыльченко.


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...