АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

"Сломали руку, на ребенка наставили пистолет». Как происходил налет на квартиру матери фермера Венгуры

Мать арестованного фермера Тамара Федоровна Венгура рассказала Полесской весне про жуткую ночь с 3 на 4 июня и последующие дни.

"Сломали руку, на ребенка наставили пистолет». Как происходил налет на квартиру матери фермера Венгуры
5 мая на канале «Страна для жизни», который создал Сергей Тихоновский, ныне арестованный и признанный политзаключенным блогер, вышел ролик, где житель деревни Прудок Мозырского района фермер Александр Венгура рассказал о тех трудностях, с которыми он столкнулся, решив заняться фермерским хозяйством. А 4 июня сначала в дом самого фермера, а потом и в дом его матери ворвались неизвестные люди в гражданской одежде, провели осмотр и в результате фермер был задержан. 

С Тамарой Федоровной правозащитники встретились в Мозыре. Она ездила в местный отдел Следственного комитета, который проводит проверку по факту нанесения ей неизвестными людьми в гражданской одежде телесных повреждений. Левая рука госпожи Тамары в гипсе по локоть. По дороге к Прудку она рассказывает, что ее сын вместе с еще двумя мозырскими ребятами, которых задержали 5 июня, и место нахождения которых родственники не могли узнать больше двух суток, нашелся в конце концов в Минске в Центре изоляции правонарушителей на переулке Окрестина.

В понедельник 8 июня родственники поехали туда, чтобы передать передачи, но так и не смогли это сделать. Утром им сказали, что Александр Венгура, Александр Цуканов и Денис Колас находятся в ИВС, что рядом с Центром изоляции правонарушителей. Но прием передач в ИВС начинается только от 14 часов. Родственники ждали этого времени, а, когда оно насталои они снова пришли в ИВС, им ответили, что парней перевели в ЦИП. В ЦИПе же передачи принимали только до 13 часов... 

На следующий день родственники снова поехали из Мозыря в Минск в ЦИП. Передачи значительно распотрошили (хотя, они покупали все, что обычно принимают), выбросили сахар, кофе, сухую колбасу), но все же, взяли. Также мать Александра Венгуры заключила договор с адвокатом. 10 июня он должен был встретиться с Александром в ЦИПе, но вечером сообщил Тамаре, что его не пустили к подзащитному, сославшись на сложную эпидемиологическую ситуацию. Не попал адвокат к Александру Венгуре и на момент выхода этой публикации.

Обстоятельства того, что происходило в Прудке, Тамара рассказывает от порога своей квартиры в двухквартирном двухэтажном типовом панельном доме. Вход в квартиры с разных сторон дома на первом этаже, но Тамара Федоровна живет на втором.

"В час ночи я слышу-стучат в дверь. Да так как-то сильно! Я подошла, а они сразу кричат: "Открывай! Милиция!" Я отказалась открывать. Говорю: "Вы видели сколько времени? Какая милиция? Я никакую милицию не вызвала" Они тогда ушли. А через минут 15 снова стучат. Я снова подошла. Они снова приказывают открыть. Тогда слышу, мой Сашка за дверью говорит: "Мама, " Это они специально его привезли, чтобы я открыла, потому что знают же, что за своего ребенка мать будет беспокоиться", - рассказывает Тамара Федоровна.

Она говорит, что никто из них не был в форме -- все в гражданской одежде.

"Первым вошел такой коренастый, мордатый амбал, поверх кожаной куртки на нем был бронежилет. Сказал, что будут делать обыск квартиры. Еще человека четыре стояли в коридорчике. Я на этого амбала говорю: "Покажи мне документ, пожалуйста, чего и на каком основании обыск и протянула к нему руку".  А он говорит: "Убрала руку!" И меня как дернул за руку, толкнул в грудь, и я на эту тумбочку упала, а он бегом по лестнице».

Из пальца у Тамары Федоровны побежала кровь. Сначала она подумала, что ей выдрали ноготь. Она и сын Александр Венгура, а также те, кто сопровождали, начали подниматься за этим первым человеком. С руки бежала кровь, капала на ступеньки. Тамара сказала сыну, чтобы он сфотографировал происходящее. Тот взял телефон младшей 10-летней дочери Кати, которая в это время проснулась в одной из комнат, и сделал несколько снимков и отдал телефон дочери. Тогда один из ворвавшихся кинулся  к девочке в комнату. 

"Дверь была прикрыта, а он дверь открыл, увидел, что там кто-то лежит, и вот так вот на нее с пистолетом. Она сильно испугалась. Потом один подскочил и забрал у малышки телефон. Она пищала, кричала», – вспоминает Тамара.

Тамара Федоровна говорит, что уже несколько недель внучка Катя живет у нее, так как в школу ее родители не отправляли из-за опасности коронавируса и бабушка помогает фермеру и его жене смотреть ребенка. С той ночи она уже несколько дней водит Катю лечить испуг. 

Мужчины, ворвавшиеся в квартиру, начали перетряхивать шкафы, заглядывать в разные места. Тамара Федоровна спросила, что же они ищут? Ей ответили, что ищут преступника-уголовника, вооруженного.

"Так что, вы его нашли? Он что на крыльях с балкона улетел?!",- рассказывает Тамара Федоровна.

Александр в это время обнял Катю и пытался ее успокоить.

"А эти ему говорят: "Пошли с нами по-хорошему!", а Сашка говорит:"Я никуда не пойду". Я тогда начала кричать: "Ты его рожал “ Ты его кормил? Ты его воспитывал? Ты его одевал? Ты сейчас нашел у меня кого забрать? Никуда он не пойдет!" Тот снова:" Пойдем с нами!" Я говорю:"Если он сейчас с вами пойдет, здесь будет лежать мой труп”»

Около 4 часов утра Тамара Федоровна позвонила в милицию. Но милиция тогда так и не приехала. Правда группа мужчин в штатском вышли на улицу, там немного постояли и ушли. Потом позвонила жена Александра и сообщила, что у них в сарайчике, где хранится комбикорм и различные орудия труда, нашли какую-то сумку. Тогда Тамара Федоровна и Александр пошли домой к сыну в другой части деревни.

Там один из тех, кто был у нее в квартире, предложил госпоже Тамаре отвезти ее в больницу. Тогда уже было 9 часов утра. В приемном отделении ей сделали снимок руки. 

Как только она вышла из больницы, ей позвонили и спросили, где находится? Женщина собиралась идти в милицию писать заявление по фак нанесения телесных повреждений. Но от больницы ее забрали уже милиционеры в форме и привезли домой. Там ждали три следователя - молодая женщина и двое мужчин. Они предъявили удостоверения и ордер на обыск. В качестве понятых были председатель сельсовета и секретарь.

"Я говорю:"У меня там ночь что-то искали, ничего не нашли. Ищите уже вы!" И они пошли. В одной комнате, во второй, в третьей, все пересмотрели, перетряхивали белье в шкафах. Я сама смело открываю все, помогаю им. Приходят они в зал, та девушка зашла на балкон, а потом возвращается: "О! А что это за такой рюкзачок?" А этот рюкзачок культурно стоит возле дивана. Я сначала было подумала, что это рюкзачок моего квартиранта – у меня жил квартирант, парень из Калинковичей с женой разведен, работал у нас на комплексе, помогал Саше по хозяйству управляться, а тогда как раз поехал к детям. То я думала, что это его. Может, пока меня возили туда-сюда, он вернулся... А эти рюкзак вытряхивают - оттуда вымыпаются брюки, носки, трусы, майка, рубашка, потом паспорт, портмоне, в нем 53 рубля российские, карточки какие-то и всякие бумажки. Я говорю: "А кто там такой? Вы же паспорт вытряхнули, так покажите мне". Они читают мне: "Попов Дмитрий". Отчество не помню. Из Северодвинска Архангельской области"” Они это все сфотографировали, описали, в коробочку сложили, я расписалась, они сели и поехали", - рассказала Тамара Федоровна.

На следующий день Тамара Федоровна, все же, написала заявление по поводу повреждений. Следователи приезжали снова к ней домой, взяли образцы крови с пола и анализ у Тамары Федоровны. Потом ее отправили к судмедэксперту, чтобы та дала заключение о тяжести травмы.

"У меня же из больницы была справка, что у меня перелома нет. А там женщина-эксперт говорит: "Я как женщина и как человек советую вам пойти в поликлинику и сделать контрольный снимок. Вижу по вашим рукам, что у вас будет перелом, или в лучшем случае тяжелый разрыв связок”. В пятницу было уже поздно, так я в понедельник поехала в поликлинику и мне сделали снимок. И доктор сказал, что у меня двойной перелом, наложили гипс», - говорит женщина.

Тамара Федоровна говорит, что ей даже трудно сравнить с чем-то происходившее в ее квартире ночью на 4 июня. «То ли тридцать седьмой год, то ли какие-то фашисты в дом ворвались. Или же у них самих родителей нет? Детей нет? Я не представляю, как так можно!",- возмущается Тамара.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...